Между мировыми войнами. Внешняя политика

Как в 1918-1919 гг. Советская республика пребывала в «кольце фрон­тов», в «огненном кольце», так по окончании Гражданской войны она оказалась, если употреблять штампы той эпохи, во «враждебном капита­листическом окружении». Для России, с ее самобытной цивилизацией, состояние изолированности было привычным. Избавившись в 1480 г. от монгольского владычества, она до XIX века оставалась единственным независимым православным государством. Александр III говорил, что у России есть только два союзника — армия и флот. Советские вожди не проводили аналогий с прошлым. Но они верили, что России недолго ос­таваться единственной социалистической страной. Возродив Российскую державу, большевики придали новый импульс ее экспансии. Теперь она шла под флагом мировой революции. Пользуясь послевоенным хаосом, СССР предпринимал неустанные попытки ее разжечь. Такая подрывная деятельность, равно как и отказ большевиков вернуть внешние долги и уплатить компенсации за конфискованную иностранную собственность, да и сам факт строительства общества, альтернативного капиталистиче­скому, посеяли глубокий антагонизм между Россией и Западом.

Спорные вопросы стороны попробовали уладить на международной конференции в Генуе в 1922 г. Успехом она не увенчалась. Выразив го­товность выплатить компенсации, российская делегация, возглавляемая наркомом по иностранным делам Георгием Чичериным (1872-1936), потребовала возместить ущерб, нанесенный интервенцией.

Но и сам Запад раздирали острейшие противоречия. Поэтому уда­лось прорвать антисоветский фронт. В курортном городке Рапалло, не­подалеку от Генуи, представители Советской России и Германии — двух государств-изгоев — подписали договор об установлении дипломатиче­ских отношений и взаимном отказе от претензий. На десятилетие Гер­мания стала важнейшим торговым, политическим и военным партнером СССР. В обход тех ограничений, что налагал на нее положивший конец Первой мировой войне Версальский договор (1919), Германия на совет­ской территории готовила своих офицеров и производила оружие, делясь с СССР секретами военных технологий.

Столь тесная дружба не помешала «ленинскому Политбюро» органи­зовать в октябре 1923 г. восстание в Германии. Не получившее массовой поддержки, оно было быстро подавлено. Провалился мятеж в Болгарии, поднятый месяцем ранее. Закончилась ничем забастовка английских гор- някоБ в 1926 г., финансировавшаяся Советским правительством. Разгром- лена’была компартия Китая, поднявшая в 1927 г. восстание на юге страны.

Крах этих авантюр, стабилизация режимов Запада, признание СССР почти всеми ведущими государствами в 1924-1925 гг., необходимость сосредоточения сил на выполнении грандиозного пятилетнего плана побудили Сталина и его соратников отказаться от лихих атак на мировой капитализм. Решено было заняться укреплением позиций СССР на меж­дународной арене. Советское руководство объявила, что проводит «по­литику мира», провозгласив в то же время СССР ведущей революцион­ной силой, «одним своим существованием революционизирующей рабо­чий класс и колонии».

Но тут появился новый фактор. «Великая депрессия» 1929-1933 гг., жажда реванша за поражение в Первой мировой войне, стремление к пересмотру унизительного для немцев Версальского мира привели к власти в Германии в 1933 г. фашистов во главе с Адольфом Гитлером. Ус­тановив личную диктатуру, Гитлер жестоко подавил оппозицию. Нара­щивая, в нарушение Версальского договора, военную мощь, он призывал к борьбе с коммунизмом. Это заставляло поверить в серьезность изло­женных в его книге «Mein Kampf» («Моя борьба»)[1] и распространенных еще в довоенной Германии намерений завоевать «жизненное простран­ство» на Востоке.

Поэтому СССР приступил, наряду с Францией, к созданию системы коллективной безопасности. В 1933 г. он установил дипломатические отношения с США, в 1934 г. вступил в Лигу Наций (учрежденную в 1919 г. предшественницу ООН), ранее именовавшуюся советской прессой «ли­гой грабителей», в 193S г. заключил договоры о взаимопомощи с Фран­цией и Чехословакией.

Новая политика оказалась мертворожденной. Подписанные догово­ры не сопровождались военными соглашениями. Советской помощи в Европе боялись не меньше, чем германской агрессии. В годы граждан­ской войны в Испании (1936-1939), завершившейся, благодаря открытой интервенции Италии и Германии, победой мятежников-националистов во главе с генералом Ф. Франко, СССР, направляя на помощь правитель­ству Народного фронта военных советников, летчиков, танкистов, одно­временна руками своей агентуры уничтожал местных коммунистиче­ских еретиков — противников Сталина. Всё это ясно показывало, что по­следует за советским вмешательством. События в самом СССР, мягко говоря, не укрепляли его репутации как ценного союзника. Московские процессы 1936-1938 гг. создавали впечатление, что СССР погряз во внут­ренних распрях. Казни военачальников, чистки в армии заставляли со­мневаться в ее боеспособности.

Крах системы коллективной безопасности имел и другую причину. Чудовищные потери в Первой мировой войне отбили у англичан и фран­цузов всякое желание воевать В такой обстановке Гитлер мог действо­вать абсолютно безнаказанно. Игнорируя Версальский мир, он в марте 1935 г, восстановил всеобщую воинскую повинность, в марте 1936 г. ввел войска в Рейнскую область — граничащую с Францией немецкую терри­торию, которая, по Версальскому договору, должна была оставаться де­милитаризованной. В том же духе действовали Италия и Япония. Италия, где с 1922 г. у власти находились фашисты во главе с Бенито Муссолини, в 1935-1936 гг. захватила Абиссинию (Эфиопию). Япония, занявшая в 1931 г. Маньчжурию и создавшая там марионеточное государство Мань- чжоу-го, принялась покорять остальной Китай. В октябре 1936 г. Герма­ния и Италия подписали соглашение о сотрудничестве в международных делах, образовав «ось Берлин—Рим». Спустя месяц Германия и Япония заключили «Антикоминтерновский пакт». Через год к нему присоедини­лась Италия.

В 1938 г. Гитлер счел Германию достаточно усилившейся для борьбы за мировое господство. Сначала он действовал под предлогом объединения в одном государстве всех заселенных немцами земель. В марте 1938 г. немецкие войска оккупировали Австрию. Сразу был осуществлен ее ан­шлюс — присоединение к Германии. Пассивность мирового сообщества и почти единодушная поддержка немецкого народа, связывавшего с Гитлером надежды на возрождение страны, вдохновили фюрера на дальнейшие свершения. Гитлер потребовал, чтобы Чехословакия пере­дала Германии Судетскую область. Прежде она принадлежала Австро- Венгрии и вошла в состав Чехословакии по условиям Версальского мира. Заодно территориальные претензии к Чехословакии выдвинули Польша и Венгрия.

Сопротивляться в одиночку Германии и другим соседям Чехослова­кия не имела возможностей. Но она была готова драться в союзе с фран­цузами и англичанами. Однако встреча в Мюнхене 29-30 сентября 1938 г. премьер-министра Великобритании Н. Чемберлена и премьер-министра Франции Э. Даладье с А. Гитлером и Б. Муссолини закончилась капитуля­цией демократических держав. Чехословакии было предписано отдать Судеты Германии, Тешинскую область — Польше, южнословацкие земли — Венгрии. Чехословакия потеряла около трети территории и более трети населения. Из унитарного государства она превратилась в конфедера­цию: Словакия и Закарпатская Украина объявили о своей автономии. Английское и французское правительства надеялись, что Мюнхенское соглашение принесет мир Западу, направив Гитлера на Восток. В дейст­вительности этот договор послужил одной из предпосылок германского нападения на западноевропейские страны: политика умиротворения способна лишь поощрить агрессора.

14 марта 1939 г., следуя распоряжениям Берлина, правительство Сло­вакии провозгласило ее самостоятельным государством и обратилось к Германии с просьбой о защите. На следующий день немецкие войска оккупировали Чехию. Венгры же заняли Закарпатскую Украину. 22 марта немцы захватили Мемель (Клайпеду), принадлежавший им до войны, аннексированный Литвой в 1919 г. и спустя четыре года официально пе­реданный ей Лигой Наций.

Затем фюрер принялся за Польшу. Очередной мишенью он избрал Данциг (Гданьск). Населенный немцами, он находился в окружении польских земель и имел гарантированный Лигой Наций статус вольного города. Гитлер потребовал, чтобы Польша согласилась на присоединение Данцига к Германии и строительство находящихся под немецкой юрис­дикцией автомобильной и железной дорог к городу через польскую тер­риторию. Но участь Чехословакии рассеяла иллюзии относительно наме­рений Гитлера. Польское правительство ответило отказом. Англия и

Франция заявили, что гарантируют независимость Польши, иными сло­вами, пообещали за нее воевать.

Теперь Гитлеру нужен был другой партнер. Такового он нашел в Сталине. Альянс с СССР предоставлял Германии возможность разгромить Польшу, невзирая на противодействие западных демократий. Союз с Германией на время устранял опасность войны с ней и, кроме того, по­зволял СССР заполучить земли в Восточной Европе.

Советско-германские контакты сразу активизировались. Одновре­менно СССР вел переговоры с Англией и Францией — но лишь в качестве дымовой завесы, чтобы побольше выторговать у Гитлера. После Мюнхе­на Сталин не верил в способность англичан и французов сопротивляться. Они, со своей стороны, не доверяли СССР и только тянули время, желая стравить немцев и русских. Английскую и французскую делегации, вы­ехавшие в Москву на переговоры о военной конвенции, возглавили третьестепенные лица. До Москвы они добирались две недели — сначала на теплоходе, потом на поезде. Польша, как и Румыния, не желала про­пускать советские войска через свою территорию. Мотивы этих стран были понятными, однако иначе Красная Армия не могла вступить в со­прикосновение с германскими вооруженными силами. Переговоры СССР с Англией и Францией были обречены на провал.

Переговоры с Германией шли гораздо успешней. В Москву вылетел министр иностранных дел Германии Й. Риббентроп, и 23 августа 1939 г. он и Молотов (с мая нарком иностранных дел) подписали пакт о ненапа­дении. Они подписали и более важный документ, существование которо­го советское руководство отрицало до 1989 г., — секретный протокол о разделе сфер влияния в Восточной Европе. В германскую сферу вошли западная половина Польши и Литва, в советскую — Восточная Польша до реки Висла, Финляндия, Эстония, Латвия, Бессарабия.

В отличие от переговоров СССР с Англией и Францией, советско-гер­манские шли в глубокой тайне. Поэтому сообщение о пакте прозвучало как гром среди ясного неба. Последствия пакта не заставили себя ждать.

1 сентября 1939 г. германские войска вторглись в Польшу. Так нача­лась Вторая мировая война, охватившая более 60 государств. Польская армия, далеко уступавшая немецкой по боевой мощи, не смогла оказать ей серьезного сопротивления. 3 сентября Англия и Франция, в соответст­вии с их обещаниями полякам объявили Германии войну, не предпри­няв, впрочем, военных акций; эта война получила название «странной». 17 сентября под предлогом защиты «украинских и белорусских братьев» на территорию Польши вступили советские войска. На следующий день они встретились с немцами в Бресте.

По настоянию Сталина линия раздела была изменена. К Германии отошла Центральная Польша с Варшавой, взамен СССР получил Литву. Вернув утраченные в советско-польской войне 1920-1921 гг. территории и включив их в состав Украины и Белоруссии, Сталин оставил на долю Гитлера выяснение отношений с польскими патриотами.

Линию разграничения зафиксировал секретный протокол к договору «О дружбе и границе», подписанному Молотовым и Риббентропом в Мо­скве 29 сентября. Четвертый раздел Польши, таким образом, состоялся.

Договор о ненападении укрепил позиции СССР и на Дальнем Восто­ке. Сталин очень не хотел быть втянутым в войну с Японией. В 1935 г, СССР даже продал ей (формально — Маньчжоу-Го) Китайскую Восточную железную дорогу, которую в 1929-м отбил у захвативших ее китайцев. В то же время Советский Союз без колебаний пресекал любые террито­риальные посягательства. Когда в 1938 г. японские подразделения заняли две спорные сопки у озера Хасан, Красная Армия тут же выбила против­ника. Летом 1939 г. советско-монгольские войска под командованием знаменитого в будущем полководца Георгия Жукова (1896-1974) разгро­мили у реки Халхин-Гол японо-маньчжурскую группировку и вытеснили ее с восточной окраины Монголии. Под давлением немцев Япония оста­вила замысел взять реванш. 15 сентября 1939 г. она заключила переми­рие с СССР и Монголией. Это поражение явилось одним из тех обстоя­тельств, что побудили впоследствии Японию воздержаться от нападения на Советский Союз.

Гитлер никогда не забывал о своей главной цели — захвате жизнен­ного пространства на Востоке. Но теперь ситуация изменилась. Восточ­ная граница немецких завоеваний на какое-то время была защищена пактом со Сталиным. Сам советский диктатор был занят получением того, что ему причиталось по этому договору. С другой стороны, Англия и Франция находились в состоянии войны с Германией, пусть и фор­мальном, Поэтому фюрер обратил взор на Запад.

В 1940 г. он покорил Данию, Норвегию, Голландию, Бельгию, Люк­сембург, Францию. Западные державы ничего не могли противопоставить немецкой тактике, сочетавшей стремительные удары танковых клиньев и массированные бомбардировки. Лишь Англия, отделенная морским про­ливом от континента, продолжала сражаться, ведя с гитлеровцами воз­душную войну.

Советские успехи были скромнее. В октябре 1939 г. Советское пра­вительство потребовало от Финляндии отдать СССР территорию близ Ленинграда (расположенного всего в 32 километрах от границы), острова возле Кронштадта, сдать СССР в аренду порт на полуострове Ханко (Гангут).

Здесь планировалось построить военно-морскую базу, контролировавшую вход в Финский залив. Взамен Финляндии предлагалась вдвое большая территория, однако в необжитых местах в Карелии. За этими требования­ми могли последовать другие. Поэтому финское правительство ответило отказом. Возможно, они и были выдвинуты в расчете на отказ. Неуступчи­вость финнов послужила поводом для советского нападения.

Длившаяся 3,5 месяца, с 30 ноября 1939 до 12 марта 1940 г., и име­нуемая «зимней», эта война показала невысокую боеспособность Крас­ной Армии. Многократно превосходя финнов в живой силе и технике, но плохо подготовившись к кампании, советские войска только в феврале смогли прорвать их пограничные укрепления — «линию Маннергейма» (финского главнокомандующего). Сопротивление финнов, как и опасе­ния вмешательства на их стороне Англии и Франции, побудили Сталина остановиться на этих рубежах. Финляндия передала СССР всё, что он хотел вначале, и еще Карельский перешеек с Выборгом, но ценой 10% своей территории сохранила независимость. Завоеванные земли были присоединены к Ленинградской области и Карельской автономной рес­публике, каковая получила наименование Карело-Финской и статус рес­публики союзной. (В 1956 г. ее понизили до автономии и вернули преж­нее название.)

Не имевшим столь мощной линии укреплений и подходящим для обороны рельефом местности Литве, Латвии и Эстонии пришлось осе­нью 1939 г., после разгрома Польши, допустить на свои территории со­ветские гарнизоны. В июне 1940 г., уступая ультиматуму, предъявленно­му Советским Союзом, прибалтийские правительства санкционировали ввод в свои страны новых подразделений Красной Армии и ушли в от­ставку. Власть взяли коммунисты. В августе Литва, Латвия и Эстония бы­ли включены в СССР в качестве союзных республик.

Тогда же, по требованию СССР, Румыния отдала ему Бессарабию и Северную Буковину, о которой в секретном протоколе речи не было. Большая часть Бессарабии была объединена с Молдавской автономной республикой, прежде находившейся в составе Украины. Молдавия стала союзной республикой. Южная Бессарабия и Северная Буковина отошли к Украине,

Итак, перед войной в СССР входили 16 союзных республик: Россий­ская, Украинская, Белорусская, Молдавская, Азербайджанская, Армян­ская, Грузинская (Закавказская федерация была упразднена в 1937 г.), Узбекская, Туркменская, Таджикская (включавшие территории ликвиди­рованных Бухарского и Хивинского ханств), Казахская, Киргизская, Лат­вийская, Литовская, Эстонская, Карело-Финская. Крупнейшей являлась Россия, дробившаяся на десятки административных образований: тер­риториальных (краев и областей) и национально-территориальных (ав­тономных республик, автономных областей, национальных округов).

Договор с Германией позволил СССР занять территорию в полмил­лиона квадратных километров с населением в 20 миллионов человек. Здесь был проведен стандартный набор социалистических преобразований: на­ционализация, коллективизация, аресты, расстрелы и депортация в Сибирь тысяч действительных и мнимых противников Советской власти.

Заключая пакт о ненападении, и Сталин, и Гитлер рассчитывали пе­реиграть друг друга. Гитлер собирался завоевать Польшу и Западную Ев­ропу, а уже затем обрушиться на СССР. Сталин желал вернуть потерян­ные во время Гражданской войны области, а после того, как немецкие и англо-французские войска уничтожат друг друга, установить контроль над Европой. Блицкриг Германии, многократно ее усиливший, оказался для советского вождя неприятным сюрпризом.

Удивляться, однако, было нечему. Ведь в 1914 г. Франция устояла только благодаря русской поддержке. Теперь же она стала легкой немец­кой добычей. При всем том выбора в 1939 г. у Сталина не было. Отказ от договора с Германией был равносилен приглашению напасть на СССР — при полной его изоляции. Раскол Антанты, вызванный Октябрьской ре­волюцией, сделал возможным возрождение Германии.

Пакт о ненападении позволил Советскому Союзу выиграть простран­ство и время. Но главный его выигрыш, не осознававшийся, вероятно, Сталиным, заключался в другом. Направив Гитлера на запад, пакт привел к возрождению антигерманской коалиции (с заменой Франции Соеди­ненными Штатами), которая впоследствии нанесла фашизму сокруши­тельное поражение.

Внешне отношения между СССР и Германией выглядели вполне корректными. Стороны вели оживленную торговлю, тщательно соблюдая свои обязательства. СССР поставлял Германии зерно, нефть, другое стра­тегическое сырье и получал в обмен новейшее вооружение и оборудова­ние. Советские лидеры направляли поздравления немецким «по случаю побед германского оружия». Однако это лишь маскировало истинные намерения. Перемирие между обоими диктаторами могло быть только временным.

С лета 1940 г. советско-германские отношения ухудшаются. Сразу после капитуляции Франции немецкое командование по приказу Гитле­ра стало разрабатывать план войны против СССР (операция «Барбарос­са») и перебрасывать войска на восток. 27 сентября Германия, Италия и Япония заключили в Берлине договор о военно-политическом союзе и разделе сфер влияния — Тройственный пакт. В декабре Гитлер установил дату нападения на СССР: 15 мая 1941 г. Но в марте в Югославии было свергнуто прогерманское правительство — через день после того, как присоединилось к Тройственному пакту. Гитлер ответил моментально: в апреле 1941 г. Югославию оккупировали германские, итальянские, вен­герские войска. Заодно немцы разбили греческую армию, до того успеш­но отражавшую атаки итальянцев.

В Румынии и Болгарии уже стояли немецкие части. Германия, таким образом, завладела всем Балканским полуостровом. Однако из-за этой кампании, долгой распутицы, трудностей передислокации нападение на СССР пришлось отложить до 22 июня. Впрочем, фюрер не сомневался, что война с Советским Союзом будет столь же успешной и быстротечной, сколь и предыдущие его кампании.

 

Похожие страницы