Северная война. Восстание под предводительством Кондратия Булавина. Прутский поход. Персидский поход

Договоры между Россией, Саксонией, Данией, заключенные в сен­тябре 1699 — апреле 1700 г, оформили образование антишведской коа­лиции — Северного союза, В 1704 г. к нему присоединилась Речь Пос­политая. Петр обязался вступить в войну сразу по заключении мира с Османской империей. Перемирие с ней, сроком на 30 лет, было подпи­сано в июле 1700 г. Россия удерживала Азов, освобождалась — не только фактически, но и юридически — от унизительной обязанности платить дань Крыму.

19 августа царь объявил войну Швеции. 30-тысячная русская армия осадила Нарву, но была разгромлена подоспевшим 8-тысячным швед­ским войском, которым командовал 18-летний король Карл XII. Сочтя, что Россию можно не принимать в расчет, Карл повернул на запад, гро­мить Саксонию и Речь Посполитую. (Данию он уже успел принудить к миру.) Однако Петр, как и после первого Азовского похода, выказал ред­кое умение держать удар и извлекать уроки из неудач. Поражения под Азовом и Нарвой привели к целой серии радикальных реформ, в конеч­ном счете сделавших Россию великой державой. С этого момента начи­нает действовать та закономерность, которая пронизывает всю историю России XVIII-XX веков: поражения ведут к переменам, победы закреп­ляют существующий строй.

Полученную передышку Петр использовал сполна. Не зная устало­сти, он принялся готовиться к реваншу. Дворянское ополчение было преобразовано в регулярные драгунские полки. Были построены метал­лургические и оружейные заводы, мануфактуры по производству пороха и обмундирования. Под Нарвой русское войско лишилось 160 орудий — почти всей артиллерии. Эти потери были восполнены менее чем за год. Поскольку металла для литья пушек не хватало, царь велел снимать ко­локола с церквей. Было освоено производство самых современных крем­невых ружей. Усилия царя быстро принесли плоды,

29 декабря 1701 г. десятитысячная рать Бориса Шереметева разбила под Эрестфером, близ Дерпта, трехтысячный шведский отряд. Это была первая победа русских в Северной войне. В Москве на радостях служили молебны, звонили в колокола, палили из пушек. Петр возвел Б. П. Шере­метева в фельдмаршалы и пожаловал ему орден Святого апостола Анд­рея Первозванного — учрежденный в 1699 г. первый и наивысший орден России.

Летом 1702 г. Шереметев захватил крепости Мынисте и Мариенбург. В плен были угнаны тысячи человек, и воинов, и мирных жителей. Са­мый ценный трофей полководец забрал себе — восемнадцати летнюю красавицу Марту. Затем она перешла к закадычному другу царя Алек­сандру Меншикову. В его доме с ней в 1703 г. познакомился Петр. Марта полностью завладела сердцем царя. Спустя несколько лет Петр с ней об­венчался, она приняла православие и имя Екатерина.

Женитьба на простолюдинке — поступок для монарха редкий. В ис­тории династий Рюриковичей и Романовых он не имел прецедента. Но не только любовь подвигла Петра на такой шаг. В этом сказалось и свой­ственное ему презрение к традициям, нежелание считаться с мешающи­ми ему правилами.

Постепенно русские овладели Невой во всем ее течении. Понимая, что шведы не смирятся с такой потерей, Петр 16 мая 1703 г. заложил на Заячьем острове возле ее устья Петропавловскую крепость. Рядом стал расти город — Санкт-Петербург. Название было символическим — святой Петр, по христианскому поверью, владел ключами от рая. Свою будущую столицу, раскинувшуюся на сумрачных, продуваемых ветрами островах и болотах, царь так и называл: «Парадиз» (по латыни — рай). Генерал- губернатором его был назначен А. Д. Меншиков.

13 июля 1704 г, русские взяли Дерпт. 9 августа капитулировала Нар­ва, с которой так несчастливо для России началась Северная война. Через неделю пал расположенный рядом Ивангород.

Военные успехи оплачивались кровью и потом народа. Росли госу­дарственные повинности. Появились налоги на бани, ульи, конюшни, рыбные ловли, постоялые дворы, дубовые гробы. Крестьяне и горожане должны были нести подводную повинность — доставлять на фронт рек­рутов, оружие, продовольствие. Чрезвычайно обременительной была постойная повинность — обязанность размещать воинов в своих домах. То и дело проводились рекрутские наборы и трудовые мобилизации. Лю­дей десятками тысяч сгоняли рыть каналы, мастерить корабли, строить крепости, возводить Петербург.

Шла молва, что Петр — Антихрист. Говорили и о том, что немцы по­губили его у себя, а на Русь прислали своего человека, чтобы «обасурма­нить православных». В центре, однако, царь спокойствие обеспечил. Стрельцы были усмирены, Софья заточена в монастьгрь, церковь обез­главлена, Патриарх Адриан в 1700 г. умер, выборы его преемника не про­водились. Подавление консервативной оппозиции, совершенное Петром в начале своего правления, послужило залогом успеха его преобразова­ний. Но бунтовать стали окраины.

С 1705 по 1711 г. продолжались волнения в Башкирии. В 1705 г. мятеж произошел в Астрахани. В 1707 г, восстали донские казаки. Возросшие налоги и повинности, частые мобилизации привели к бегству на Дон тысяч крестьян. Для розыска беглых туда был направлен отряд генерал- майора Ю.В.Долгорукова. Тем самым нарушался старинный обычай: «с Дона выдачи нет». Но правительство и не собиралось больше мириться ни с бегством крепостных, ни с донскими вольностями. Создание про­фессиональной армии обесценило военное значение казачества. С за­воеванием Азова и заключением мирного договора с Турцией оно поте­ряло роль барьера против крымских татар.

Долгоруков и его команда не стеснялись в средствах: сжигали ста­ницы, били казаков кнутом, вырывали им губы и носы, вешали младен­цев. Возмущение не заставило себя ждать — ночью 9 октября казаки во главе с Кондратием Булавиным напали на экспедицию и почти всю ее истребили. Погиб и сам Долгоруков. Повстанцы заняли столицу Войска Донского — Черкасск, двинулись на Азов, Изюм, Саратов, Царицын и всюду были разбиты. Булавин погиб в перестрелке, последние очаги со­противления были подавлены в 1709 г. Мятежников вешали в городках, станицах, на дорогах, плотах, спускаемых по рекам.

Такая жестокость соответствовала духу времени и стилю петровско­го правления. Но она вызывалась и военной необходимостью. Булавин- ское восстание разразилось в тот момент, когда к границам страны при­близился безжалостный враг.

Одолев поляков и саксонцев, добившись низложения Августа, Карл XII повел свою армию к Москве. Находившиеся в Польше русские войска стали откатываться на восток. За собой они оставляли пустую землю: сжигали города и деревни, поля и луга, угоняли скот, уничтожали колод­цы, провиант и фураж. Территория России от Москвы до Смоленска пре­вращалась в военный лагерь. Вдоль всей польской границы сооружалась оборонительная полоса глубиной в 200 верст. Здесь рубились засеки, воз­водились валы. Укреплялись бастионы Москвы, Смоленска, Новгорода, Пскова, Киева, создавались запасы оружия и продовольствия, позволяю­щие выдержать долгую осаду.

В августе 1708 г. армия Карла XII форсировала Днепр и вступила в русские пределы. Но тактика выжженной земли дала результат: голод заставил шведов повернуть на юг. Лучше бы они поголодали еще пару недель. Карл лишил прикрытия корпус А. Левенгаупта, следовавший к нему из Риги с обозом в тысячи телег. Петр немедленно этим воспользо­вался подвернувшимся шансом. Во главе 12-тысячного летучего отряда — «корволанта» — он двинулся наперерез Левенгаупту. 28 сентября русские перехватили его у деревни Лесная. Двумя колоннами, одной из которых командовал Петр, а другой Меншиков, они атаковали неприятеля и загна­ли его в лес. Ночью Левенгаупт бежал с остатками корпуса, бросив обоз. 12 октября он привел к Карлу 6500 голодных и оборванных солдат.

Карлу ничего не оставалось, как отправиться еще южнее — к Украи­не. Король обратился к гетману Ивану Мазепе с просьбой о предоставле­нии зимних квартир. Измены гетманов, их переходы на сторону то одно­го, то другого покровителя со времен Богдана Хмельницкого были делом обычным. Однако на Мазепу у Петра имелись основания полагаться. Свой пост он занимал четверть века, участвовал во втором Азовском по­ходе, его казаки в составе русской армии воевали с крымцами и шведа­ми. Но, уверенный в победе короля, — а в этом никто не сомневался в Европе, — Мазепа при его приближении решил стать под шведские зна­мена. Гетман сообщил Карлу, что предоставляет в его распоряжение лучшие города, войско, фураж, провиант. 29 октября с двумя тысячами казаков он прибыл в шведский лагерь.

О бегстве Мазепы стало известно Меншикову. Тут же об этом он оповестил царя. И вновь Петр выказал умение мобилизовываться в кри­тическую минуту. Меншикову было поручено немедленно взять гетман­скую резиденцию — Батурин. В этом городе находились все те запасы, которые Мазепа обещал шведам.

Туда же устремился Карл. 1 ноября шведы прорвали русскую оборо­ну на Десне и вступили на украинскую землю. Но уже следующим днем Меншиков исполнил царский приказ. Демонстрируя, какая судьба ждет предателей, русские истребили и казаков, и мирных жителей, не щадя ни детей, ни женщин — всех, кто не успел уйти, а в довершение сожгли го­род, забрав пушки и символы гетманской власти (булавы, знамена, бун­чук — жезл с прикрепленным конским хвостом). В огне погибло всё уго­тованное шведам добро. Карл вновь остался ни с чем.

6 ноября в Глухове был избран новый гетман — И. И. Скоропадский. Мазепу торжественно отлучили от церкви. Изображавшую его куклу вздернули на виселицу.

Таков был первый залп развернувшейся на Украине пропагандист­ской войны, безоговорочно, несмотря на батуринскую резню, выигран­ной русскими. Используя, наряду с кнутом, пряник, царь объявил амни­стию тем, кто в течение месяца уйдет от Мазепы. Сразу его покинули сотни человек — и рядовых казаков, и старшин. Под страхом смертной казни Петр запретил чинить «обиды и разорение» местным жителям. Зато тактику выжженной земли взяли на вооружение шведы. До зер­нышка они очищали крестьянские закрома и сжигали деревни, чтобы ничего не досталось противнику. Карл и Мазепа обещали освобождение Украине — теперь его можно было видеть воочию. Началась партизан­ская война против шведов. Крестьяне устраивали засады, убивали фура­жиров, нападали на мелкие отряды. Почти никто не пошел за Мазепой. Экс-гетман оказался генералом без армии.

В апреле 1709 г. шведы осадили Полтаву. Против ожиданий, осада затянулась. Гарнизон во главе с комендантом А. С. Келиным упорно обо­ронялся. Близ города, на другом берегу реки Ворсклы сосредоточилась русская армия. На военном совете было решено дать Карлу генеральное сражение. 20 июня русские форсировали реку. Избрав тактику преднаме­ренной обороны, Петр расположил основные силы своей 42-тысячной армии в укрепленном лагере близ деревни Яковцы. С тыла, как в Кули­ковской битве, лагерь прикрывала река, с флангов — леса. Пройти к нему можно было только по широкой прогалине. По приказу Петра ее перего­родили десятью четырехугольными земляными укреплениями — реду­тами. Расположенные на расстоянии ружейного выстрела (300 метров) друг от друга, они должны были смягчить мощь шведского удара.

Карл выставил на поле боя 20 тысяч воинов. Верный своим принци­пам, он велел наступать. Однако сражение он провел на носилках. Обес­силенный от тяжелой раны, полученной в случайной стычке, которыми Карл никогда не пренебрегал, управлять боем он не мог. Командовать король поручил фельдмаршалу К. Реншильду.

Полтавская битва началась в три часа ночи 27 июня 1709 г. атакой шведов на редуты. К шести утра они вышли к русскому лагерю. Но атако­вать его сходу не удалось. Губительный огонь русской артиллерии рас­строил их ряды. Отвечать шведам было нечем. С собой они взяли только четыре пушки. Для остальных не было снарядов. Петр не зря называл битву при Лесной «матерью Полтавской баталии». Шведы отошли к Бу- дищенскому лесу.

И тут начался решающий этап сражения. Петр вывел почти все вой­ска из лагеря, демонстрируя, впервые за всю войну, готовность к откры­той схватке со шведским королем. Шведские военачальники не ожидали такой смелости от презираемого ими врага, но размышляли недолго. Приведя в порядок свои подразделения, шведы опять двинулись в атаку. Быстро преодолев простреливаемое артиллерией пространство, они об­рушились на русские войска. В девять утра закипел яростный рукопаш­ный бой. В самом центре русской позиции шведы прорвали фронт ба­тальона Новгородского полка. Но Петр лично повел в контратаку второй батальон новгородцев и восстановил положение. В это же время пехота Голицына и кавалерия Боура опрокинули левый фланг противника, а конница Меншикова обошла его правый фланг. Под неудержимым напо­ром русских шведы начали отступать по всему фронту. В минуты отход превратился в повальное бегство. Все было кончено за полчаса.

Русских погибло 1300, шведов — почти девять тысяч. Около трех ты­сяч шведов попало в плен. Среди них был и Реншильд. Карл и Мазепа бежали в турецкие владения, в молдавский город Бендеры. Мазепа вско­ре умер, Карл провел в этом городе более четырех лет.

В середине дня Петр дал обед для генералов и офицеров. Приглаше­ны были и пленные шведы. Перед сражением Карл обещал своим воена­чальникам обед в шатрах русского царя. Обещание сбылось — с той раз­ницей, что не шведы были хозяевами на этом пиру. Петр произнес тост за здоровье своих учителей в ратном деле. «Кто же эти учителя?» — спро­сил Реншильд. «Вы, господа шведы», — ответил царь. «Хорошо же учени­ки отблагодарили своих учителей!» — сказал шведский фельдмаршал.

И впрямь, русские показали себя способными учениками, а Петр — выдающимся реформатором, сумевшим создать регулярную армию. Под Полтавой шведам противостояли

Уж не расстроенные тучи Несчастных нарвских беглецов, А нить полков блестящих, стройных, Послушных, быстрых и спокойных И ряд незыблемых штыков.

Победа под Полтавой коренным образом изменила расстановку сил в Центральной Европе. Европейские государства, сбросившие было со счетов Россию, стали наперебой искать союза с нею. Август вновь занял польский трон. Царь устроил браки своего сына Алексея с дочерью гер­цога Вольфенбюттельского Шарлоттой, своей племянницы Анны, дочери покойного Ивана V, с курляндским герцогом Фридрихом Вильгельмом. Со времен Ивана III это были первые браки русских знатных особ с пред­ставителями европейских династий.

Петр предложил мир — при условии сохранения за Россией всех ее прибалтийских завоеваний — и столкнулся с отказом Карла. Русские двинулись в наступление, заняли Карельский перешеек, Лифляндию и Эстляндию. Пали Рига и Ревель, доселе недоступные русским войскам.

Зато обострилась ситуация на юге. Встревоженный усилением Рос­сии и подстрекаемый Карлом, султан объявил ей войну. Русская армия под командованием Шереметева двинулась из Прибалтики к берегам Дуная, Из Москвы, в сопровождении супруги, к войскам выехал Петр.

Царь рассчитывал, что при подходе русского войска поднимутся христианские народы Османской империи. Поводы для подобных на­дежд имелись. Военной помощи просили у Петра тайные сербские по­сланники. Поддержку ему обещали оказать господари Молдавии и Вала­хии. Освободить христиан от турецкого владычества мечтал еще Алексей Михайлович. Петр Алексеевич был первым русским царем, который предпринял для этого практические шаги.

Но не настала еще пора для претворения таких планов в жизнь. 9 июля 1711 г. 120-тысячная османская армия блокировала у реки Прут в Молдавии 38-тысячную русскую рать. Турки дважды ходили в атаку и отступали, теряя тысячи человек. Однако русские находились в трудном, как никогда, положении. Вода, еда, пули, снаряды были на исходе. После «Полтавской виктории» царь устроил в Москве победный парад, провел по ее улицам 22 тысячи пленных, а теперь ему самому грозили плен или гибель. И чего тогда стоили бы все его победы, все понесенные жертвы, что ждало бы Российское государство? 10 июля Петр отправил к туркам парламентера — вице-канцлера Петра Шафирова. Царь соглашался рас­статься со всеми своими приобретениями, за исключением Петербурга, за который в виде компенсации был готов отдать Псков. В посланной затем П. П. Шафирову записке он пошел еще дальше, велев соглашаться на все, кроме «шклафства» (рабства). Мало надеясь, что от миссии Шафи­рова будет толк, русские стали готовиться к прорыву.

Но 11 июля Шафиров привез нежданный мир. Возможно, это был самый большой успех российской дипломатии за всю ее историю. Усло­вия были несравненно мягче тех, которые соглашался принять Петр: рус­ские выходили из окружения, обязывались вернуть Азов, срыть Таганрог и иные южные крепости, уничтожить находившийся здесь флот, не вме­шиваться в польские дела, не препятствовать проезду Карла в Швецию.

Вечером 12-го гонец доставил Карлу в Бендеры известие о подпи­санном договоре. Король вскочил в седло и помчался к Пруту. На сле­дующий день, проведя 17 часов в седле, Карл подскакал к реке и увидел уходящие на север русские полки. Упреки шведского короля на великого визиря не подействовали. Визирь посоветовал Карлу самому атаковать русских. Собственно, интересы Османской империи в Прутском договоре соблюдались полностью: она возвращала все свои потери.

Убедившись в тщетности своих усилий натравить турок на русских, Карл отправился домой. За две недели в октябре 1714 г., в сопровождении всего одного спутника, он пересек всю Европу и прибыл в город Штраль- зунд — последнее шведское владение в Южной Прибалтике, В 1718 г, он погиб при осаде норвежской крепости.

Тем временем русские наступали на севере. Первые победы одержал русский флот: в 1714 г. у мыса Гангут, в 1720 у острова Гренгам. Русские десанты высаживались на территории Швеции, громили ее заводы и го­рода. Шведам пришлось пойти на мир.

Заключенный 30 августа 1721 г. в финском городе Нищтадте, он зна­меновал безоговорочную победу России. К ней отошли Эсгляндия, Лиф- ляндия, Ингерманландия (Ижорская земля), часть Карелии с Выборгом.

Так завершилась Северная война, продолжавшаяся 21 год. Швецию она превратила во второстепенное государство, Россию — в великую державу. Россия «прорубила окно в Европу», получив надежный выход к Балтийскому морю.

Торжества в Петербурге продолжались полтора месяца. Месяц затем они шли в Москве. Сенат постановил именовать Петра Великим, препод­нес ему титулы древнеримских правителей: Отца Отечества и императо­ра. Не только фактически, но и юридически Россия тем самым стала им­перией.

Празднуя победу, страна ждала мира. Царь приказал готовиться к новому походу. Наслышанный о сказочных богатствах Востока, видев­ший, сколько добра выкачивают из своих колоний Англия и Голландия, Петр задумал «прорубить окно» и в Индию.

Едва закончилась Северная война, как русские войска направились на юг. В 1722-1723 гг. они заняли Дербент и Баку. По заключенному в Петербурге договору персидский шах признал присоединение Западного и Южного Прикаспия к России.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов