Восстание под предводительством Емельяна Пугачева

Мятежный вождь родился около 1742 г. в Зимовейской станице на Дону, уроженцем которой был и Разин. Пугачев участвовал в Семилетней войне, в войне с гурками. В 1771 г, он то ли демобилизовался, то ли де­зертировал и пустился бродяжничать. Такими бродягами тогда кишмя кишела Русь. Бежали крестьяне от помещиков, должники от кредиторов, солдаты из армии, заключенные с каторги. В ноябре 1772 г. Пугачев при­был в казачий Яицкий городок на Урале. Здесь он провозгласил себя им­ператором Петром Ш. Таинственная гибель монарха возродила самозванческое поветрие. Около десятка Петров Федоровичей ходило по стране.

Время и место своего явления Пугачев выбрал очень удачно: Яик пред­ставлял собой кипящий котел. Правительство стремилось превратить казачье войско в подразделение регулярной армии, казаки отказывались выполнять приказы властей.

На встрече с Пугачевым в сентябре 1773 г. казацкие предводители согласились признать его императором: Казаки не слишком поверили в царское происхождение Пугачева (позднее он и сам раскрыл свое имя ближайшим соратникам), но сочли, что народ соберется под такое знамя.

17 сентября началось восстание. Захватив несколько степных крепо­стей, мятежники подошли к Оренбургу — столице огромного погранич­ного края. Гарнизон отразил штурм. Пугачев приступил к осаде города. Штаб-квартира повстанцев расположилась поблизости, в Бердской сло­боде. Здесь был создан высший орган мятежников — Военная коллегия, отсюда по всей стране полетели пугачевские манифесты. Огонь восста­ния охватил Оренбургскую губернию, Урал и Поволжье. Численность пу­гачевского войска к началу 1774 г. выросла до 30 тысяч человек. Были сформированы казацкие, крестьянские, горнозаводские полки; половину войска составили взбунтовавшиеся в очередной раз башкиры. У пов­станцев было 100 пушек, добытых в занятых крепостях и на уральских заводах. Но ружья имелись лишь у казаков и солдат, лишь изредка у кре­стьян и рабочих. Башкиры, татары, калмыки были вооружены луками со стрелами и саблями, крестьяне — пиками, топорами, рогатинами.

В мятежном краю почти не было регулярных войск: они находились на турецком фронте. Однако Пугачев совершил стратегическую ошибку. Застряв под Оренбургом, он потерял время. Подоспевшие войска разбили повстанцев. Самозванец бежал на Южный Урал с пятью сотнями мятеж­ников. В июле под его началом было уже двадцать тысяч. Решив сыграть ва-банк, Пугачев устремился на запад. 12 июля бунтовщики захватили почти всю Казань. С утра до ночи они грабили город и в завершение его подожгли. По приказу Пугачева, они убивали всех офицеров, всех ино­странцев, всех мужчин и женщин, одетых в «немецкое платье». Их при­нимали за дворян.

Кровавую оргию на следующий день пресек подполковник Иван Михельсон. Подойдя к городу с восемью сотнями солдат, он в трех сра­жениях кряду разгромил повстанческое войско. Против регулярных час­тей мятежные орды не могли устоять.

Но на этом дело не кончилось. С остатками своих отрядов Пугачев переправился на правый берег Волги. 31 июля он огласил самый знаме­нитый свой манифест. Самозваный император возвещал о ликвидации крепостного права, даровании крестьянам казацких вольностей, отмене податей и рекрутских наборов и призывал уничтожать дворян. «Бес­смысленный и беспощадный русский бунт» заполыхал с новой силой. В Казанской, Воронежской, Нижегородской губерниях крестьяне истреб­ляли господ, не щадя ни детей, ни женщин. (Нередко, впрочем, крепост­ные защищали и спасали своих хозяев, а рабочие — свои заводы.) Поме­щики бежали в Москву. Но и там поднимался ропот. Столичная чернь ждала «царя-батюшку».

Пугачев направился к Нижнему Новгороду, намереваясь оттуда и впрямь двинуться к Москве. Однако 10 июля Екатерина заключила мир с Турцией и получила возможность бросить против Пугачева новые силы. Из Свияжска навстречу мятежникам двинулся карательный отряд. Пов­станцы повернули на юг. Преследуемый царскими войсками и приветст­вуемый простым людом, Пугачев взял Саранск, Пензу, Саратов. Под Ца­рицыном, наконец, отряд Михельсона настиг мятежников и нанес им окончательное поражение. Самозванец хотел бежать в Сибирь или казах­ские степи, но его атаманы поняли, что дело проиграно. Надеясь заслу­жить помилование, они схватили Пугачева и сдали властям.

Пугачева приговорили к четвертованию. Казнь состоялась 10 января 1775 г. на Болотной площади в Москве при огромном стечении народа. К эшафоту пропускали только дворян. По тайному приказу Екатерины палач отрубил Пугачеву сначала голову. Казаки, выдавшие Пугачева, были вознаграждены пожизненной ссылкой в Лифляндию. К концу 1775 г. бунт был усмирен. Екатерина повелела предать всё дело «вечному забвению». Для искоренения неприятных для властей воспоминаний Зимовейская станица была переименована в Потемкинскую, река Яик — в Урал, Яицкий городок — в Уральск.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов