Смутное время. Лжедмитрий 2

Пока Болотников сидел в Туле, его литовские друзья, сподвижники покойного Отрепьева, сыскали, наконец, нужного самозванца, какого-то бедняка. Самозванец объявил себя царем Дмитрием. В историю он вошел под именем Лжедмитрия II. (По Руси тогда бродили десятки самозван­цев: Иван-Август — якобы сын Ивана Грозного, Лаврентий — будто его внук, мифические сыновья Федора Ивановича и т. д.)

Набрав три тысячи казаков, шляхтичей, крестьян, холопов, Лже­дмитрий II в сентябре 1607 г. выступил в поход. Народ встречал его с вос­торгом, как законного государя. В мае близ Волхова мятежники разбили 30-тысячную московскую рать под командованием Дмитрия Шуйского, младшего брата царя. Почти беспрепятственно они дошли до Москвы и стали лагерем в Тушино. Царское войско заняло оборону на Ходынке. 25 июня мятежники пошли на штурм. Битва завершилась вничью: армии остались на исходных рубежах.

Василий Шуйский попытался лишить самозванца польской под­держки. 25 июля в Москве представители царя и королевские послы за­ключили перемирие. Стороны согласились отпустить пленных. Король обещал отозвать из тушинского лагеря всех поляков, Юрий Мнишек обя­зывался не признавать Лжедмитрия II своим зятем, Марина — не назы­ваться московской государыней.

Исполнить этот договор Сигизмунд не смог. Польша, как и Россия, была охвачена гражданской войной. Верх брал король. Бунтовщики иска­ли спасения в России. Поляки не покинули самозванца. Наоборот, отряды из Речи Посполитой стали приходить к нему один за другим.

Русские же в соответствии с договором отпустили Мнишеков. При­знание со стороны Марины было чрезвычайно важно для самозванца. Лжедмитрий II велел ее перехватить. У польской границы тушинцы от­били Мнишеков у сопровождавшего их московского отряда.

Самозванец дал письменное обещание выделить Мнишеку триста тысяч рублей по воцарении в Москве, отдать ему во владение Северскую землю, и тот согласился сыграть свою роль. А его дочь очень хотела стать русской царицей. В начале сентября Марина прибыла в Тушино и на гла­зах тысяч зрителей безупречно исполнила партию верной жены, встре­тившей любимого мужа после долгой разлуки. Спектакль имел феноме­нальный успех. Одни города сами присягнули самозванцу, другие были взяты его отрядами. Неудача постигла захватчиков только у стен Троиц­кого монастыря.

Осенью 1608 г. в России установилось двоевластие. Тушино, являв­шее собой огромный табор, превратилось во вторую столицу с парал­лельными московским, как в опричнину, органами управления. Здесь действовали свои приказы, своя Боярская дума, свой патриарх, которым стал Филарет Романов, доставленный из Ростова. (Сам он считал себя пленником.) Столицы взаимодействовали как сообщающиеся сосуды. Бояре, купцы, чиновники то и дело перебегали из Москвы в Тушино и из Тушина в Москву, утром целовали крест Шуйскому, вечером Лжедмит­рию и получали жалованье от обоих. Часть семьи служила одному госу­дарю, часть — другому, и в этом были резоны: кто бы ни победил, у про­игравших оказывались заступники.

Однако проникновение тушинцев на домовитый и относительно благополучный север переменило настроения местных жителей. Поляки разоряли их беспрестанными поборами, а казаки вели себя хуже оприч­ников, грабя, насилуя, убивая, предавая огню и мечу всё, что не могли унести. Север восстал против самозванца; Галич, Кострома, Белоозеро, Городец, Кашин, Владимир, Ярославль свергли его наместников, нижего­родцы разбили подступившие тушинские отряды.

Похожие страницы