Присоединение Кавказа и Средней Азии. Война с Турцией

Проигрыш Крымской войны остановил русскую экспансию на Бал­канах. С тем большей энергией развернулась она в других направлениях: на Дальнем Востоке, Кавказе, в Средней Азии.

Воспользовавшись поражениями Китая в войнах с Англией и Фран­цией 1856-1860 гг., Россия навязала ему Айгунский (1858) и Пекинский (1860) договоры. По первому она приобрела земли по Амуру до реки Ус­сури, по второму — Уссурийский край. Выход России к Тихому океану сделал необходимым разграничить ее владения с японскими. Согласно Петербургскому договору 1875 г., она получила Южный Сахалин, отдав Японии в обмен северные острова Курильской гряды. Но удержать свое заокеанское владение — Аляску (занятую при Екатерине II) — она была не в состоянии. Там находилось всего 600 русских. В то же время Велико­британия, раздраженная русскими завоеваниями в Средней Азии, распо­лагала крупными военно-морскими и сухопутными силами в Канаде. И в 1867 г. за 7,2 миллиона долларов (рыночной цене того времени) Россия продала Аляску Соединенным Штатам Америки — своему стратегическо­му союзнику в соперничестве с англичанами. (Подобные сделки встреча­лись в колониальную эпоху. Так, в 1803 г. Франция продала Соединенным штатам Луизиану. Территория США тогда увеличилась вдвое.)

Предгорий Кавказа русские владения достигли в середине XVI века. При Екатерине II Россия приступила к его планомерному завоеванию. После покорения Александром I Грузии и Азербайджана настала очередь Чечни и Горного Дагестана, оказавшихся в окружении русских земель. В 1817 г. русские войска под командованием генерала Алексея Ермолова начали сооружать линию укреплений на реке Сунже, стремясь отрезать горные районы Чечни от ее хлебородных равнин. Русские упрямо про­двигались вглубь Кавказа, строя крепости и разрушая враждебные аулы. В 1834г. горцев возглавил Шамиль, избранный имамом, т.е. светским и духовным правителем. Четверть века боролся он с русскими. Однако от­разить натиск великой державы горцам было не под силу.

По окончании Крымской войны на Кавказе сосредоточилась 200-ты­сячная русская армия. Ее командующий Александр Барятинский повел решительное наступление на Чечню и Дагестан. Кольцо русских гарни­зонов вокруг убежищ Шамиля неотвратимо сжималось, В августе 1859 г. он был окружен в горном ауле и сдался в плен. Капитуляцией абхазов в 1864 г. Кавказская война завершилась, хотя отдельные очаги сопротив­ления сохранялись еще двадцать лет.

Вслед за покорением Кавказа и подавлением польского восстания 1863-1864 гг. настал черед Средней Азии. Попытки завоевать ее пред­принимались еще Петром I. При Николае I русские границы дошли до Сыр-Дарьи. Дополнительным стимулом для русского правительства слу­жило соперничество с Англией. Британцы проникали в этот регион с юга, захватив Индию и утверждаясь в Афганистане,

В 1864-1866 гг. русские войска заняли Кокандское ханство, в 1868 — Бухарский эмират, в 1873 — Хивинское ханство. Коканд в качестве Фер­ганской области был включен в Туркестанское генерал-губернаторство, Хива и Бухара отошли под российский протекторат, лишившись права на самостоятельную внешнюю политику.

После войны с Турцией 1877-1878 гг. русское правительство возоб­новило «бросок на юг». В январе 1881 г. отряд генерала Михаила Скобе­лева взял крепость Геок-Тепе, после чего была покорена Туркмения. По­следним русским завоеванием в Средней Азии стал Памир (1892),

Но каких бы успехов ни добивалась Россия в Азии, ее важнейшие интересы лежали в Европе. Главной внешнеполитической проблемой России являлся Парижский договор, делавший беззащитными ее черно­морские рубежи и мешавший ее проникновению на Балканы. Пересмотра Парижского трактата Англия и Франция не желали ни под каким видом. Однако в 1870 г. разразилась франко-прусская война. Предостережение России парализовало Австро-Венгрию, готовую прийти на помощь фран­цузам, (В 1868 г. Австрийская империя была преобразована в двуединую монархию.) В одиночку французы были бессильны. 2 сентября под Седа­ном вместе с войсками сдался в плен император Наполеон III. 15 октября сложила оружие последняя французская армия. И 19 октября канцлер Александр Горчаков разослал правительствам Англии, Франции, Прус­сии, Австро-Венгрии, Италии, Турции циркуляр, где сообщал, что Россия более не намерена соблюдать те статьи Парижского договора, которые ограничивали ее права на Черном море. Конференция стран — участниц Парижского соглашения, состоявшаяся в 1871 г. в Лондоне, была вынуж­дена удовлетворить требования России.

Пруссия же отняла у Франции провинции Эльзас и Лотарингию, бо­гатые железной рудой и каменным углем, наложила на нее контрибуцию в пять миллиардов франков и добилась своей главной цели — объедини­ла под своей властью немецкие княжества. Так противоречия между ве­дущими государствами привели к образованию новой великой державы — Германии, чье стремление к господству в Европе породило две мировые войны.

Александр II приветствовал прусские победы, предпочитая «тради­ционных», по его выражению, партнеров. В 1873 г. сложился «союз трех императоров» — Германии, Австро-Венгрии и России. Впрочем, стороны лишь обязались консультироваться о совместных акциях в случае необ­ходимости. В Петербурге успели ощутить немецкую угрозу. Противодей­ствие России не позволило Германии в 1872 и 1875 гг. напасть на возрож­дающуюся Францию.

В 1875 же г. эпицентр европейской политики сместился на Балканы, в славянские провинции Османской империи. Вспыхнуло восстание в Боснии и Герцеговине, затем в Болгарии. Сербия и Черногория объявили войну Турции. Но силы были неравны. Турки нанесли поражения сербам и черногорцам и устроили массовые побоища христиан. Волна сочувст­вия к балканским народам поднялась по всей Европе, и особенно острым оно было в России, видевшей свою миссию в освобождении южных сла­вян от мусульманского господства. Для повстанцев собирались пожерт­вования, направлялось оружие. На Балканы двинулись русские добро вольцы. Среди них были врач Н. В. Склифоссовский, покоритель Ташкен­та генерал М Г. Черняев, ставший командующим сербской армией.

Царь, в отличие от своих романтически настроенных подданных, воевать с Османской империей не хотел. Страна едва преодолела финан­совые последствия Крымской войны, только оправилась от тяжкого не­урожая 1873-1874 гг. Но бросить в беде восставшие народы значило унич­тожить представление о России как заступнице за угнетаемых христиан. И 12 апреля 1877 г. Александр II подписал манифест о войне с Турцией. Месяц спустя в войну с ней вступила Румыния, составленная Молдавией и Валахией и провозгласившая свою независимость.

В России объявление войны было встречено взрывом патриотиче­ских чувств. Борьбу за освобождение южных славян русский народ вос­принимал как свое кровное дело, как защиту родной земли. Не дожида­ясь призыва, молодежь шла записываться в армию, солдаты тыловых гарнизонов просили отправить их на фронт. В этом порыве тонули голо­са скептиков, вроде князя П. А. Вяземского, писавшего, что война может привести к государственному банкротству, что «лучше иметь для нас сбоку слабую Турцию, старую, дряхлую, нежели молодую, сильную де­мократическую Славянию, которая будет нас опасаться, но любить нас не будет».

Русская армия форсировала Дунай, ее передовой отряд занял проход через Балканы — Шипкинский перевал. Основные же силы русских на полгода сковала крепость Плевна. Когда она, наконец, пала, русская ар­мия по обледенелым склонам перешла Балканский хребет и, значитель­но превосходя противника в живой силе и артиллерии, развернула насту­пление по всему фронту. Скобелев и Святопсшк-Мирский разбили турок у Шипки и Шейнова, Гурко — у Филиппополя (Пловдива), Лорис-Меликов занял крепость Каре. Остановились русские войска в 12 километрах от Стамбула, в местечке Сан-Стефано.

Здесь 19 февраля 1878 г. был подписан мирный договор. Россия по­лучала Южную Бессарабию с устьем Дуная, потерянные в Крымской вой­не, закавказские города Батум, Ардаган, Каре, Алашкерт, Баязет. Румы­ния, Сербия, Черногория становились независимыми. На доброй трети Балканского полуострова учреждалось автономное Болгарское княжест­во. На два года его занимали русские войска. В течение того же срока, до составления конституции, им правил русский комиссар с неограничен­ными полномочиями. Зависимость Болгарии от Османской империи ограничивалась уплатой дани.

Этот договор слишком усиливал Россию, чтобы с ним смирились ве­ликие державы. Сопротивление вызывал прежде всего пункт о Большой Болгарии, которую воспринимали не иначе как русского вассала. Лондон и Вена полагали, что ее образование позволит России выйти к Проливам. Преисполненные решимости этого не допустить, англичане и австрийцы начали военные приготовления. Британский флот подошел к Стамбулу,

Однако урок Крымской войны был накрепко усвоен русскими поли­тиками. Воевать в одиночестве против коалиции царь не собирался. За Сан-Стефанский мир Россия не стала держаться. В июне-июле 1878 г. в Берлине состоялся конгресс государств, подписавших Парижский и Лондонский трактаты. Тут и был заключен договор, который подвел окончательные итоги войне.

Россия отказывалась от Алашкерта и Баязета. Площадь Болгарии уменьшалась втрое. К ней отходили земли, лежащие к северу от Балкан­ского хребта, и анклав с Софией. В южноболгарских областях создавалась провинция Восточная Румелия, получавшая автономию и остававшаяся в составе Османской империи. Боснию и Герцеговину занимала Австро- Венгрия. Кипр туркам пришлось отдать Англии — в награду за заступ­ничество.

Берлинский трактат, его положения о расчленении Болгарии и пере­даче «австриякам» Боснии и Герцеговины, принятые вопреки воле их на­селения, вызвали в максималистски настроенном русском обществе глубо­кое возмущение. Поскольку царь в массовом сознании являлся особой священной и неприкосновенной, народный гнев обрушился на головы дипломатов. Общественное мнение обвинило их втом, что они позволили украсть у России победу, плодами которой теперь воспользуются другие государства, не участвовавшие в войне, — Англия и Австро-Венгрия.

Но пылким защитникам южных славян следовало бы спросить себя: а зачем они вовлекали Россию в эту войну? К Проливам она не прибли­зилась. Болгария в 80-х годах отошла в сферу немецкого и австрийского влияния. Причины этого были абсолютно объективны и заключались в экономической слабости России. Сама нуждавшаяся в иностранных ин­вестициях, она мало что могла противопоставить западному капиталу, проникавшему во все отрасли хозяйства балканских стран, западным товарам, захватывавшим их рынки. Еще хуже было то, что Балканский полуостров превратился в арену распрей новых государств и великих держав, став миной замедленного действия. В 1914 г. она взорвалась са­мым разрушительным образом.

Для России крайне тяжелыми стали не только международные, но и внутренние последствия войны, проявившиеся, в отличие от внешних, не в отдаленном будущем, а тотчас.

Во-первых, военные нужды повлекли дополнительную денежную эмиссию и жестокую инфляцию. Курс рубля снизился почти вдвое.

Во-вторых, поддержка, оказанная русским правительством ради­кальным элементам Османской империи, принятие конституции в Бол­гарии породили надежды на демократические перемены и вдохновили оппозиционные силы в самой России. Недовольство исходом войны, ухудшение экономического положения подорвали авторитет власти. В какой-то мере это спровоцировало революционный террор, жертвой которого пал сам император.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов