Династический кризис. Правление Ивана Грозного

На престол вступил 27-летний Федор. Отличавшийся набожностью, в историю он вошел с прозвищем «Блаженный». Современники имено­вали его попросту дураком. Небольшого роста, одутловатый, бледный, с постоянной улыбкой и нетвердой походкой, Федор был физически и ум­ственно неполноценным человеком.

Смерть грозного царя чрезвычайно обрадовала бояр. Всячески они демонстрировали, что разрывают с «проклятым прошлым». Были заме­нены многие чиновники, судьи, воеводы. По случаю коронации Федора были освобождены все арестованные при Грозном бояре и дворяне. Всем им возвратили имения. Политика государственного террора осталась уделом предшествующего царствования, хотя в развернувшейся борьбе за власть слетело немало голов. Верх взял Борис Годунов — зять Малюты Скуратова и шурин царя Федора. Пока царь молился, развлекался с кар­ликами и шутами, наслаждался зрелищем кулачных и медвежьих боев, Годунов — правитель, конюший и ближний боярин, наместник царств Казанского и Астраханского — руководил государством. К нему Федор отсылал челобитчиков, к нему обращались ханы и короли.

Годунов укрепил оборону страны. На южных границах встали горо­да-крепости Курск, Белгород, Воронеж, Царицын, защищавшие Россию от татарских набегов. В 1584 г. был заложен Архангельск, ставший ее важ­нейшим портом. Вдоль современного московского Бульварного кольца по проекту зодчего Федора Коня был сооружен каменный Белый город — крепостные стены длиной в девять километров с 27 башнями (снесенные при Екатерине II). Под его же началом крепостная стена протяженностью в 6,5 километров была возведена вокруг Смоленска.

Присоединение донских степей расширило экономические возмож­ности России. Вместе с тем возникли серьезные проблемы. В новые земли хлынула волна переселенцев. Пустели деревни и села, города и волости. Суды оказались заваленными исками о розыске беглых. Для облегчения работы судов в 1597 г. пришлось установить «урочные лета» — пятилетний срок подачи челобитных о розыске бежавших или угнанных крестьян.

Борис сумел повысить статус русской православной церкви. Фор­мально московские митрополиты по-прежнему подчинялись константи­нопольскому патриарху. В действительности положение было обратным. Русская епархия стала самой могущественной в православном мире. «Старец» (монах-наставник) псковского Спасо-Елеазаровского монасты­ря Филофей еще в начале XVI века в послании Василию III назвал Русь «третьим Римом», преемницей Древнего Рима и Византии и заверил, что четвертому «не быть». Восточные же иерархи с захватом Византии тур­ками в 1453 г. попали в зависимость от мусульман. В Москву они наезжали за вспомоществованием. Один из таких ходоков, константинопольский патриарх Иеремия, согласился учредить на Руси патриаршество.

Выборы московского патриарха состоялись с соблюдением всех пра­вил. Церковный собор предложил царю трех кандидатов, он назначил Иова — московского митрополита. 26 января 1589 г. Иеремия посвятил его в патриарший сан.

Внешняя политика Годунова явилась продолжением или исправле­нием того, что начал Иван IV. В 1585 г. казаки потерпели в Сибири три поражения кряду. Погиб и Ермак, когда Кучум ночью напал на спящий рус­ский лагерь. Остатки экспедиции вернулись в Россию. Однако тотчас в Си­бирь двинулись другие русские отряды. Строя города-крепости — Тюмень, Тобольск, Сургут, — русские планомерно двигались на восток. В 1598 г. вое­вода Воейков разбил Кучума. Западная Сибирь была покорена.

В войне со Швецией в 1590-1595 гг. Годунов вернул то, что потерял Иван Грозный: Ям, Копорье, Ивангород, Корелу. Но уход русского войска на север побудил крымского хана Казы Гирея попытать счастья у москов­ских стен. Утром 4 июля 1591 г. 100-тысячная татарская армия, усиленная турецкой артиллерией, подступила к столице. На этот раз царь и бояре не убежали из Москвы. Войска заняли оборону. День прошел в ожесточен­ных схватках, а ночью русские атаковали ханский лагерь. Память о битве при Молодях была еще свежа у татар. В панике они бежали и на Москву более не нападали.

Незадолго до этого набега произошло событие, имевшее чрезвычай­ные последствия для Русского государства: 15 мая в Угличе погиб 9-лет­ний царевич Дмитрий. По всей видимости, с ним случился приступ эпи­лепсии во время игры в ножички, и в конвульсиях он невольно проткнул себе горло. Но поползла молва, что Дмитрий был убит и что его убийство организовал Годунов, чтобы занять трон после смерти Федора. С именем Годунова стали связывать все неприятности: и пожар, случившийся в Москве в мае 1591 г., и нашествие Казы Гирея. Ходили слухи, что Годунов все это подстроил, дабы заставить народ забыть о Дмитрии.

7 января 1598 г. царь Федор скончался. Потомства он не оставил. Династия Рюриковичей пресеклась. Земский собор избрал царем Году­нова. Борис снизил налоги, затеял большое строительство, в частности, была надстроена колокольня Ивана Великого, ставшая самым высоким зданием во всей стране. Годунов заботился о просвещении подданных, поощрял книгопечатание, приглашал на русскую службу западных спе­циалистов, намеревался учредить на Руси школы и университеты, отпра­вил в Англию, Францию, Германию, Австрию русских студентов. В Смутное время они, однако, были забыты, средства на их содержание перестали отпускаться, и никто не вернулся домой.

Борис Годунов в полной мере обладал теми качествами, которые не­обходимы государственному деятелю: волей, умом, хитростью, энергией, красноречием, статью, величественными манерами. Но, не будучи «при­родным государем», он неуютно чувствовал себя на троне. Болезнь, по­стигшая Бориса в 1599 г., обострила его подозрительность. Царь стал по­ощрять доносы. Доносчиков награждали поместьями и деньгами. Жены стучали на мужей, дети на отцов, холопы на господ, бояре друг на друга. Обвиняемых арестовывали, пытали, казнили.

Погрому подвергся клан бояр Романовых, находившихся в родстве с Федором, а значит, имевших основания претендовать на престол. Всех их арестовали и обвинили в намерении извести государя. Старшего из братьев Романовых, Федора Никитича, постригли в монахи под именем Филарета и увезли в дальний монастырь, четверых других сослали. Их жен, детей, родственников, сторонников, слуг отправили в ссылку, тюрьмы, монастыри. Из братьев Романовых ссылку пережили только двое, Филарет и Иван. Но Борису пришлось дорого заплатить за наказание невиновных. Дорого это обошлось и народу.

Похожие страницы