Укрепление Российского государства в послевоенное время. Присоединение Сибири

Деулинское соглашение предусматривало и обмен пленными. В 1619 г. воевода Шеин, Филарет Романов и другие послы возвратились в Россию. Возведенный в сан патриарха, Филарет стал соправителем своего сына. Обоим «великим государям» вместе адресовались грамоты, представля­лись послы, делались доклады. Фактически бразды правления держал в своих руках умный и решительный Филарет.

Важнейшей заботой Филарета и Михаила было возвращение утра­ченных Россией земель. Для этого требовались преобразования в ратном деле. Поместная система ослабила военную мощь Российского государства. Дворяне из воинов превратились в земледельцев. Место профессиональ­ной армии, каковой являлась дружина, заняло дворянское ополчение. Помещики не проходили постоянной боевой подготовки, не умели тол­ком стрелять и биться в строю, были плохо вооружены и экипированы. Исчез прежний боевой дух. «Дай Бог, — говорили дворяне, — великому государю служить, а саблю из ножен не вынимать». Всеми силами они старались избежать военной службы и при каждом удобном случае, не­смотря на грозящие кары, бежали домой.

В попытке исправить положение власги с 1630 г. стали формировать полки «нового (иноземного) строя»: солдатские (пехотные), рейтарские (кавалерийские), драгунские (сражавшиеся в пешем и конном строю). Командовали ими и обучали их наемные иностранные офицеры. К концу века эти полки составляли более половины русского войска. Но они со­храняли черты ополчения: в мирное время часть воинов расходилась по домам, остальных отпускали на осень и зиму.

В 1632 г. умер Сигизмунд. Польша вступила в полосу «бескоролевья». Россия решила воспользоваться ситуацией. Войско под командованием Михаила Шеина блокировало Смоленск. Поляки защищали город с таким же упорством, как и русские под началом Шеина 21 год назад. А затем роли переменились. Подоспевший к Смоленску новый король Владислав осадил поредевшее русское войско. Не получая подкреплений, Шеин держался до февраля 1634 г. Голод и цинга заставили его капитулировать. Сложив знамена перед Владиславом, сдав полякам все пушки, выдав пе­ребежчиков, русская рать покинула свой лагерь. Однако свою жизнь Шеин не спас: в Москве героя Смутного времени обвинили в государственной измене и отрубили голову.

Но много дальше Владислав не продвинулся. 4 июня 1634 г. на реке Псшяновке неподалеку от Вязьмы русские и поляки заключили «вечный мир». Речь Посполитая вернула России город Серпейск с уездом. Россия согласились со всеми другими установленными Деулинским перемирием границами и уплатила Польше контрибуцию в двадцать тысяч рублей. Владислав признал Михаила «царем и братом», отказавшись тем самым от претензий на русский трон. Поляки отдали русским гробы с телами Василия и Дмитрия Шуйских. Останки покойного царя захоронили в Ар­хангельском соборе.

Опасность татарских набегов побуждала укреплять южные рубежи. В 1635 г. началось строительство Белгородской засечной черты. К 1658 г. она протянулась, с изгибами, на 800 километров, от реки Ворсклы до Тамбова, через все «Дикое поле» — огромную, малозаселенную лесостеп­ную зону, разделявшую Крым и Московию. Эта линия включала крепости, остроги, частоколы, земляные валы, засеки (преграды из поваленных крест-накрест в сторону противника деревьев с заостренными стволами и сучьями), естественные препятствия (овраги, леса, холмы, реки, болота). Важным элементом обороны служили и донские казаки. Царь взял их на содержание. Из Москвы им доставляли деньги, оружие, продовольствие. В 1637 г. они захватили турецкую крепость Азов и попросили царя при­нять его под свою руку. Но к войне с Османской империей Россия не была готова. Казакам было выслано жалованье — две тысячи рублей, вино, сук­но, продовольствие — и велено Азов покинуть. В мае 1642 г. они оставили город, уничтожив то, что уцелело после турецких артобстрелов.

Для завоевания южных и западных земель Россия не имела возмож­ностей. Но это создало предпосылки для ее грандиозного движения на восток. В 1620-1650-е годы русские заняли поч ти всю Сибирь, легко сломив сопротивление малочисленных местных племен. Экспедиции П. И. Бе­кетова, К. А. Иванова, И. Ю. Москвитина, В. Д. Пояркова, М, В, Стадухина, С.И.Дежнева, Е.П.Хабарова достигли Байкала, Амура, Колымы, вышли к Тихому и Северному Ледовитому океанам, завершив эпоху великих гео­графических открытий. Территория России выросла вдвое, она завладела огромной областью с неисчерпаемыми природными ресурсами. В Сибири русские строили города, распахивали земли, ставили заводы, добывали руды и меха. Пушниной платили подати (ясак) и туземцы. Сибирские меха стали ценнейшим источником пополнения государственной казны, одним из важнейших экспортньсх товаров, превратились в нечто вроде резервной валюты и род награды. Царь жаловал соболя и ими расплачивался.

Власти поощряли вольных, «гулящих» людей переселяться в Сибирь. Переселенцы получали земли, деньги на подъем, освобождение от пода­тей на несколько лет. Затем они должны были отдавать государю, как правило, десятую долю урожая. Необходимость освоения Сибири и суро­вый климат этой земли сделал ее на долгие века и местом ссылки — туда отправляли бунтовщиков, уголовных преступников, опальных вельмож. Такое наказание ожидало и крестьян, повторно сбежавших от помещи­ков. Срок сыска беглых крестьян при этом увеличился до 10, увезенных — до 15 лет. Однако Сибирь по-прежнему была заселена очень редко. Чис­ленность ее жителей к концу XVII века не превышала двухсот тысяч.

К 1630-м годам Россия преодолела разруху и восстановила хозяйст­во. Неурожай, постигший Западную Европу, сделал Россию крупнейшим экспортером зерна. Иноземцы не только торговали с Россией, но и вкла­дывали в нее свой капитал. Пионером в этом деле в послевоенную эпоху стал голландский купец А. Виниус, позднее принявший русское поддан­ство. В 1632 г. он получил жалованную грамоту на строительство железо­делательного завода под Тулой.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов