Объединение русских земель вокруг Москвы. Куликовская битва. Крушение Золотой Орды

Монгольское нашествие лишь ненадолго прервало усобицы. При де­тях Александра Невского они возобновились. Разница была только в том, что раньше князья призывали на подмогу половцев, теперь — враждую­щие орды татар. Распри ослабили старые города — Ростов, Суздаль, Вла­димир. Это позволило возвыситься новым — Твери и Москве.

Тверское княжество основал в 1247 г. Ярослав, младший брат Алек­сандра Невского, Московское — около 1280 г. Даниил, младший сын пол­ководца. В 1301 г, Даниил захватил Коломну, в 1302 г. — Переяславль-Залесское княжество. Юрий Даниилович в 1303 г. занял Можайск. Так было положено начало расширению московских владений, продолжавшемуся с перерывами почти семь веков — до распада Советского Союза в 1991 г.

Находившиеся в центре русских земель, и Москва, и Тверь стреми­лись объединить их под своей властью. Всего лишь уделы при своем об­разовании, они уже с начала XIV века повели борьбу за владимирский ярлык. Переломным стал 1327 год. В Твери произошло восстание. Был убит монгольский наместник. Московский князь Иван I поехал в Орду, получил войско и, вместе с суздальцами, подавил мятеж. В награду хан Узбек доверил ему заветный ярлык.

Выбор оказался правильным. С тех пор этот приз почти не выходил из рук Москвы. По отношению к монголам Иван Данилович проводил ту же политику, что и Александр Невский. Тщательно выплачивая дань, беспощадно выколачивая недоимки, он завоевал полное доверие Орды. Не забывая при этом и себя и тем заслужив, вероятно, свое прозвище — Калита (кошелек), — он превратил Москву в самое сильное и богатое рус­ское княжества. В зависимость от Москвы попали северные города: Галич, Углич, Белоозеро. Калита сделал Москву и религиозным центром. В 1328 г. митрополит Феогност перенес из Владимира в Москву свою резиденцию. Князья не смели перечить Ивану. Усобицы прекратились. Прервались и татарские набеги. На Руси установился непривычный для нее мир — «тишина великая», как сказано в летописи.

Калита умер 31 марта 1340 г., оставив трех сыновей: Симеона, унасле­довавшего престол, Ивана и Андрея. В 1353 г. чума, опустошившая Европу, унесла жизни Андрея, Симеона и его детей. (Во второй половине XIV века мор поражал те или иные области Руси в среднем раз в пять лет.)

Владимирским и московским князем стал Иван II Красный (Краси­вый, Кроткий). Спустя шесть лет скончался и он. Московский трон пере­шел к его сыну, девятилетнему Дмитрию. Митрополит Алексей (1293­1378) и бояре, сплотившиеся вокруг малолетнего правителя, не только не допустили ослабления государственной власти, но даже усилили пози­ции Москвы, Дмитрий получил великокняжеский ярлык. Благодарность к боярам Дмитрий пронес через всю жизнь. Жалуя или раздавая в кормле­ние города и села, он щедро оплачивал преданность своих слуг. «Блюсти» бояр он наказывал и в завещании своим сыновьям.

Повоевав и помирившись с Литвой и Тверью, Дмитрий решил по­кончить с зависимостью от татар. В 60-х годах XIV века Монгольская им­перия распалась, разваливалась и Золотая Орда. Пошла «великая замятия», с 1359 по 1380 г. в Орде сменилось 25 ханов, В 1374 г. Дмитрий прекратил платить дань. Политику Москвы одобрил состоявшийся в 1375 г. в Пере- яславле-Залесском княжеский съезд.

Начались стычки с монголами. Наконец, войско к русским рубежам повел военачальник Мамай, правитель Белой Орды — расположенной к западу от Волги части Золотой Орды. Дмитрий мобилизовал силы всего великого Владимирского княжества. Русские рати собрались в Коломне и двинулись навстречу ордынцам. В войске царила железная дисциплина: своеволие, погубившее русских на Калке, теперь было немыслимо.

6 сентября они подошли к Дону. На военном совете было решено форсировать реку, чтобы отрезать себе пути к отступлению. В ночь с 7 на 8 сентября русские переправились через Дон возле устья Непрядвы и стали на Куликовом поле, близ лагеря Мамая. В засаду, в рощу вверх по Дону, Дмитрий отправил конный полк под командованием своего двою­родного брата князя Владимира Серпуховского и воеводы Дмитрия Боб- рока Волынского.

Утром 8 сентября 1380 г. монгольская конница устремилась в лобо­вую атаку. Уничтожив сторожевой и передовой полки, монголы обруши­лись на большой полк и прорвали фронт полка левой руки. Однако тем самым они подставили свой тыл под удар засадного полка. В точно вы­бранный Боброком момент засадный полк атаковал монголов. Сразу в контрнаступление перешли остальные русские войска. Час монголы со­противлялись, а затем бросились бежать. Разгром был полным. Дмитрию эта победа принесла прозвище «Донского». Но стоила она дорого. Погибли 12 князей и 483 боярина — 60 % командного состава. Такими, вероятно, были и потери среди рядовых.

Остатки мамаевой рати добил в том же году на Калке хан Тохтамыш, на время восстановивший единство Золотой Орды. Мамай ускакал в Крым, где вскоре погиб.

Из Нового Сарая (Сарая-Берке, столицы Золотой Орды с XIV века) Тохтамыш направил на Русь послов с известием о своем восшествии на престол. Дмитрий и другие князья направили Тохтамышу посланников с поздравлениями и подарками, но сочли излишним ехать за ярлыками. Хан отправил на Русь своего посла. Дальше Нижнего Новгорода его не пустили.

Тогда, летом 1382 г., Тохтамыш пересек Волгу и со всей своею силой устремился к Москве. После Куликовской битвой монголы поменяли так­тику. Генеральных сражений они стараются избегать. Их нападения на Русь приобретают форму разбойничьих набегов, вроде половецких. Козырем монголов становится внезапность. И Тохтамыш сумел застать русских врасплох. Опьяненные победой над Мамаем, князья не верили в способ­ность татар взять реванш.

Без боя Тохтамышу подчинились Нижний Новгород и Рязань. Дмит­рий ускакал в Кострому. 23 августа татары подступили к Москве. Три дня они безуспешно штурмовали Кремль, обнесенный при Дмитрии стеной из белого камня (с той поры Москва именуется «белокаменной»), на чет­вертый прибегли к хитрости. Ордынские мурзы и нижегородские князья заверили москвичей, что Тохтамыш воюет не против Москвы, а против Дмитрия, и удовлетворится подарками и посещением города. Делегация бояр и духовенства выступила из кремлевских ворот. Монголы тотчас перебили ее, ворвались в город и предали его страшному погрому. Затем, рассыпавшись по Московскому княжеству, они принялись грабить и жечь всё подряд. Но тут Владимир Серпуховской уничтожил у Волока мон­гольский отряд, а Тохтамышу донесли о собранной Дмитрием рати. Тот­час хан увел свое войско.

Куликовская битва имела колоссальный морально-политический эффект. Русские увидели, что могут побеждать монголов. Но первая по­пытка добиться освобождения не принесла Москве успеха. С нашествием Тохтамыша, казалось, возродились батыевы времена. Русские города и села лежали в развалинах. Князья наперебой спешили в Орду, чтобы вы­разить покорность Тохтамышу. Дмитрию пришлось возобновить выпла­ту дани и отправить в Сарай заложником своего старшего сына Василия (в 1386 г. он сумел бежать на родину). Лишь такой ценой Дмитрий смог сохранить владимирский ярлык.

Второе пришествие Золотой Орды оказалось, однако, непродолжи­тельным. В 1395 г. на реке Терек «великий эмир» Тимур, правитель об­ширного среднеазиатского государства, разгромил Тохтамыша и разорил Орду. От такого удара она не оправилась. Зато Москва восстановила силы. Нижегородское княжество, Муром, Таруса, Мещера вошли в 90-х годах в ее владения.

Параллельно Москве усиливалась Литва. При князе Витовте в начале XV века она достигла вершины своего могущества. Владения Литвы про­стирались от Балтийского до Черного моря. Полоцк, Смоленск, большая часть территории бывшей Киевской Руси входили в ее состав. Тверь и Ря­зань признали себя вассалами Витовта. Вильно (Вильнюс) имел шанс стать столицей Руси. Но сыграть роль объединителя русских земель Литве было не суждено — государственной религией она признала католичество. А по­сле смерти Витовта в Литве начались раздоры, подорвавшие ее влияние.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов