Великое посольство Петра 1

Петр не был склонен обольщаться этой победой. Черное море оста­валось в турецких руках. В одиночку России было не под силу справиться с Османской империей. В поисках поддержки Петр решил совершить то, что до него не делал ни один русский правитель, — поехать в Европу.

9 марта 1697 г. из Москвы на Запад отправилось «Великое посольст­во». Насчитывалось в нем 250 человек, возглавляли его три «великих и полномочных посла»: думный дьяк П. Б. Возницын, генерал Ф. А. Головин и генерал-адмирал Ф.Лефорг — приятель Петра по Немецкой слободе. Царь ехал под именем урядника Преображенского полка Петра Михай­лова. Официально об отъезде царя из страны не сообщалось. Подданные не должны были усомниться в прочности государственной власти.

Колесили путешественники более года. Посетили они Голландию, Англию, Австрию. Сочувствия своим внешнеполитическим замыслам Петр не встретил. Но, помимо дипломатической, посольство имело и учебную задачу. И в учебе русские далеко продвинулись. Царь и его спутники посе­щали фабрики, музеи, лаборатории, работали плотниками на верфях. (Петр владел 14-ю рабочими профессиями). На русскую службу были наня­ты сотни специалистов — офицеров, матросов, корабелов, врачей.

15 июля 1698 г., перед отъездом из Вены в Венецию, Петр получил донесение с родины: на Москву шли взбунтовавшиеся стрельцы. Сооб­щения из дома опаздывали на месяц. Еще не зная, чем кончилось дело, царь со свитой помчался в Россию.

24 июля гонец нагнал Петра под Краковом и сообщил, что мятеж подавлен. Можно было не спешить, В городке Рава Петр встретился с польским королем Августом. И здесь Петр нашел альтернативу своим южным планам. Царь и король постановили идти войной на Швецию — эту сверхдержаву Севера, лишившую Русь выхода к Балтийскому морю и завладевшую почти всем его польским побережьем. Момент казался подходящим. Шведский король Карл XI умер, на престол вступил его сын-подросток, правительства ведущих европейских стран ждали смер­ти бездетного короля Испании и готовились к войне за «испанское на­следство», действительно разразившейся в 1702 г., им было не до Балти­ки (и не до Турции, почему они и спешили заключить с ней мир). Новый замысел чрезвычайно увлек царя: поскольку войну на юге приходилось прекращать, Россия вполне могла позволить себе затеять борьбу на севе­ре. 25 августа, неожиданно для всех, царь прибыл в Москву. Так заверши­лось это самое известное русское путешествие, показавшее Петру всю глубину пропасти между почти не знавшей просвещения Россией и уже открывшей закон всемирного тяготения, дифференциальное и инте­гральное исчисление Европой.

Похожие страницы