Правление Алексея Михайловича «Тишайшего». Городские восстания

Второй царь династии Романовых, Алексей Михайлович, вступил на трон в 16 лет. Вспыльчивый, как Иван Грозный, Алексей, в противопо­ложность ему, обладал мягким и отходчивым характером. В историю он вошел с прозвищем «Тишайший». Властвовать же ему выпало в «бунташ­ный» век. Редкий год обходился без войн или восстаний. Но, проведя в непрерывной борьбе свое царствование, Алексей Михайлович сумел не только удержать престол, но и расширить пределы России,

В 1645 г. он лишился и отца, и матери. Фактическим правителем го­сударства стал воспитатель юного царя боярин Б. И. Морозов, руково­дивший важнейшими приказами: Стрелецким, Аптекарским (медицин­ским), Новой четверти (ведавшим питейным делом), Большой Казны (в чьем ведении находились и сбор податей, и чеканка монеты, и добыча руд). Морозов и породнился с царем, В январе 1648 г. Алексей Михайло­вич женился на 24-летней дворянке Марии Милославской, а 58-летний Морозов — на ее родной сестре. Надо полагать, выбор царя не был случа­ен: И. Д. Милославский, отец внезапно нашедших свою судьбу девушек давно служил у Морозова.

Борис Иванович был хорошим хозяином. Свои имения и заводы он держал в образцовом состоянии. Такой порядок Морозов намеревался устроить и в стране. Однако он был плохо, видимо, информирован об ее положении. Не смог он и отрешиться от своих личных интересов. Само­убийственная экономическая политика Морозова привела к серии го­родских восстаний.

Решив сберечь государеву казну, Морозов сократил дворцовый пер­сонал, снизил жалованье чиновникам и стрельцам. В 1646 г. он царским указом резко повысил налог на соль. Цена ее выросла вчетверо — с пяти до двадцати копеек за пуд. Взамен отменялись подати на содержание стрелецкого войска, дорожно-почтовой службы и иные прямые налоги. Легализован был табак, торговля им объявлена монополией казны. (В предыдущее царствование за употребление этого «богомерзкого зелья» вырывали ноздри, еще и потому, что курение нередко приводило к пожарам.)

Компенсация оказалась совершенно недостаточной: соль преврати­лась в предмет роскоши, недоступный простому народу. Гибли мясо и рыба, хранившиеся обычно в засоленном виде. Сократились, вопреки ожиданиям, налоговые поступления. По случаю царской свадьбы по­шлина на соль была отменена. Но правительство, в нарушение собствен­ных обещаний, стало взимать «стрелецкие» и «ямские» деньги за пропу­щенные два года. Дело довершала жадность родственников Милослав- ского, возвысившихся вместе с тестем царя и его первого министра. Судья Пушкарского приказа П. Т. Траханиотов, например, забирал себе жалова­нье своих сотрудников. Судья управлявшего Москвой Земского приказа Л. С. Плещеев арестовывал невиновных людей по доносам своих сообщ­ников и вымогал взятки за их освобождение. Челобитные, адресованные царю, оседали у Морозова и его подчиненных.

1 июня 1648 г. выведенные из терпения москвичи подняли восстание, вошедшее в историю под названием Соляной бунт. Толпа осадила Кремль и потребовала выдать на расправу Морозова, Плещеева, Траханиотова. Стрельцы идти против народа отказались. Пока правительство раздумы­вало, люди громили дома ненавистных богачей. Царь и бояре постановили пожертвовать Плещеевым. Бунтовщики размозжили ему голову.

Сдали и Траханиотова: он бежал, его поймали и казнили. Морозова услали в Кирилло-Белозерский монастырь под Вологдой. Правительство изо всех сил старалось успокоить народ. Царь сместил нечистых на руку чиновников, отсрочил взимание недоимок, выдал двойное жалование стрельцам, велел угощать их вином и медом. Тесть его давал обеды влия­тельным горожанам. Священники, следуя указаниям патриарха, увеще­вали прихожан.

6 июня, во время крестного хода, царь с площади обратился к наро­ду. Алексей признал справедливость возмущения москвичей, пообещал установить честное правосудие, заявил, что Плещеева и Траханиотова постигла заслуженная кара и просил лишь пощадить Морозова. «Это че­ловек мне дорогой, муж сестры царицыной, и выдать его на смерть будет мне очень тяжко», — сказал Алексей. Слезы покатились из его глаз. Народ был тронут. Столь же отходчивый, как его царь, столичный люд закричал: «Да здравствует государь на многие лета! Да будет воля божия и госуда­рева!» Морозов вернулся в Москву. Оставшись в кругу советников царя, с тех пор он держался в тени.

Успех Соляного бунта побудил подняться жителей Пскова, Новгоро­да, многих других городов. Властям пришлось пойти навстречу общест­венным требованиям. Сразу после московского восстания царь запретил табак и, после шестилетнего перерыва, созвал Земский собор. В октябре 1649 г. собор принял новый, первый русский систематизированный, раз­битый по отраслям свод законов — «Уложение», действовавшее почти два века. «Уложение» юридически оформило существовавший в стране фео­дальный строй, основанный на самодержавии, сословном неравенстве, личной зависимости работников от своих господ, а тех — от государя. Царская власть, до сих пор освященная только обычаем, получила право­вое закрепление. «Злое умышление» против царя и недонесение о тако­вом злом умысле карались смертной казнью. Доносчик должен был объ­явить, что за ним есть «государево дело и слово». Такая информация подлежала немедленному расследованию.

«Соборное уложение» продолжило политику ужесточения крепостного режима, сделав принципиальный шаг на этом пути. В соответствии с инте­ресами дворян оно отменило урочные лета и установило бессрочный сыск беглых. Крестьяне и их потомки навсегда прикреплялись к той земле, где они проживали, становясь собственностью ее хозяев. В отдельных статьях «Уложения» крестьяне рассматривались как вещь. Скажем, сын боярский убивал в драке крестьянина. Тоща на него налагали штраф: отбирали «луч­шего» крестьянина с семьей и имуществом и отдавали владельцу убитого. Мнение «лучшего» крестьянина никого не интересовало.

Посадские люди были прикреплены к своим городам. Бегство из по­сада каралось избиением кнутом и ссылкой в Сибирь, Однако учли и жа­лобы посадского люда. Очень разрослись в городах «белые слободы», принадлежавшие боярам, патриарху, архиереям, монастырям. Создан­ные по указу царя Федора от 1591 г., они были свободны от государева тягла. «Закладываясь», т, е, переходя под покровительство «белых» пер­сон и учреждений, горожане освобождались от уплаты податей и несения государевых повинностей. Тем большее бремя падало на остальных по­садских жителей, обитателей «черных» слобод и сотен. «Уложение» лик­видировало «белые слободы» вместе с их привилегиями, запретило за- кладничество, велело вернуть закладчиков в их прежние общины.

После Соляного бунта власти стали искать поддержки купечества. В 1649 г. царь исполнил давнее его пожелание: под предлогом казни ре­волюционерами короля Англии Карла 1 запретил британским купцам тор­говать во всех русских городах, кроме Архангельска. Еще дальше шел в протекционистских мерах Новоторговый устав, разработанный в 1667 г, в Посольском приказе, коим руководил А, Л, Ордин-Нащокин. Отныне для проезда вглубь страны западноевропейским купцам следовало уплатить двойную пошлину и получить государеву грамоту с красной печагью.

Вести розничную торговлю, ездить по ярмаркам им не дозволялось. Нельзя было и вывозить из России золото и серебро — в этих металлах люди XVII века видели воплощение национального богатства. В 1653 г. многочисленные внутренние пошлины были заменены единой, назна­чаемой на каждую сделку. Покупатель и продавец платили в казну по 2,5 % стоимости товара. В 1654 г. были отменены десятки мелких сборов и откупов, например, на изготовление кваса и сала.

Такие меры способствовали развитию торговли. Как грибы, стали рас­ти ярмарки. Крупнейшей была Макарьевская близ Нижнего Новгорода.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов