СССР в послевоенные годы. Новый тур репрессий

По окончании войны сталинская диктатура столкнулась с серьезны­ми опасностями. Война привела на Запад миллионы советских граждан: военнослужащих, военнопленных, угнанных на работы в Германию мир­ных жителей. Знакомство такого множества людей с образцами зажиточ­ной капиталистической жизни подрывало главный постулат советской идеологии — о преимуществах социализма.

Кроме того, альянс с демократическими странами возбуждал наде­жды, что и в СССР произойдут какие-то послабления.

Наконец, эти чувства налагались на возникшее после войны у со­ветских граждан ощущение победителей, входящее в противоречие с деспотической природой режима. (Так было и по завершении наполео­новских войн.)

Для того чтобы сохранить социализм, чтобы противостоять Соеди­ненным Штатам — богатейшей державе мира, Сталину и его команде необходимо было воссоздать атмосферу страха, изолировать советский народ «железным занавесом» от остального человечества. Репрессии 1917-1941 гг. шли во имя коммунистических завоеваний. Патриотиче­ский подъем военных лет побудил руководителей страны внести в государ­ственную идеологическую доктрину националистические тона. В 1944 г. гимн коммунистов «Интернационал» был заменен новым государствен­ным гимном, начинающимся со слов: «Союз нерушимый республик сво­бодных сплотила навеки Великая Русь». (Музыку написал А. В. Александ­ров, текст — С. В. Михалков и Г. А. Эль-Регистан.) На банкете в Кремле в честь военного командования 24 мая 1945 г. Сталин, под аплодисменты собравшихся, назвал русский народ — не пролетариат, как того требовало марксистское учение, — «руководящей силой Советского Союза». Россия была провозглашена родиной чуть ли не всех изобретений и открытий. С 1946 г., с началом «холодной войны», в СССР развернулась борьба с «низкопоклонством перед Западом».

Достижения западной научной мысли объявлялись ложными. «Лже­теорией» была окрещена кибернетика, подвергнута критике квантовая физика, теория относительности названа «реакционным эйнштейнианством». Физиков ждал разгром. Их спасла бомба: они были нужны для создания ядерного оружия.

В биологах столь острой нужды не было. Сессия Академии сельско­хозяйственных наук (ВАСХНИЛ) в июле-августе 1948 г. завершилась раз­громом генетики и торжеством ее противника Трофима Лысенко. Она была заклеймена как «реакционно-идеалистическая схоластика», гене­тические исследования были закрыты, генетики уволены с работы, а то и арестованы. Лишь пройдя обряд покаяния, они могли рассчитывать на работу в биологических учреждениях.

Победа Т. Д. Лысенко была связана не только с его обещаниями до­биться в кратчайший срок небывалых урожаев своей «ветвистой пшени­цы», что оказалось блефом. Дело скорей заключалось в идеологии. Суще­ствование единицы наследственности — гена, влияющего на качества человека, означало, что не всё в нем подвластно партии и государству. С этим было трудно смириться советским руководителям, претендовав­шим на абсолютную власть и воспитывавшим человека нового общества.

Следовало пресечь вольные настроения и в кругу деятелей литера­туры и искусства. Идеологической чисткой в данной области, старатель­но исполняя указания вождя, руководил его фактический заместитель по партии, член Политбюро, секретарь ЦК А. А. Жданов. Первыми жерт­вами этой кампании стали писатель-сатирик М. М, Зощенко и поэтесса

А.А. Ахматова. В постановлении ЦК «О журналах „Звезда» и „Ленин­град»» от 14 августа 1946 г. Зощенко был обвинен в «уродливо-карика­турном», «клеветническом» изображении советских порядков, Ахматова,так и оставшаяся чуждой, при ее всемирной славе, социалистическомустрою, — в «пессимизме» и «декадентстве». Как «фальшивые и ошибоч­ные» были осуждены в очередном партийном постановлении фильмы

В.И. Пудовкина «Адмирал Нахимов» и вторая серия фильма С. М. Эйзен­штейна «Иван Грозный». Эйзенштейна упрекнули в том, что он показалэтого величайшего, по мнению Сталина, русского государя «безвольнымГамлетом», а «прогрессивное войско опричников… в виде шайки дегене­ратов, наподобие американского Ку-Клус-Клана». Головомойке подверг­лись выдающиеся композиторы С. С. Прокофьев, Д. Д. Шостакович, А. И. Ха­чатурян, Н. Я. Мясковский. Постановление Политбюро ЦК от 10 февраля1948 г. «Об опере „Великая дружба» В. И. Мурадели» обвинило их в форма­лизме, антинародности, попрании традиций классической музыки.

Культ Сталина в послевоенное время достигает апогея. Его «воен­ный гений» был объявлен чуть ли не важнейшей причиной побед Крас­ной Армии; в июне 1945 г. ему присваивается звание «генералиссимус»; о его просчетах 1941-1942 гг. не упоминалось. Жуков, чья популярность соперничала с авторитетом самого вождя, как раз по этой причине в ию­не 1946 г. был отправлен в почетную ссылку — командовать Одесским военным округом. Репрессировано было командование Военно-морско­го флота, Военно-воздушных сил, руководство Министерства авиацион­ной промышленности, Главного артиллерийского управления Министер­ства обороны — так вождь ставил на место армию, чей престиж неверо­ятно вырос благодаря победе в войне.

Только Сталину принадлежало право толкования марксизма. Под­чинение церкви государству, свершившееся в России при Петре I, пре­вратилось в Советском Союзе во власть вождя над идеологией.

Для демонстрации своих духовных полномочий, для придания должного направления научной мысли Сталин организовал ряд дискус­сий, в том числе по языкознанию (1950) и политэкономии (1952). Прохо­дили они по образцу распространенных в 20-х годах диспутов, но с той разницей, что теперь появился верховный судия — Сталин, выступавший с завершающим словом. Тем, кто оказывались его оппонентами, прихо­дилось каяться в своих ошибках. Вмешательство Сталина всегда было неожиданным, трудно было предугадать, чью сторону он займет.

В дискуссии по языкознанию Сталин подверг критике «новое уче­ние о языке» академика Н. Я. Марра (1865-1934), утверждавшего, что язык носит классовый характер, что все языки имеют четыре общих эле­мента — сал, бер, йон, рош — и при коммунизме сольются в один. Ранее эта теория провозглашалась «марксизмом в языкознании», ссылки на нее носили ритуальный характер, ее противников сажали в лагеря и тюрьмы. И вдруг «корифей всех наук» в опубликованных в «Правде» статьях обвинил Марра в «идеализме», назвал его «упростителем и вуль­гаризатором марксизма». «Марристам» пришлось спешно менять свои взгляды.

В высочайших же сферах, в образованной Сталиным полуофициаль­ной комиссии семи высших руководителей — «семерке» — не прекраща­лась борьба за положение наследного принца, которую поощрял сам Ста­лин, действуя в соответствии с правилом «разделяй и властвуй». Сопер­ничество шло с переменным успехом, но смерть Андрея Жданова в авгу­сте 1948 г. дала решающий перевес его противнику Георгию Маленкову (1902-1988) — члену Политбюро, секретарю ЦК и заместителю председа­теля Совета министров (в 1946 г, наркоматы были переименованы в ми­нистерства). По проходившему в 1949-1950 гг. «ленинградскому делу» были расстреляны десятки деятелей всесоюзного ранга, как и Жданов, выходцев из Ленинграда. Среди них были член Политбюро, первый за­меститель председателя Совета министров СССР, председатель Госплана СССР Н. А. Вознесенский, секретарь ЦК ВКП(б) А, А. Кузнецов, председа­тель Совета министров РСФСР М. И. Родионов. Репрессировано было всё ленинградское руководство, тысячи человек — родственников и сослу­живцев обвиняемых — были отправлены в ссылку, лагеря, тюрьмы.

Как и в 30-е годы, террор не был уделом избранных. За малейшую провинность, неосторожное слово и по ничтожному подозрению арестован мог быть каждый. Сократившаяся во время войны численность заклю­ченных ГУЛАГа вновь возрастает и достигает рекордной величины — 2,5 миллиона человек. В значительной мере этот рост объяснялся и борь­бой с уголовной преступностью, резко увеличившейся, как обычно быва­ет, после войны. Еще 150 тысяч пребывало в тюрьмах, 2,8 миллиона — в спецпоселениях и ссылке. Половина лагерного населения приходилась на осужденных по указам от 4 июня 1947 г. об уголовной ответственно­сти за хищение государственной или общественной собственности либо кражу личного имущества. Смертность в лагерях, однако, снизилась: вла­сти берегли заключенных как рабочую силу, используя ее для восстанов­ления страны, на строительстве заводов, прокладке железных дорог, ка­налов, разработке месторождений.

Свойственная Сталину подозрительность к концу жизни преврати­лась в манию преследования. Хрущеву и Микояну он однажды он сказал, что «сам себе не верит». Вождь велел арестовать начальника своей охраны Н. С. Власика, уволил своего бессменного секретаря А. Н. Поскребышева. Тучи сгустились над Берией — в Грузии были арестованы десятки его высокопоставленных земляков-мингрелов. Попал в опалу В. М. Молотов, один из немногих искренне преданных Сталину людей. После XIX съезда (состоявшегося в октябре 1952 г. и переименовавшего ВКП(б) в КПСС — Коммунистическую партию Советского Союза) Молотов и Микоян не вошли в состав Бюро Президиума ЦК — высшего партийного органа, соз­данного Сталиным, хотя не предусмотренного уставом.

В начале 1953 г. послевоенная кампания террора достигает кульми­нации. 13 января газеты опубликовали сообщение ТАСС (Телеграфного агентства Советского Союза) об аресте девяти высокопоставленных вра­чей, в большинстве евреев. (Антисемитские репрессии, под флагом борьбы с «безродным космополитизмом», шли в СССР с 1948 г.) Среди аресто­ванных был и личный врач Сталина академик В. Н. Виноградов, попла­тившийся за то, что посоветовал вождю, уже старому и больному челове­ку, уйти на покой. Врачи обвинялись в том, что, действуя по заданиям американской и английской разведок, неправильным лечением «умерт­вили» Жданова и готовились подобным образом убить маршалов Конева, Василевского и др. Разоблачи гельницей «вредителей» была объявлена заведующая кабинетом электрокардиографии Кремлевской больницы Лидия Тимашук. Такой чести она удостоилась благодаря тому, что за три дня до смерти Жданова установила по кардиограмме у него инфаркт, пропущенный лечащими врачами. Заявление Л. Ф. Тимашук об этом ди­агнозе принесли Сталину. Тот наложил резолюцию: «В архив», но, затеяв дело врачей, дал ход записке Тимашук, Врачи, лечившие Жданова, под­верглись аресту и пыткам; Тимашук получила орден Ленина,

Выдвинутым обвинениям многие поверили, люди отказывались ле­читься у врачей-евреев. По стране прокатились митинги, зачастую стихий­ные, требовавшие смертной казни для «врачей-убийц». Ждали депортации евреев, и неудивительно: выселяли же другие народы в 24 часа.

Эту вакханалию прервал инсульт, случившийся у Сталина на его даче в Кунцево в ночь на воскресенье 1 марта. Вождь вел ночной образ жизни (к каковому был вынужден приспосабливаться весь государственный аппарат). Часто он устраивал на даче поздние обеды для приближенных, продолжавшиеся до рассвета. 28 февраля на таком обеде была четверка самых влиятельных лиц: Г. М. Маленков, Л. П. Берия, Н. А. Булганин (замес­титель председателя Совета министров СССР), Н. С. Хрущев (секретарь ЦК, первый секретарь московского городского и областного комитетов партии; 1894-1971). Посреди ночи гости разъехались. Сталин отправился спать.

Обычно он вызывал прислугу в 11 утра. На этот раз вызова не по­следовало. Только в 22.30 охранники решились войти к Сталину и увиде­ли его лежащим на полу. Уложив парализованного, потерявшего речь вождя на диван, они бросились звонить руководству. Поздно ночью на дачу прибыли Хрущев и Булганин, затем Берия и Маленков. Надолго они не задержались. Берия сказал, что «Хозяин» (так между собой именовали Сталина его приближенные) «преспокойно спит» и что нечего поднимать панику. Лишь в 9 утра 2 марта к Сталину приехали врачи. С оказанием помощи безумному вождю соратники не спешили. 5 марта 1953 г. он скончался.

Сталин был одним из самых кровавых в русской истории тиранов. Но под его началом страна выиграла тяжелейшую войну, стоя на волосок от гибели. Потому в народном сознании он оставил раздвоенный след. И при жизни одни его ненавидели, другие боготворили. Смерть Сталина у множества людей вызвала чувство глубочайшего горя, тревоги за буду­щее державы. Проститься с ним пришли сотни тысяч, если не миллионы людей. В чудовищной давке 9 марта сотни погибли. Похороны вождя превратились во «вторую Ходынку».

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов