Решающие сражения. Победы Красной Армии под Сталинградом и Курском (1942-1943)

Победу под Москвой Сталин, переоценив возможности Красной Ар­мии, решил использовать для организации наступательных операций по всему фронту. Рассредоточение советских войск обернулось серией неудач зимой-осенью 1942 г. Под Волховом, близ Ленинграда, была уничтожена 2-я ударная армия й взят в плен ее командующий генерал А. А. Власов. Прямо-таки катастрофа произошла под Харьковом, где в плен попало 200 тысяч красноармейцев.

Всего в плену оказалось 6,3 миллиона советских воинов, причем

3.8 миллиона — в 1941 г. Приказ Ставки Верховного Главнокомандования №270 от 16 августа 1941 г., велевший всех сдающихся в плен уничто­жать, их семьи арестовывать либо лишать пособия, ситуации не перело­мил. Нацисты считали славян «недочеловеками», а к международным конвенциям о гуманном обращении с военнопленными относились какк пустым бумажкам. Расстрелы, голод, болезни, истязания унесли жизни 3.9 миллиона человек.

Не видя иного пути для выживания, сто тысяч пленных вступило в созданную Власовым «Русскую освободительную армию». В боевых дей­ствиях, впрочем, власовцы участвовали мало, ибо Гитлер им не доверял. В 1945 г. Власов был схвачен советскими солдатами и спустя год казнен.

Имелась и другая причина, побуждавшая граждан СССР сотрудни­чать с врагом, — ненависть к коммунистическому строю и Советской им­перии. (Так и в Британской Индии возникло антиколониальное движе­ние, воевавшее на стороне японцев.) Всего в образованных немцами «восточных» формированиях, военных и вспомогательных, служило око­ло миллиона советских граждан.

Усердием слуги нередко превосходили хозяев. Почти всех евреев Литвы, Латвии, Эстонии уничтожили туземные каратели. Украинские националисты Степана Бандеры истребили десятки тысяч поляков. Но благодарности коллаборационисты не дождались. Создать свою государ­ственность немцы покоренным народам не позволили. Оккупированные территории гитлеровское правительство рассматривало только как объ­ект эксплуатации.

Победа под Харьковом позволила фашистским войскам перейти в стремительное наступление на южном участке фронта. Немцы заняли Севастополь, оборонявшийся 250 дней, Воронеж, Ростов, достигли Ста­линграда и Большого Кавказского хребта, водрузив на вершине Эльбруса знамя со свастикой. Российское государство, в который раз за свою исто- рию, оказалось на краю гибели. Заняв Сталинград, немцы перерезали бы Волгу — важнейшую транспортную артерию страны. Перед ними тогда открывался прямой выход к Уралу — главному арсеналу СССР. Захват же кавказских нефтяных месторождений давал бы Германии возможность вести длительную войну и серьезно подрывал боеспособность Красной Армии.

Именно тогда, 28 июля 1942 г., появился знаменитый приказ № 227 наркома обороны. Из этого приказа советские воины впервые узнали об истинном положении дел, о том, что враг захватил Украину, Белоруссию, Прибалтику, Донбасс, достиг Волги и Кавказа. «Ни шагу назад!» — таков был лейтмотив приказа. Под этим названием он и вошел в историю. Ста­лин запрещал отступать без распоряжения командования, велел преда­вать военному суду командиров и комиссаров, чьи части самовольно оставляли позиции, а «паникеров и трусов истреблять на месте». Соглас­но тому же приказу, стали формироваться штрафные роты и батальоны, направлявшиеся в самые опасные места, и заградительные отряды, предназначенные останавливать, в том числе огнем, бегущие от против­ника подразделения, ловить шпионов и диверсантов. В штрафные под­разделения определяли «провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости», осужденных за воинские или уголовные преступления, кроме тех, которые карались смертной казнью. (В герман­ской армии такие части появились летом 1941 г.) Бойцы, получившие ранение в штрафном подразделении, либо без ранений прослужившие в нем три месяца, считались полностью искупившими вину и переводи­лись в обычные войска. За годы войны через штрафные роты и батальо­ны прошло 428 тысяч человек — 1,24% от общего числа призванных в Вооруженные силы.

И тем же летом Сталин вновь повел разговоры о Брестском мире. «Как бы, Вячеслав, — сказал он Молотову, — нам не пришлось попол­нить список правительств в изгнании». В сентябре заместитель наркома иностранных дел В. Г. Деканозов встретился в Стокгольме с германским посланником К. Шнурре. Сталин соглашался отдать Западную Украину, Западную Белоруссию, Бессарабию, пропустить немецкие войска на Ближний Восток.

Гитлер не дал ответа на советские предложения. Фюрер был по-преж­нему уверен в успехе. Но, как ранее Сталин, он рассредоточил силы. По­гнавшись за двумя зайцами — Сталинградом и Кавказом, — он не полу­чил ни того, ни другого.

Решающие сражения кампании 1942 г. развернулись в Сталинграде. 17 июля 6-я армия немецкого генерала Ф. Паулюса устремилась к этому городу, носящему имя советского вождя. 23 августа она прорвалась к Волге и вышла на подступы к Сталинграду. В этот день германская авиа­ция предприняла ужасающую бомбардировку города, превратив его в груду развалин. Горела даже Волга: пылала разлившаяся из хранилищ нефть. Однако коса нашла на камень. Враг столкнулся с неослабевающим сопротивлением и воинов, и мирных жителей. Рабочие тракторного за­вода сами садились в построенные и отремонтированные ими танки и шли в бой. Взять город с ходу не удалось.

13 сентября, обладая, благодаря одержанным победам, двух-трехкрат- ным перевесом в пехоте, танках, артиллерии, авиации, немцы пошли на штурм позиций оборонявшей Сталинград 62-й армии генерала В. И. Чуй­кова. Фашисты прорвались к центру, захватили вокзал. Положение спас­ла гвардейская дивизия А. И. Родимцева. Переправившись под огнем противника через Волгу, гвардейцы выбили немцев из вокзала и с Ма­маева кургана. Тринадцать раз переходил вокзал из рук в руки. 27 сен­тября последовал второй штурм. Немцы вновь взяли Мамаев курган. 14 октября состоялся третий, остановленный контрударами советских войск с севера и юга. 11 ноября начался четвертый штурм, оказавшийся последним. В руках 62-й армии оставался лишь небольшой плацдарм, глубиной от 2,5 километров до 100 метров, и то рассеченный на три части. Но, как под Москвой, для решающего броска у врага не хватило сил.

Втянувшись в бои в городе, немцы ослабили внимание к тому, что происходило рядом. Тем временем Ставка наращивала резервы, готовя две крупные наступательные операции: «Марс» и «Уран». Цель первой заключалась в ликвидации глубоко вклинивавшегося в советскую оборо­ну Ржевского выступа, задача второй — в уничтожении 6-й армии в Ста­линграде. Попытка отбить Ржев, третья по счету, не имела успеха. В боях подо Ржевом, длившихся, с перерывами, весь 1942 г., погибли сотни ты­сяч советских воинов. Только в марте 1943 г. немцы оставили, под угро­зой окружения, этот многострадальный город. Однако в Сталинграде Красная Армия одержала грандиозную победу.

Удар здесь был нанесен по флангам, где располагались румынские части, хуже вооруженные и менее стойкие, чем германские дивизии. 19 ноября севернее Сталинграда перешли в контрнаступление войска Юго-Западного фронта (командующий Н. Ф. Ватутин) и Донского фронта (командующий К. К. Рокоссовский). 20 ноября южнее Сталинграда атако­вали войска Сталинградского фронта (командующий А. И. Еременко). Действия фронтов координировал автор операции начальник Генераль­ного штаба А. М. Василевский. 23 ноября наступавшие войска соедини­лись близ города Калач и хутора Советский. 30 ноября они завершили операцию «Уран», замкнув внешнее кольцо окружения, отстоявшее от внутреннего на 40-110 километров. В окружение попали 22 вражеские дивизии численностью в 280 тысяч человек.

На помощь им направилась танковая группировка под командова­нием Г. Гота. Двойного удара — извне и изнутри — советские кольца едва ли выдержали бы. Но пойти на прорыв значило покинуть Сталинград. Гитлер не хотел и слышать об этом. В одиночку Гот не смог преодолеть советской обороны. Пройдя две трети пути, он был вынужден повер­нуть назад.

15 декабря, когда танки Гота с юга рвались к Сталинграду, советские войска перешли в наступление к северо-западу от него на среднем Дону. За полмесяца боев они разбили немцев, разгромили утративших боевой дух итальянцев и румын. Не менее 200 километров отделяло теперь ос­новные силы германской армии от сталинградского котла. Положение окруженной группировки стало безнадежным. Требование сложить ору­жие немецкое командование отклонило. 10 января 1943 г. советские вой­ска ворвались в Сталинград и расчленили окруженную группировку на южную и северную части. 31 января капитулировала южная, 2 февраля сложила оружие северная.

В плен попало 90 тысяч человек во главе с Паулюсом, уже генерал- фельдмаршалом. Столь высокое звание ему было присвоено 31-го же, как приглашение к самоубийству: ни один германский фельдмаршал до сих пор не сдавался в плен. Паулюс предпочел нарушить традицию.

200-дневная Сталинградская битва, за которой, не отрываясь, сле­дил весь мир, явилась величайшим сражением Второй мировой войны. Германские вооруженные силы потерпели тяжелейшее поражение, поте­ряв 1,5 миллиона солдат и офицеров, тысячи танков и самолетов. Диви­зии Италии и Румынии были уничтожены почти полностью, что сильно подорвало желание этих стран и далее плестись за Гитлером. Печальная судьба своих союзников побудила Японию и Турцию окончательно сдать в архив планы нападения на СССР. Германия никогда прежде не несла столь колоссального урона. Этого не могла скрыть даже геббельсовская пропаганда. В третьем рейхе был объявлен траур.

Сталинградская битва продемонстрировала возросшее мастерство советского командования, научившегося создавать перевес на направле­ниях главных ударов, скрытно готовить масштабные операции. Пора­женческие настроения в войсках исчезли полностью. Победа Красной Армии вдохнула новые силы в советский народ. Но радость была со сле­зами на глазах: погибли сотни тысяч воинов. Чудовищными были потери среди мирного населения. Эвакуация Сталинграда началась с большим опозданием: никто не предвидел, что город станет ареной кровавых схваток. В них нашли смерть 185 тысяч жителей.

Успехи советских войск побудили Сталина поощрить военных. В янва­ре 1943 г. в Красной Армии были введены погоны (похожие на дореволю­ционные). Жуков (с августа 1942 г. заместитель Верховного Главнокоман­дующего), затем Василевский и сам Сталин получили звания маршалов Советского Союза. Ранее, в октябре 1942 г., Сталин ликвидировал институт военных комиссаров, установив единоначалие в Вооруженных силах.

23-24 ноября 1942 г. английская армия генерала Б. Монтгомери разби­ла под Эль-Аламейном в Египте германо-итальянский корпус фельдмарша­ла Э. Роммеля, не дав немцам прорваться к ближневосточной нефти.

Еще раньше, 4 июня 1942 г., у атолла Мидуэй в Тихом океане амери­канцы нанесли поражение японцам, уничтожив четыре их лучших авиа­носца, один крейсер и 275 самолетов.

С побед под Сталинградом, Эль-Аламейном, у атолла Мидуэй во Второй мировой войне начинается перелом. Стратегическая инициатива переходит в руки СССР, США, Англии.

Развивая успех, достигнутый под Сталинградом, Красная Армия от­бросила немцев от Волги и Кавказа на 600-700 километров, освободила Краснодар, Воронеж, Курск, Белгород, Харьков, заняла злополучный Ржев­ский плацдарм, откуда противник успел отвести основные силы, прорвала блокаду Ленинграда, за время которой от голода умерло 700 тысяч чело­век — более половины остававшегося в городе населения.

Однако враг еще располагал большими возможностями, В марте 1943 г. немцы вновь взяли Харьков и Белгород, после чего решили раз­бить советские войска на Курском выступе — Курской дуге. По плану опе­рации «Цитадель» они намеревались ударить на Курск с севера (из-под Орла) и с юга (из-под Белгорода), а затем разгромить все южное крыло Красной Армии. Советские войска превосходили противника в районе сражения в живой силе и технике. Но Ставка сочла целесообразным сна­чала обороняться, с тем чтобы нанести фашистам максимальный урон, а уж затем перейти в наступление.

Из донесений разведки, показаний перебежчика и пленных стало точно известно время немецкой атаки. 5 июля за 40 минут до нее совет­ская артиллерия нанесла удар по позициям врага, ослабив мощь его на­ступательного порыва. На северном направлении немцы заметных успе­хов не добились. Продвинулись они всего на 10-12 километров. Однако на южном они глубоко, на 35 километров, вклинились в советские пози­ции. Блокировать прорыв командование направило, наряду с общевой­сковыми подразделениями, танковую армию генерала П. А. Ротмистрова.

12 июля у поселка Прохоровка близ Белгорода 400 ее танков столкнулись с 200 немецкими. «Поле боя, — докладывал Верховному Главнокоман­дующему Василевский, — в течение часа было усеяно горящими нашими и немецкими танками». Русские потеряли в этом сражении примерно 200 машин, немцы — около сотни. Но прорыв был ликвидирован. Ис­черпав резервы, враг перешел к обороне: 12 июля на северном фланге Курской дуги, 17-го — на южном. Последнее крупное наступление нем­цев на Восточном фронте провалилось. 5 августа Красная Армия заняла Орел и Белгород. (В честь такой победы в Москве был дан первый в этой войне салют.)

Контрнаступление Красной Армии завершилось освобождением Харькова 23 августа. Одержав верх в Курской битве, она окончательно захватила стратегическую инициативу. К концу 1943 г. Красная Армия взяла Киев, Смоленск, Витебск, форсировала Днепр, который Гитлер рас­считывал превратить в «неприступный вал», очистила от захватчиков более половины оккупированной ими советской земли.

Регулярным частям помогали партизаны. Управлял ими Централь­ный штаб партизанского движения, образованный в 1942 г. при Ставке Верховного Главнокомандования. Во время Курской битвы и последо­вавшего затем советского наступления партизаны провели операции «Рельсовая война» и «Концерт», взорвав железные дороги в тылу немцев. Это заметно сократило их перевозки в районах сражений.

Едва Красная Армия отогнала захватчиков, как Сталин приступил к «великому переселению народов». Руководил этой операцией Берия. Создание немцами «национальных легионов» — кавказских, казацких, калмыцких, татарских — привело, видимо, Сталина к мысли о том, что надо наказать недостаточно лояльные или просто подозрительные, в его представлении, народы, и заселить пограничные территории русскими. В 1943-1944 гг. в малопригодные для жизни области Сибири, Казахстана, Средней Азии были выселены из Поволжья калмыки, из Крыма татары, болгары, греки, с Кавказа чеченцы, ингуши, карачаевцы, балкарцы, тур- ки-месхетинцы, всего более миллиона человек. В самом начале войны, в августе 1941 г., была ликвидирована автономная республика немцев По­волжья, сотни тысяч человек были депортированы на восток.

Отечественный характер войны привел к дальнейшему вытеснению космополитических, марксистских принципов в официальной идеологии национальным, русским началом и обусловил антигерманский характер советской пропаганды, Сталин велел истреблять «немецких оккупантов». Ведущие публицисты военных лет — поэт Константин Симонов, писатель Илья Эренбург — открыто призывали убивать немцев. Стихи Симонова, статьи Эренбурга печатались в центральных газетах и находили живей­ший отклик в сердцах миллионов советских граждан. Впрочем, злодея­ния врага возбуждали ненависть к нему лучше любой агитации. И все же, если Германия стремилась стереть СССР с лица земли, то СССР и его со­юзники не собирались уничтожать Германию. «Гитлеры приходят и ухо­дят, а народ германский, а государство германское остается», — сказал Сталин еще в 1941

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов