Войны с Турцией. Разделы Польши

Петровские реформы заложили основу для мощного подъема Рос­сийской империи. Россия могла теперь на равных вести диалог с силь­нейшими государствами. Старые же ее соперники — Польша и Турция — двигались по совсем иной траектории.

Своеволие шляхты привело в катастрофическое состояние Речь По­сполитую. В сейме (парламенте) — высшем органе власти — действовал принцип «либерум вето» (свободный запрет), согласно которому все ре­шения должны были приниматься единогласно. Принять ни одного ре­шения, следовательно, было почти невозможно. Соседи Польши — Пруссия, Австрия, Россия — не преминули воспользоваться ее трудностями. Кусо­чек за кусочком они отщипывали польские земли. В результате трех раз­делов Речи Посполитой — в 1772,1793,1795 гг. — она исчезла с политиче­ской карты мира. Литва, Белоруссия, Западная Украина вошли в состав Российской империи.

И Турция уже не могла вести игру с Россией на равных. В войне 1768-1774 гг. русские, уступая врагу числом, почти неизменно одержива­ли победы — за счет уменья. Русская эскадра под командованием графа

Алексея Орлова и адмирала Григория Спиридова 25-26 июля 1770 г. унич­тожила в Чесменской бухте (в Эгейском море) турецкий флот. Из 15 тысяч турецких моряков погибло 11 тысяч. В июле Петр Румянцев разгромил турок в битвах у рек Ларга и Кагул (в Молдавии). 10 июля 1774 г. в селе Кючук-Кайнарджи был подписан мир.

Россия получила Азов, крепости Керчь и Еникале в Крыму, Кинбурн в устье Днепра, земли от Днепра до Южного Буга. Турция обязалась про­пускать русские торговые суда через проливы Босфор и Дарданеллы. Крым был признан независимым.

Следствиями русской победы явились прекращение крымских набе­гов (последний состоялся в 1769 г.) и гибель Запорожской Сечи. С выхо­дом к Черному морю Россия перестала нуждаться в казацком буфере. Восстание Пугачева показало опасность вольного казачества. Царским манифестом от 3 августа 1775 г. Сечь была ликвидирована. Часть запо­рожцев вступила в черноморское казачье войско, часть ушла в османские владения.

Примерно в те же годы в окружении Екатерины возник «греческий проект», продолжавший начатое Петром дело. Суть его заключалась в том, чтобы лишить Турцию ее европейских и североафриканских про­винций. Предполагалось создать на части Балканского полуострова Гре­ческую (Византийскую) империю со столицей в Константинополе (Стам­буле), другую его часть отдать Австрии, объединить Валахию, Молдавию, Бессарабию в государство Дакия, подчиненное России. На византийский трон Екатерина собиралась возвести своего младшего внука Константи­на, родившегося в 1779 г. Недаром его назвали греческим именем, в кор­милицы к нему взяли гречанку, отчеканили в честь его рождения монету с изображением константинопольского храма Святой Софии,

8 апреля 1783 г. Екатерина завершила историю Крымского ханства: объявила о присоединении Крыма, Кубани и «острова Тамана» к России. В июле того же года в крепости Георгиевск на Северном Кавказе был подписан трактат о переходе Картли-Кахетинского царства (Восточной Грузии) под российский протекторат. В Тифлис (Тбилиси) вошли русские войска.

В январе 1787 г. Екатерина отправилась в Крым. «Таврический вояж» длился шесть месяцев. Царицу сопровождали пышная свита, австрий­ский император, иностранные послы. Города и села, через которые она проезжала, украшались арками, цветами, гирляндами, превращаясь в пышные декорации. Толпы поселян выходили ее приветствовать. На Дне­пре государыня заложила первый камень в фундамент Спасо-Преобра- женского собора. Строящийся вокруг город получил в ее честь название

Екатеринослав (ныне Днепр). Этот город она мечтала сделать третьей столицей России — подобно тому, как Петр вывел Россию к Балтийскому морю, Екатерина стремилась вывести ее к черноморским и средиземно­морским берегам.

Преобразование глухой степи в цветущий край показалось ино­странцам невероятным. Заговорили о том, что всё увиденное — бутафо­рия, что генерал-губернатор Новороссии, президент Военной коллегии Григорий Потемкин (1739-1791), фактически соправитель Екатерины и одно время ее муж, понаставил фасады, согнал крестьян и устроил спек­такль. Так возникло выражение «потемкинские деревни». Часто оно со­ответствует истине. В данном случае это был плод пропаганды. За ним скрывалось нежелание западных стран признавать успехи России.

Триумфальная поездка русской императрицы вызвала негодование в Турции. 5 августа 1787 г. султан объявил России войну. Но военное сча­стье опять было на стороне русских. В 1788 г. главнокомандующий рус­скими войсками Потемкин после многомесячной осады захватил Оча­ков. В том же году против турок выступила Австрия. В июле 1789 г. рус­ско-австрийские войска под командованием А. В, Суворова (1730-1800) и принца Ф. И. Саксен-Кобурга выиграли битву при Фокшанах (в Восточ­ной Румынии). Однако против 18-тысячного австрийского корпуса повел армию сам великий визирь Юсуф-паша, Кобург прислал Суворову запис­ку из двух слов: «Спасите нас». Суворов ответил одним: «Иду». Проделав за 2,5 суток стокилометровый марш, 7-тысячный отряд Суворова соеди­нился с австрийцами. Невзирая на почти четырехкратное превосходство противника, Суворов решил атаковать. Кобург подчинился русскому пол­ководцу. Ночью русские и австрийцы скрытно подошли к одному из ту­рецких лагерей у реки Рымник и на рассвете 11 сентября 1789 г. обруши­лись на врага с двух сторон. Сражение превратилось в бойню. Убитыми и ранеными турки потеряли 20 тысяч, русские и австрийцы — 500 человек. Вслед за тем русские заняли все черноморское побережье до Дуная, авст­рийцы — Белград и Бухарест. 11 декабря 1790 г. войска под командовани­ем Александра Суворова штурмом взяли сильнейшую турецкую крепость Измаил. 31 июля 1791 г. контр-адмирал Федор Ушаков у мыса Калиакрия в Черном море разбил турецкий флот. 29 декабря в Яссах был заключен мир. Русско-турецкая граница устанавливалась по Днестру, Турция при­знала присоединение Крыма, Кубани и Восточной Грузии к России. Всё Северное Причерноморье вошло в ее состав.

Наступая на юге, России приходилось отражать натиск с севера. Ко­роль Швеции Густав III попробовал взять реванш за поражение в Север­ной войне. Удары русского флота быстро разрушили шведские грезы.

3 августа 1790 г. в финской деревне Вереле был подписан договор, под­твердивший установленные Ништадтским миром границы.

В марте 1791 г. премьер-министр Великобритании У. Питт Младший направил в Петербург ультиматум, требуя оставить Турцию в покое. Анг­лийский флот был готов отправиться в Балтийское и Черное моря. Прус­сия сосредоточила войска у русских рубежей. Но в Англии мало кто хотел воевать за османские интересы. Русский посол С. Р. Воронцов организо­вал публикацию в британской прессе серии статей, доказывающих эко­номическую нецелесообразность войны с Россией. В городах, чья про­мышленность работала на русском сырье, начались митинги протеста. Дискуссии перекинулись в правительство и парламент. Питту пришлось отозвать свой ультиматум. Тогда и Пруссия протрубила отбой.

У Польши и Турции Екатерина отвоевала земли с семью миллионами жителей. Численность населения Российской империи за ее царствование выросла более чем в полтора раза — с 23,2 до 37,4 миллионов человек.

Однако твердый порядок престолонаследия так и не установился в этой оіромной державе. К сыну Екатерина относилась не без подозрения: в отличие от нее, Павел обладал законными правами на престол. До государ­ственных дел императрица его не допускала. Павел жил в Гатчине, под Пе­тербургом. Как Петр 1 в Преображенском и Петр III в Ораниенбауме, Павел устроил в Гатчине военный лагерь. Подобно своему отцу, он был горячим почитателем Фридриха И. Свои батальоны он одел в прусскую форму, за­вел офицерам и солдатам букли и косы и беспрерывно устраивал учения и парады, строго карая за малейшие проступки. Екатерина размышляла о том, чтобы завещать трон своему старшему внуку Александру, которому, как и Константину, отобрав у родителей, дала довольно либеральное вос­питание. Но никакого публичного распоряжения сделано не было. Когда 6 ноября 1796 г. императрица умерла от инсульта, Павел занял трон.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов