Война с Польшей. Поражение армии Врангеля. Завершение и итоги Гражданской войны (1920-1922)

Поражения армий Деникина и Колчака делали неизбежной оконча­тельную победу красных. Поэтому в 1919 г. почти все иностранные воин­ские части отправились домой. В январе 1920 г. Верховный совет Антан­ты отменил экономическую блокаду Советской России, введенную тремя месяцами ранее в бессильной попытке сорвать наступление Красной Армии. Однако смутой воспользовались государства, имевшие к России территориальные претензии. Румыния оккупировала Бессарабию, заня­тую русскими в 1812 г. Пилсудский счел, что пробил час для исполнения заветной польской мечты: восстановления Речи Посполитой в границах 1772 г. (даты ее первого раздела) и превращения ее в господствующую в Восточной Европе державу. В союзе с отрядами украинского национали­ста С. В. Петлюры поляки с разгромом Деникина вновь двинулись в атаку и заняли в апреле-мае 1920 г. Правобережную Украину.

Но уже в конце мая, добившись превосходства в живой силе и воо­ружении, Красная Армия перешла в контрнаступление. Изгнание захват­чиков было не единственной целью этого похода. Другой его задачей являлось установление социализма в европейских странах. Ленин хотел «прощупать штыком», насколько готова Польша к пролетарской револю­ции. Для того, чтобы раздуть всеевропейский пожар, красные войска шли в расходящихся направлениях: Западный фронт под командованием М. Н. Тухачевского — на Варшаву, Юго-Западный во главе с командующим А. И. Егоровым и членом Реввоенсовета И. В. Сталиным — на Львов.

В июле советские войска ворвались в Польшу. В эйфории побед они, особенно фронт Тухачевского, двигались слишком быстро, отрываясь от баз снабжения. Между тем вторжение Красной Армии вызвало в Польше не народное антиправительственное восстание, как рассчитывали боль­шевики, а патриотический подъем, позволивший провести дополни­тельную мобилизацию. Франция, видевшая в Польше противовес рус­ским и немцам, поставила ей оружие. В августе польские войска разбили под Варшавой армии Западного фронта. Не сумев взять Львов, отступил и Юго-Западный фронт. 12 октября было подписано перемирие, 18 марта 1921 г. в Риге заключен мирный договор, оставивший за Польшей Запад­ную Украину и Западную Белоруссию.

Прекращение боевых действий на западе позволило Советскому правительству сосредоточить силы для борьбы с Врангелем. На Южный фронт, под начало Фрунзе, были передислоцированы 1-я Конная армия и другие части. Добившись двукратного перевеса в пехоте и кавалерии, красные перешли в наступление и оттеснили противника в Крым, а в ноябре 1920 г. через Перекопский перешеек и залив Сиваш, вместе с махновцами, вторглись на полуостров. Единственное, что смог сделать Врангель, это четко организовать эвакуацию. На судах российского Черно­морского флота, Франции и других стран Антанты было вывезено 145 тысяч человек. Оставшимся в Крыму белым солдатам и офицерам большевики пообещали амнистию, при условии, что они зарегистрируются и сдадут оружие. Тысячи поверили — и были расстреляны.

Дав себе лишь неделю передышки, красные в Крыму, под Харько­вом, других местах Украины обрушились на войска Махно и полностью их разгромили. К союзу с анархистами большевики теперь утратили ин­терес. Махно бежал в Румынию. Изгнание белых и эвакуация японцев с Дальнего Востока в конце 1922 г. завершили Гражданскую войну. (На Са­халине японцы оставались до 1925 г., концессии там имели до 1945-го.)

Гражданская война велась с крайним ожесточением с обеих сторон. «Расказачивание», зверства ЧК и белой контрразведки, еврейские погромы унесли бесчисленное множество жизней. Население России за 1918-1922 гг. (без отпавших в этот период территорий) сократилось на 14,5 миллиона человек, С учетом естественного прироста убыль населения от вызванных смутой причин можно оценить в 18-20 миллионов. Из них 2,5 миллиона — жертвы боевых действий, 2 миллиона — эмигранты, 5 миллионов — жерт­вы голода в Поволжье, остальные — жертвы террора, эпидемий тифа и свирепствовавшего в Европе «испанского гриппа», «испанки».

Следующие обстоятельства позволили красным взять верх. Комму­нисты контролировали центрально-европейские районы страны. Здесь проживало большинство населения, находилась большая часть военно- промышленного потенциала, имелась разветвленная железнодорожная сеть, сосредотачивались склады с накопленными за годы мировой войны запасами оружия. Это затрудняло координацию белых войск, а больше­викам дало возможность сформировать и оснастить многочисленную армию. К концу 1919 г. она насчитывала три миллиона человек, тогда как совокупная численность войск Колчака, Деникина, Юденича не превы­шала 600 тысяч.

Но географический фактор сыграл не определяющую роль. Обшир­ные территории, со всеми их ресурсами, переходили из рук в руки с голо­вокружительной быстротой, в обеих армиях существовало повальное де­зертирство, полки, бывало, в полном составе переходили от белых к крас­ным, от красных к белым, недостаток в численности белые компенсировали превосходством в военной выучке. Поражение белых было обусловлено прежде всего политическими причинами, а именно — несостоятельно­стью установленных ими режимов военной диктатуры, которой, кстати, никогда не знала Россия, их стремлением возродить ненавистные трудо­вым классам и многим народам страны дореволюционные порядки.

Поделив помещичьи земли, красные исполнили давнюю мечту кре­стьянства. Шагов навстречу этому самому многочисленному российско­му классу белые так и не сделали.

Роковой для белых явилась и бескомпромиссная приверженность лозунгу «единой и неделимой России». Множа ряды своих противников, они упорно отказывались признавать независимость или автономию национальных областей России. Красные же очень часто независимость предоставляли, отбирая ее впоследствии.

Впрочем, и большевики с их политикой террора, продразверстки, гиперинфляции не могли похвастать симпатиями населения. Народ ус­тал и от белых, и от красных. Отношение мирного обывателя к тем и дру­гим выразил персонаж фильма «Чапаев»: «Белые пришли — грабят. Крас­ные пришли — грабят. Куды крестьянину податься?».

Однако белые защищали дело реакции. Красные звали вперед, к светлому социалистическому будущему. Вера масс в коммуну и нена­висть к царскому строю стали решающим преимуществом красных, обеспечив им значительно более широкую, чем у белых, социальную поддержку.

Коммунистов сплачивало твердое руководство их вождя — Ленина. Большевистскую партию он создавал как машину, подчиненную его воле и предназначенную для захвата власти. В спокойную эпоху она бы кану­ла в Лету безвестной сектой. Но она смогла исполнить ленинское пред­назначение, поскольку настали смутные времена.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов