Древняя Русь

Образование и становление Киевского государства

«Откуда пошла Русская земля? Кто в Киеве первым начал княжить?» — такими вопросами задается автор древнейшей из сохранившихся русских летописей, созданной в начале XII века «Повести временных лет» (т. е. минувших) монах Нестор, Он рассказывает, что Киев основали вождь племени полян Кий, его братья Щек, Хорив и сестра Лыбедь, но ничего не говорит об их потомстве.

А вот другой летописный рассказ имеет длинное продолжение, сле­ды от которого тянутся до наших дней. Тут дело происходит на севере Восточно-Европейской равнины, близ Ладожского, Ильменского и Чуд­ского озер, где жили славянские племена словен и кривичей и их финно- угорские соседи — чудь и весь. Платили они дань варягам (норманнам, скандинавам), но в один прекрасный день поднялись и прогнали их «за море». Свобода не принесла счастья: «встал род на род». Тогда победите­ли пошли «к варягам, к руси». (Слова «к руси», по всей видимости, явля­ются позднейшей вставкой; происхождение этого имени, давшего на­звание русскому народу и его державе, остается неясным.) «Земля наша велика и обильна, — произнесли знаменитые слова послы, — а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». Откликнувшись на этот призыв, к просителям в 862 г. явились три брата — Рюрик, Синеус и Трувор. Первый сел в Новгороде, второй в Белоозере, третий в Изборске. Двое последних вскоре умерли, Рюрик же стал родоначальником местной княжеской династии.

В 879 г., если верить летописи, умер и он. Три года спустя его преем­ник, «родич» Олег, по речному пути «из варяг в греки», соединявшему Балтийское и Черное моря, Скандинавию и Византию, двинулся на юг и захватил Киев. Свой контроль он сохранил и над Новгородом. Покорив древлян, затем северян и радимичей, доселе зависимых от находившего­ся меж Черным и Каспийским морями Хазарского каганата, Олег объе­динил под своей властью почти все восточнославянские племена. Так образовалось древнерусское государство — Киевская Русь.

Жители его занимались охотой, рыболовством, бортничеством (сбо­ром меда диких пчел), скотоводством, ремеслами, а главным образом — земледелием. Известны были два его способа, в обоих удобрением слу­жила зола. На лесистом севере применялось подсечно-огневое. Люди подрубали деревья, а на следующий год поджигали высохшие стволы и выкорчевывали пни. В степных районах юга господствовало пашенное (залежное): выжигали траву. Неглубокие северные почвы вспахивали сохой. На юге использовался плуг. Снабженный лемехом (ножом) и отва­лом, он рыхлил и сдвигал земельный пласт. С истощением обрабатывае­мого участка переходили на следующий. Благо, земли было много. Рас­стояние между поселками достигало десятков километров.

Жили славяне общинами, полевые работы вели сообща. Хозяйство их было по преимуществу натуральным. Каждая семья или община («вервь», «мир») производила все необходимые для жизни продукты. Почти всё население составляли крестьяне. Варяги звали землю восточных славян «Гардарики» — страной городов, однако городом считался любой острог, любой укрепленный пункт. Из города велось управление окрестной тер­риторией — «властью» (волостью).

Предводителем в каждом восточнославянском племени был князь. Его «ближний круг» составляла дружина. Исполняла она и военные функции, и обязанности гражданской администрации. Дружина киев­ских князей делилась на «старейшую» (княжие мужи, бояре) и «молод­шую» (гриди, отроки, детские). В критические моменты ответственность брало на себя вече — сход свободных взрослых мужчин. Иногда вече даже меняло князей.

В 907 г, Олег совершил морской поход на Царьград (Константино­поль) — столицу Византии (Восточной Римской империи). Устрашенные мощью его флота, греки (византийцы) уплатили Олегу дань, предоставили русским купцам право торговать в Константинополе беспошлинно и жить там полгода за счет местной казны. Возникла, стало быть, зона свободной торговли. Правда, не упоминается в византийских хрониках этот поход.

Зато походы Игоря (сына Рюрика, согласно летописи) византийские и западноевропейские источники описывают подробно. В 941 г. визан­тийцы отразили нападение, обрушив на русские суда «греческий огонь» (горючую смесь). Второй поход, в 944 г., был для Игоря более удачен. Гре­кам пришлось откупаться данью.

Государству нужны налоги. С поздней осени до ранней весны князь, его посадники (наместники) и дружинники по замерзшим дорогам и рекам объезжали волости и собирали дань — деньгами, мехами, воском, продовольствием. Заодно они вершили суд и расправу. Такой объезд — или набег — назывался полюдьем. Случался и повоз — добровольная дос­тавка дани.

В 945 г. Игорь, взяв с древлян то, что ему причиталось, неожиданно вернулся за дополнительной данью. Пожадничал он напрасно. Древляне перебили его дружинников, а самого Игоря предали жестокой казни. Князь был привязан за ноги к стволам согнутых деревьев и разорван на­двое, когда они распрямились.

Вдова Игоря, Ольга (ок. 890-969), отомстила мятежникам. Огнем и мечом прошла она по земле древлян и сожгла их столицу — Искоростень. Но Ольга сделала и политические выводы. Она определила четкие раз­меры и правила сбора дани — «уставы и уроки», положив тем самым на­чало формированию правильной системы налогообложения. Она создала также на подвластной территории свои опорные пункты — погосты. Здесь располагались княжеские гарнизоны, сюда свозилась дань. В 957 г. Ольга приняла христианство.

Святослав, сын Игоря и Ольги, мало походил на свою мать. Делом его была война. В 964-966 гг. он покорил вятичей, разбил волжских бол­гар, разгромил хазар, нанес поражения ясам (предкам осетин) и касогам (предкам адыгов), занял Таманский полуостров, где образовалось рус­ское Тмутараканское княжество. В 967 г. Святослав вторгся в Дунайскую Болгарию, подошел к Константинополю — столице Византии (Восточной Римской империи). Четыре года шла война. В конце концов греки (визан­тийцы) вынудили Святослава уйти. На днепровских порогах кочевники- печенеги устроили ему засаду. Здесь и завершилась его бурная жизнь.

Вслед за тем между детьми Святослава разгорелась первая на Руси схватка за трон. Одолев и погубив законного сына Яропсшка, престолом в 980 г. завладел побочный — Владимир. В русской истории его правле­ние явилось поворотным пунктом. Почти все его предшественники — Олег, Игорь, Святослав — были типичными викингами-завоевателями. В VIII-ХШ веках разбойничьи набеги скандинавы совершали по всей Европе. Русь для первых ее правителей служила лишь временной стоян­кой, оптово-торговой и военной базой. Владимир же, как и его бабка, показал себя государственным деятелем, заботящимся о развитии своей державы.

 

Князь посадил своих сыновей наместниками в крупнейшие города, отнял у Польши Волынскую землю, восстановил власть над вятичами и радимичами, прекратившими платить дань после гибели Святослава, построил на юго-восточных границах крепости и валы, защищавшие Русь от печенежских вторжений. Желая сплотить страну общей идеоло­гией, Владимир установил культ Перуна — бога грома, молнии, войны. Перун возглавил пантеон языческих богов, чьи идолы были водружены на холме у княжеского дворца.

Многие племена не признали реформу. И Владимир решил, что держаться за язычес тво вообще не стоит. Стране нужна была совсем дру­гая религия, способная поднять ее престиж, объединить народ, дать ему нравственные правила. По сведениям летописи, Владимир вызвал и вы­слушал представителей четырех конфессий: мусульман из Волжской Бол­гарии, иудеев из Хазарии, католиков из Рима, православных из Визан­тии, а затем направил в эти земли своих посланников. Более всего их поразила красота греческой службы. Летопись утверждает, что это и обу­словило окончательный выбор.

В действительности он был предопределен тесными русско-визан­тийскими связями. Инициативу проявили сами греки.

В 987 г. поднял бунт полководец Варда Фока. Император Василий II обратился за поддержкой к Владимиру. Союз предполагалось скрепить лестным для варвара браком. Владимир получал руку сестры императора Анны при условии, что примет христианство. С помощью русского кор­пуса мятеж был подавлен, но выдавать свою сестру за славянского князя Василий не спешил. «Багрянородную» невесту не мог не смущать, среди прочего, гарем, имевшийся у ее жениха. Тогда Владимир захватил глав­ный греческий город в Крыму — Херсонес (Корсунь). И Анна отправилась на Русь.

В Херсонесе в 988 г. Владимир принял крещение, женился на Анне, после чего вернул город грекам в качестве «вена» (выкупа) за невесту. Победа возвысила авторитет князя. По его приказу киевляне крестились в Днепре. В христианство их обращали священники, прибывшие с Анной из Византии и уведенные Владимиром из Херсонеса. В Киеве была учре­ждена русская православная митрополия, подчиненная константино­польскому патриарху.

Старых идолов изрубили и сожгли, Перуна сбросили в Днепр и, оттал­кивая баграми от берега, сплавили до порогов, за которыми начинались печенежские владения. Однако не везде дело шло гладко. Сохранилась поговорка: «Путята крестил Новгород мечом, а Добрыня огнем». Креще­ние Руси растянулось на столетие. В XI веке по стране еще бродили язы­ческие жрецы — волхвы.

Приняв православие, Русь вступила в европейский высший свет — сообщество христианских народов, весьма расширившееся в X-XI веках. Были заключены браки между представителями киевской и зарубежных христианских династий. Очень поднялась русская культура. На Русь ста­ли приезжать христианские священники и мастера. Появились каменное зодчество, иконопись, фресковая живопись. Первым русским каменным зданием был Собор Пресвятой Богородицы в Киеве. Киевской митропо­лии Владимир даровал десятую часть своих доходов, и этот храм стал зваться Десятинной церковью. На русскую землю проникла славянская письменность — «кириллица», составленная византийским миссионером Кириллом или кем-то из его учеников. Стала распространяться христи­анская литература — старославянские переводы Библии, богослужебные книги и т. д. При монастырях появились школы и библиотеки. В какой-то степени смягчились нравы: прекратились, скажем, ритуальные жертво­приношения.

Владимир понимал, что власть сильна народной поддержкой. Князь давал вошедшие в предания пиры дружинникам, устраивал празднества простому люду, одаривал убогих и нищих. Былинный герой Владимир Красное Солнышко его, наверное имел своим прототипом. Но в 1014 г. князю довелось столкнугься с бунтом в собственной семье. Сын его Яро­слав, управлявший Новгородом, отказался пересылать в Киев ежегодную дань в 2000 гривен. Владимир велел готовить поход на Новгород.

Однако в 1015 г. он умер. Осталось у него десять сыновей от разных браков. Опять началась усобица. Престол занял старший, Святополк, но в жестокой сече на реке Альте в 1019 г. Ярослав разгромил его войска. Жертвами подосланных убийц стали два других сына Владимира — Борис и Глеб. Историю пишут победители: Борис и Глеб были канонизированы православной церковью, став первыми русскими святыми. Вину за их ги­бель летопись возложила на Святополка, наградив его прозвищем «Окаян­ный». Высказывается, однако, предположение, что Бориса погубил Ярослав.

В 1023 г. начался последний акт этой братской схватки. На Киев по­шел Мстислав, княживший в Тмутаракани. Смельчак и богатырь, он про­славился тем, как перед битвой с касогами заколол в поединке их князя Редедю. В сражении у Листвена, под Черниговом, в 1024 г. он разбил Яро­слава. Тот ускакал в Новгород, где набрал новое войско. Равенство сил побудило братьев уладить дело полюбовно. Они договорились о разделе страны. Ярославу достались земли по левому, Мстиславу — по правому берегу Днепра. В 1036 г. Мстислав умер, и Ярослав воссоединил под сво­им скипетром всю Русь.

В том же году на Киев напали печенеги. У стен столицы Ярослав нанес им сокрушительное поражение. С тех пор они не тревожили русские земли.

Одолев внутренних и внешних врагов, Ярослав затеял в Киеве гран­диозное строительство. По образцу знаменитого константинопольского храма был возведен на месте битвы с печенегами Софийский собор. Бы­ли сооружены десятки церквей, крепостные стены с Золотыми воротами, вроде тех, что украшали Константинополь. Киев превратился в один из самых больших и красивых европейских городов.

Ярослав расширил пределы Руси: вернул Волынь, утраченную Свя- тополком, завоевал земли чуди (эстов, эстонцев), поставил за Чудским озером крепость Юрьев. Свою власть он простер и над церковью. Пер­выми митрополитами в Киеве были греки. Но в 1051 г. Ярослав созвал епископов и, без ведома константинопольского патриарха, добился из­брания митрополитом русского монаха Илариона.

Удостоившийся прозвища «Мудрый», Ярослав много сделал для про­свещения Руси. Он основал библиотеку при храме Святой Софии, велел переводить греческие духовные книги на русский язык. При нем появил­ся и первый на Руси сборник законов — «Русская правда». Это был свод норм обычного права, зафиксировать которые позволила распростра­нившаяся в Русской земле письменность. «Правда» Ярослава узаконила кровную месть, ограничив круг мстителей. Ими могли быть отец, сыно­вья, братья, племянники убитого. При отсутствии этих лиц убийца пла­тил штраф («виру») в 40 гривен. Столько же стоило отсечение руки. 12 гривнами каралось оскорбление личности — вырывание бороды или усов. В три гривны обходилось отсечение пальца и укрывательство бег­лого раба.

Во второй половине XI и в XII веках «Русская правда» дополнилась новыми законами, свидетельствовавшими об укреплении государства и зарождении феодальных отношений. Кровная месть была запрещена. Появилась вотчина — наследственное земельное владение. Возникли новые категории зависимого населения: смерды — княжеские крестьяне; рядовичи, работавшие на господина по договору («ряду»); закупы, отра­батывавшие у кредитора свой долг — «купу».

Имелись и рабы — холопы. Как правило, в рабство обращали воен­нопленных. Жизнь смерда, рядовича, холопа оценивалась в пять гривен (боевой конь стоил одну гривну). Убийство княжеских приближенных — старшего конюшего, «тиуна» (приказчика, надсмотрщика), огнищанина (управляющего вотчиной) — каралось значительно более высоким штра­фом: 80 гривнами. Многочисленную категорию составляли свободные крестьяне-общинники — «люди». Штраф за убийство людина равнялся 40 гривнам.

Перед смертью, в 1054 г., Ярослав поделил Русь между своими пятью сыновьями, завещав им жить мирно, «в любви», не изгонять, не престу­пать пределов друг друга, во всем слушаться старшего, Изяслава. Подоб­ными родственными правилами отношения князей только и регулиро­вались, в юридические нормы они не были воплощены. Изяслав получил почти половину страны — Киевскую, Новгородскую, Туровскую земли. Святославу достались Чернигов, Рязань, Муром, Тмутаракань; Всеволоду — Переяславль, Ростов, Суздаль, Белоозеро; Вячеславу — Смоленск; Игорю — Владимир-Волынский. С этого момента на Руси возникают автономные, принадлежащие родственникам великого князя владения — уделы. Зем­ли Ярославичей располагались чересполосно — возможно, таким обра­зом их отец хотел обеспечить единство Руси.

Однако тому препятствовало существенное обстоятельство — родо­вой строй со свойственным ему «лествичным» порядком наследования трона. Государство считалось собственностью рода Рюриковичей. Пре­стол переходил не по вертикали, от отца к сыну, как это совершается при семейном наследовании, а по горизонтали — от старшего брата к младшему. После смерти последнего из братьев наступал черед старше­го сына первого брата. Правившие в провинциальных городах братья и племянники нового великого князя перемещались, с учетом старшинст­ва, в более важные волости. Если какой-либо брат умирал, не дождав­шись своей очереди, его сыновья теряли право на киевский трон, а при наличии важных претендентов — и на отцовский. Такие князья имено­вались «изгоями», их конфликты с более удачливыми дядьями вспыхи­вали то и дело.

Уже с конца 1050-х годов усобицы возобновились. С 1061 г. нача­лись опустошительные набеги пришедших из Азии кочевников-половцев. В 1096 г. они едва не взяли Киев. В 1097 г. князья собрались на съезд в городе Любече, поделили Русскую землю, условились сообща ее оборо­нять, установили наследование полученных волостей. «Каждый, — про­возгласил съезд — да держит вотчину свою». О «старейшинстве» киевского князя не упоминалось. Русь, следовательно, превращалась в конфедера­цию почти самостоятельных земель.

Цену этой клятве показали ближайшие дни. Правитель Волыни Давыд заподозрил своего соседа Василько и переяславского князя Владимира Мономаха в недобрых намерениях. Этими подозрениями он поделился с великим князем киевским Святополком II. Великий князь пригласил Ва­силько к себе, арестовал и выдал Давыду.

Канонизация Бориса и Глеба поставила братоубийство под религи­озный запрет. Преступить его у князей не хватало духу. Но Давыд вспом­нил о старинном византийском способе устранения соперников: по его приказу Василько был ослеплен.

В княжеском роду это было невиданным злодеянием. Опять разра­зилась междоусобная брань, и с половецким участием. Наконец, в 1103 г. сильнейшие русские князья, Святопсшк и Владимир, встретились у До- лобского озера близ Киева и постановили идти всей землей против по­ловцев. Долобским съездом завершилась полувековая серия распрей. На Руси воцарился мир. И в ее борьбе со степью произошел перелом. В по­ходах 1103, 1107, 1111 гг. русские под фактическим командованием Вла­димира Мономаха разбили половцев и изгнали их за Дон.

16 апреля 1113 г. Свягополк скончался. Вече пригласило Мономаха на киевский трон. Тот отказался: были претенденты и познатнее. Однако в городе началось восстание. Киевские посланники сказали Владимиру, что если он не возьмет власть, то сделается «много зла»: пойдут на кня­гиню (вдову Святополка), на бояр, на монастыри, и за это ему придется держать ответ. Мономах, расчетливый политик, наверное, только и хотел, чтобы все поняли: без него не обойтись. «В челе» боевой дружины он триумфально въехал в Киев. Мятеж моментально утих.

Двенадцатилетнее правление Владимира Мономаха ознаменовалось новым подъемом Руси. Железной рукой он подавил начавшиеся было усобицы. Русские войска совершили победоносные походы на половцев, чудь, волжских болгар. Учтя урок киевского восстания, Мономах провел экономические реформы, отвечающие интересам низших классов. «Устав Владимира Всеволодовича» ограничил величину процентов по займам. Кредитор не мог требовать с должника сумму, более чем втрое превы­шающую размер выданной ссуды. Строго определялись источники хо­лопства. Можно было самому продать себя в холопы. Холопом становил­ся бежавший от господина закуп, а также тот, кто «без ряда» женился на «робе», «без ряда» шел в тиуны либо ключники.

Сын Мономаха Мстислав Великий также держал в узде своих родст­венников. Но со смертью Мстислава в 1132 г. Древнерусская держава раз­валилась. На ее руинах возникли десятки самостоятельных земель.

Киевская Русь была довольно рыхлым образованием, как и все средневековые европейские государства. Тесных экономических, поли­тических, культурных, этнических связей в ней не сложилось. Населяю­щие ее племена еще не сплотились в единую нацию. Существовало по­нятие «Русская земля» {т. е. страна), понятие же «русский народ» отсут­ствовало. Русь объединялась волей сильного государя. Так было при Владимире Крестителе, Ярославе Мудром, Владимире Мономахе. Но едва он отходил в мир иной, как начинались разброд и шатания. До бес­конечности это не могло длиться. После Мстислава не нашлось такого спасителя.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов