Смутное время. Голод. Воцарение и гибель Лжедмитрия 1. Вступление на трон Василия Шуйского

Беда подкралась к Борису с неожиданной стороны. Сюрприз пре­поднесла природа. В 1601 и 1602 гг. долгие дожди и ранние морозы погу­били урожай. В 1603-м сеять было нечем. Начался страшный, невидан­ный на Руси голод.

Годунов делал, что мог — обязал землевладельцев сдавать хлеб госу­дарству по твердым ценам, распорядился продавать казенный хлеб по половинной цене, велел раздавать милостыню, старался дать людям ра­боту, организовал, например, строительство водовода к Кремлю от Моск­вы-реки, отменил заповедные лета, разрешил, хотя со значительными ограничениями, крестьянский выход в Юрьев день — все было напрасно. Погибли десятки, если не сотни тысяч людей.

В 1604 г. урожай был хорошим, и голод прекратился. В наследство он оставил гражданскую войну.

Кризисные времена благоприятны для авантюристов. В 1602 г, в Ре­чи Поспалитой объявился молодой человек, назвавшийся царевичем Дмитрием. Юноша утверждал, что от рук подосланных Годуновым убийц его спас воспитатель, чьего имени он предпочел не раскрывать. Прове­дав о планах устранения царевича, этот верный слуга будто бы подменил его другим ребенком, который и был зарезан.

Московские власти быстро установили личность самозванца. Это был дворянин Юрий Отрепьев. Свою карьеру он начал на службе у бояр Романовых, затем перешел к их родственнику, князю Борису Черкасско­му. Когда Романовых и Черкасского арестовали, Юрий постригся в мона­хи и принял имя Григорий. Год провел он в московском Чудовом мона­стыре, затем бежал, добрался до Литвы, где сбросил рясу.

Поиски покровителя привели Отрепьева к сенатору Юрию Мнише- ку. Здесь на него обратил внимание папский нунций (посол) К. Рангони, устроивший ему аудиенцию у короля Сигизмунда III, Свидание было успешным. Сигизмунд пообещал помочь Лжедмитрию добыть москов­ский престол. Самозванец же сулил все, что угодно. Отрепьев тайно при­нял католичество, обязался обратить Русь в католическую веру, клялся содействовать Сигизмунду в овладении шведской короной, отдать ему шесть городов Чернигово-Северской и половину Смоленской земли, а в перспективе — способствовать объединению Руси с Польшей. Другую часть Черниговщины и Смоленщины Лжедмитрий отдавал в наследст­венное владение Юрию Мнишеку, чья дочь Марина стала невестой само­званца. Сама Марина получала в качестве удела Новгород и Псков.

Честолюбивые замыслы Сигизмунда встретили противодействие в правящих кругах Речи Поспсшитой. Поддержку Отрепьеву король был вынужден держать в секрете. Мнишек получил немного денег и навербо­вал полторы тысячи нищих шляхтичей (дворян), готовых воевать за лю­бого, лишь бы платили. К самозванцу прибыли и две тысячи донских казаков. С таким войском Лжедмитрий в октябре 1604 г. вступил в Чер­ниговскую землю.

С этого момента и до конца XVIII века самозванчество становится характерной чертой крупных народных движений. Выдавая себя за под­линных государей или их представителей, повстанческие вожди пыта­лись придать законность своим действиям.

Слух о «чудесном спасении» царевича Дмитрия распространился по стране. Неожиданное прекращение единственной за всю историю Руси правящей династии послужило для него питательной почвой. Со знани­ем дела был выбран и район вторжения: Северская Украина предсгавля ла собой пороховой погреб Московского государства. Ее населял вольный и воинственный народ. Сюда бежали крестьяне, не желавшие терпеть крепостной гнет, сюда ссылали преступников, в том числе приговорен­ных к смерти. В голодные годы в эти плодородные области ушло множе­ство людей с севера. Заинтересованное в колонизации окраинных терри­торий правительство мирилось со здешними вольностями. Местных жи­телей власти записывали в «казачество» — самоуправляющееся воинское сословие. Казакам («удальцам», «вольным людям», в переводе с тюркско­го) поручалась оборона юго-восточных рубежей.

Несчастья, обрушившиеся на Русскую землю, безнадежно подорвали авторитет Бориса. Южные города — Чернигов, Путивль, Курск, Кромы — сдавались самозванцу один за другим. В январе 1605 г. в битве у села До- брыничи царские воеводы нанесли поражение войску Лжедмитрия. Но мятеж только перекинулся в соседние уезды. Сторону самозванца взяли Воронеж и Белгород.

13 апреля внезапно скончался Борис Годунов. И тут обнаружился вто­рой, помимо голода, важнейший источник Смуты: династический кризис. Убив старшего сына, Грозный обрек на скорое вырождение свое потомство. Новая династия не успела укрепиться на троне. Политика Бориса восстано­вила против него боярство. 16-летний Федор Борисович, унаследовавший трон, остался без необходимой социальной опоры. Служить молодому царю мало кто хотел. Русская армия перешла на сторону самозванца. В Москве разразился бунт, Федор с матерью были убиты. 20 июня Лжедмитрий под звон колоколов, приветствия духовенства, бояр, простонародья вступил в Москву и спустя месяц венчался на царство.

Иван Грозный в эпоху опричнины, Борис Годунов в конце своего царствования держали страну в повиновении с помощью страха. Лже­дмитрий полагал, что достигнет большего с помощью милосердия. Са­мозванец вернул всех наказанных Борисом бояр, в том числе Романо­вых, добился возведения Филарета в сан ростовского митрополита, отдал государственные долги, удвоил жалованье служилым людям (опустошив, впрочем, при этом казну), дал льготы православной церкви, отменил все стеснявшие торговлю ограничения, все препятствия к переездам внутри страны, к въезду в Россию и выезду из нее. Новый царь распорядился не возвращать помещикам тех крестьян, которые бежали от них в голод­ные годы, велел отпускать холопов на свободу по смерти их господина. Каждый день Лжедмитрий заседал в Боярской думе, которую, по поль­скому примеру, переименовал в Сенат. К удивлению бояр, 26-летний царь быстро вникал в суть обсуждаемых вопросов. Дважды в неделю, по средам и субботам, он собственноручно он принимал и разбирал челобитные.

Игнорируя традиции русского придворного этикета, Отрепьев за­просто держал себя с народом: ходил по городу, заглядывал в лавки и мастерские, говорил с ремесленниками, испытывал пушки, участвовал в военных учениях. За обедом у самозванца играла музыка, чего не води­лось ранее при русском дворе. Прекратилось преследование скоморохов, игрв карты и шахматы. Бояр Лжедмитрий убеждал читать, путешество­вать, посылать детей учиться в Европу,

Выполнять обещания, данные Речи Посполитой, Отрепьев и не по­думал. Никаких земель он ей не отдал, для распространения католичест­ва в России ничего не сделал. При всем том человеком он остался очень наивным. Своим личным интересам Отрепьев придавал государственное значение. Свадьбу с Мариной он превратил в основную цель московской политики. Искренне влюбленный в свою невесту, Лжедмитрий торопил Мнишека поскорее привезти ее в Москву. Старый сенатор медлил, выма­нивая у царя деньги. Причиной заминки была и всем известная связь самозванца с Ксенией Годуновой — дочерью Бориса. Тут самозванец по­шел проторенной дорожкой: Ксению насильно постригли в монахини.

2 мая 1606 г. с многочисленной вооруженной свитой Марина при­была в Москву. 8 мая она была коронована и обвенчана с Лжедмитрием, День за днем пошли пиры и потехи.

Размещенные по домам столичных жителей иноземцы вели себя как хозяева: пьянствовали, скакали по улицам, палили в воздух, приста­вали к женщинам, кричали, что дали Москве царя. Народ не долго терпел такую бесцеремонность. 17 мая в Москве произошло восстание, возглав­ленное боярами Шуйскими. Непрошенные гости были перебиты, Лже­дмитрий убит, Марина, ее отец и родственники сосланы в Ярославль.

19 мая собранная на Красной площади толпа «выкрикнула» царем 54-летнего Василия Шуйского. 1 июня он венчался на царство. Впервые на Руси царь пошел на ограничение своих полномочий: Шуйский по­клялся не предавать людей смертной казни без совместного суда с бонрами, не отбирать имущество у семьи и братьев осужденного, не слушать доносов.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов