Наступление Красной Армии по всему фронту. Капитуляция Германии и Японии (1944-1945)

С января 1944 г. советские войска наступали по всем направлениям. Немцы отвечали внезапными контрударами, но были неспособны пере­менить ход событий. Значительную роль в успехах Красной Армии сыг­рала помощь союзников, поставивших СССР 22 тысячи самолетов (18 % советского самолетного парка), 13 тысяч танков (12 % советского произ­водства), 427 тысяч грузовиков (вдвое больше советского выпуска в годы войны), 300 тысяч тонн пороха и взрывчатки (53 % советского производ­ства), 330 тысяч тонн алюминия (на четверть больше советского выпус­ка), 2,6 миллиона тонн авиатоплива (почти половина советского произ­водства), десятки тысяч станков, локомотивов, множество иных видов воинского снаряжения и промышленного оборудования, 4,3 миллиона тонн продовольствия.

Поставки шли по трем основным маршрутам: через Иран, Дальний Восток и Сибирь, и через Северную Атлантику, где англо-американские конвои прорывались к Архангельску и Мурманску ценой тяжелых потерь.

В эпоху «холодной войны» советские правители и историки доказы­вали, что ленд-лиз не имел для СССР большого значения. Люди сведущие высказывали в частных беседах иное мнение. «Нельзя отрицать, — гово­рил, например, маршал Жуков, — что американцы гнали нам столько материалов, без которых мы не могли бы формировать резервы и не могли бы продолжать войну… Получили 350 тысяч автомашин, да каких автомашин… У нас не было взрывчатки, пороха. Не было, чем снаряжать винтовочные патроны. Американцы по-настоящему выручили нас с по­рохом и взрывчаткой. А сколько они гнали нам листовой стали! Разве мы могли бы быстро наладить производство танков, если бы не американ­ская помощь сталью. А сейчас представляют дело так, будто у нас всё это было свое в изобилии».

О том же свидетельствовал Микоян: «…Осенью 1941 года мы все по­теряли, и если бы не ленд-лиз, не оружие, продовольствие, теплые вещи для армии и другое снабжение, еще вопрос, как обернулось бы дело».

Сталин, однако, не был удовлетворен действиями союзников. Они воевали в Африке, Азии, на Тихом океане, в августе 1943 г. вторглись в Италию, но все это были второстепенные театры военных действий. Вто­рой фронт против Германии они не открывали. США и Великобритания были заинтересованы в истощении и Германии, и СССР. В мае 1943 г. со­ветское руководство распустило Коминтерн, желая продемонстрировать, что СССР отказывается от революционных замыслов и не представляет опасности для западных держав. Однако ситуацию изменил как раз страх перед ним. Затяжка стала невозможной после победы Красной Армии под Курском. Возникло ощущение, что советские войска смогут занять всю Европу. Но где создавать второй фронт? Этот вопрос стал централь­ным на первой встрече «большой тройки» — проходившей в ноябре- декабре 1943 г. в Тегеране конференции председателя Совета министров СССР И. В. Сталина, президента США Ф. Рузвельта, премьер-министра Великобритании У. Черчилля. Сталин предлагал открыть второй фронт в Северной Франции. Этого требовали и военные соображения: тогда бы Германия оказывалась в стратегическом окружении. Однако Черчилль настаивал на вторжении на Балканы. Намерения его были прозрачны: премьер-министр хотел отсечь Красную Армию от Центральной Европы. Но Сталина поддержал Рузвельт, считавший необходимым как можно скорей разбить Германию и стремившийся наладить послевоенное со­трудничество с Советским Союзом. Черчиллю пришлось уступить. Реше­но было открыть второй фронт в мае 1944 г. 6 июня он был открыт: диви­зии США, Англии, Канады под командованием американского генерала Д. Эйзенхауэра высадились на севере Франции.

Это была крупнейшая десантная операция Второй мировой войны. Одновременно с нею, 23 июня, советские войска двинулись в наступле­ние в Белоруссии, почти всю ее освободили, заняли четверть Польши и часть Прибалтики, уничтожив в ходе этой операции (с кодовым наиме­нованием «Багратион») группу армий «Центр».

17 июля 1944 г. советское командование наглядно продемонстриро­вало достигнутые успехи. По улицам Москвы провели под конвоем ко­лонны немецких военнопленных общей численностью в 57 600 человек. Позади колонн двигались поливальные машины, смывавшие с асфальта следы «фашистской нечисти».

С открытием второго фронта Германия лишилась малейших шансов. Она держалась лишь фанатичной волей Гитлера, предпочитавшего смерть уступкам. Под ударами союзников пал режим Муссолини (позд­нее дуче был повешен итальянскими партизанами), была освобождена Франция. Красная Армия, изгнав немцев с советской земли, вступила на территорию европейских стран: Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болга­рии, Югославии, Австрии. Германские контрудары по американцам и англи­чанам в Арденнах в Бельгии в декабре 1944 г. и по советским войскам у озе­ра Балатон в Венгрии в марте 1945 г. имели только временный успех.

В феврале 1945 г., когда союзные войска вышли к германским гра­ницам, Сталин, Рузвельт и Черчилль встретились в Ялте. Они договори­лись вести войну до капитуляции Германии и согласовали военные планы, условились о временном разделе Германии и Берлина на зоны оккупа­ции, решили после поражения Германии расформировать ее вооруженные силы, ликвидировать или взять под контроль ее военную промышлен­ность, взыскать с нее репарации, запретить нацистскую партию, предать суду германских лидеров как военных преступников. (Такой суд состоял­ся в 1946 г. в Нюрнберге.) США и Англия согласились с установленной в 1939 г. советско-польской границей (с небольшими отличиями), признав, следовательно, законность аннексии Советским Союзом Восточной Поль­ши. СССР обязался вступить в войну против Японии через два-три меся­ца после капитуляции Германии. За это он должен был получить Курилы, Южный Сахалин, аренду Порт-Артура. Союзники постановили создать Организацию Объединенных Наций (ООН).

12 апреля Рузвельт скончался. Гитлер и его министр пропаганды Геббельс сочли, что это ниспосланное небом чудо, которое спасет Герма­нию, подобно тому, как смерть императрицы Елизаветы спасла Пруссию в Семилетней войне.

Но чуда не произошло. Смерть Рузвельта не внесла перемен в ход войны. В марте советские войска форсировали Одер, а 16 апреля нача­лось крупнейшее по количеству примененных сил и средств сражение в мировой истории — Берлинская битва. Наступавшие на германскую сто­лицу подразделения армии 1-го Белорусского фронта под командовани­ем Георгия Жукова, 2-го Белорусского под командованием Константина Рокоссовского, 1-го Украинского под командованием Ивана Конева на­считывали 2,5 миллиона человек (в том числе около 250 тысяч бойцов Войска Польского), 41 600 орудий и минометов, 6250 танков и самоход­ных артиллерийских установок, 7500 боевых самолетов. Противостояв­шая им фашистская группировка имела 850 тысяч солдат и офицеров, 9300 орудий и минометов, 1500 танков и самоходных установок, 2200 самолетов. Немцы дрались отчаянно, советское же командование стре­милось взять германскую столицу как можно скорее, чтобы опередить союзников. Поэтому Берлинская битва отличалась редким кровопроли­тием. Потери сторон убитыми, ранеными, пропавшими без вести дости­гают многих сотен тысяч. В ночь на 1 мая лейтенант Алексей Берест, сержант Михаил Егоров и младший сержант Мелитон Кантария водрузили над берлинским рейхстагом (парламентом) красный стяг — Знамя победы. 2 мая берлинский гарнизон капитулировал. Еще ранее, 30 апреля, Гитлер застрелился. За Берлином, на реке Эльбе, советские части встретились с американцами.

Последним очагом германского сопротивления оставалась Прага. 5 мая здесь вспыхнуло восстание. На помощь повстанцам пришла одна из власовских дивизий, надеясь тем самым заслужить прощение. 9 мая в Прагу вступила Красная Армия. 11 мая немцы сложили оружие,

В ночь с 8 на 9 мая в Берлине советские, американские, английские, французские представители подписали с командующими вермахта акт о капитуляции Германии. От СССР подпись поставил Жуков.

Теперь следовало устроить послевоенную жизнь. В июле-августе 1945 г. руководители союзных держав встретились в расположенном в 20 километрах от Берлина городе Потсдаме, служившем прежде резиден­цией прусских королей. Выбор места встречи имел символическое значе­ние: победители собрались в историческом центре начавшего и проиг­равшего войну государства. СССР представлял Сталин, США — президент Г.Трумэн, Великобританию — сначала Черчилль, затем его сменил К. Эттли, ставший премьер-министром после победы на выборах лейбо­ристской партии. Союзники подтвердили решения Ялтинской конфе­ренции, согласились передать часть немецкой территории Польше, уста­новив новую польско-германскую границу по рекам Одер и Западная Нейсе, а треть Восточной Пруссии с Кенигсбергом (ныне Калининград) — Советскому Союзу.

8 августа 1945 г., через день после того, как американцы сбросили атомную бомбу на Хиросиму, СССР начал войну против Японии. Обладая почти двукратным превосходством в живой силе и многократным в тех­нике, советские войска под командованием маршала Александра Васи­левского менее чем за месяц разгромили Квантунскую армию. Красная Армия заняла Маньчжурию, Южный Сахалин, Курильские острова. Саму Японию оккупировали американцы. 2 сентября на борту американского линкора «Миссури» был подписан акт об ее капитуляции. Так закончи­лась Вторая мировая война.

Разгром фашизма, угрожавшего самому существованию человечества, стал ее важнейшим результатом. Советский народ сохранил свое физи­ческое существование ценой почти 27 миллионов жизней. Общее число погибших превышает 60 миллионов.

Война продемонстрировала достоинства социалистического строя. Разительным был контраст с Первой мировой войной. Если во время нее Россия произвела основных видов оружия чуть ли не на порядок меньше Германии, то во время Великой Отечественной, несмотря на потерю об­ширных территорий, — значительно больше: самолетов — в 1,4 раза, тан­ков — в 2,5 раза, орудий — в 1,5 раза, минометов — в 5 раз. Вряд ли, ко­нечно, СССР достиг бы таких результатов без поставок по ленд-лизу, но ведь и в распоряжении Германии были ресурсы почти всей Европы,

Социализм не принес того, что обещал: ни равенства, ни изобилия. Однако он дал другое, то, что помогло стране выстоять в страшной: воз­можность свободно манипулировать ее ресурсами. Брошенные в тяже­лую промышленность, прежде всего в военные отрасли, они обеспечили России то могущество, которое позволило ей выдержать столкновение с технически более развитым и опаснейшим в ее истории врагом.

Сокрушительные победы над Германией и Японией — теми самыми странами, которые в начале века нанесли поражения царской России, — послужили оправданием всей сталинской политики: и индустриализа­ции, и коллективизации, и уничтожения оппозиции (которая могла, по сценарию Первой мировой войны, воспользоваться поражениями своих войск для захвата власти). А репрессии в армии, снизив на время ее бое­способность, сняли угрозу военного переворота. Гитлер, после того, как 20 июля 1944 г. его едва не убили офицеры-заговорщики, горько пожалел о том, что не провел, по примеру Сталина, чистку военного командова­ния. Да и неудачи 1941 г. в конечном счете сыграли на руку СССР, выну­див Соединенные Штаты взять его сторону.

Первую мировую войну Россия проиграла не на поле боя. Слабость власти, раскол общества — вот что погубило Российскую империю. Все противоречия Сталин похоронил под спудом своей диктатуры.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов