Борьба с европейской революцией. Крымская (Восточная) война

По завершении наполеоновских войн в русской внешней политике оформились два направления: борьба с революцией и «восточный вопрос». Успехи на первом поприще во многом обусловили неудачу на втором.

В 1830 г. Европу охватил очередной кризис. Во Франции была сверг­нута династия Бурбонов. Разразилась революция в Бельгии, и она вышла из состава Нидерландов. В Петербурге, Вене, Берлине задумались о похо­де против «революционной гидры». Крест на этих планах поставил поль­ский мятеж. Разразившийся в ноябре 1830 г., он почти на год сковал рус­ские войска. Только в сентябре 1831 г. они взяли Варшаву. Конституция 1815 г. была упразднена, сейм распущен, Царство Польское провозгла­шено неотъемлемой частью Российской империи.

Все же Николаю выпал случай внести вклад в международное контр­революционное дело, В 1849 г. к нему с просьбой о помощи обратился 18-летний австрийский император Франц Иосиф I. Его страна была по­ставлена на грань распада венгерским восстанием. Какое-то время Ни­колай колебался. Гибель Австрийской империи усиливала позиции Рос­сии на Дунае и Балканах. С другой стороны, Австрия составляла противо­вес Пруссии, стремившейся объединить под своим началом германские земли. Кроме того, революция могла перекинуться в Польшу. И в мае 1849 г. русская армия во главе с Паскевичем вступила в Венгрию. Через три месяца мятежники капитулировали.

Европейские радикалы, в их числе Герцен и Огарев, видели в венг­рах борцов за свободу. Россию левая оппозиция наградила кличкой «жан­дарма Европы». Но не меньшими жандармами были венгерские револю­ционеры. Независимую Венгрию они хотели воссоздать в границах ее наибольшего могущества, когда в ее состав входили территории слова­ков, хорватов, сербов, валахов. Национальным меньшинствам, в сово­купности превышавшим половину населения Великой Венгрии, они не собирались предоставлять никакой автономии. Глава Венгерской респуб­лики Л. Кошут призывал их «мадьяризировать». Начались столкновения национальных формирований с революционными частями. Местные жители нередко приветствовали русские войска.

Покончив с венграми, царь занялся «восточным вопросом». Возник он еще в конце XVIII века. Османская империя близилась к закату. Осво­бодительные движения разгорелись по всей ее периферии — на Балканах, Ближнем Востоке, в Закавказье. Соперничая за сферы влияния, европей­ские государства вмешались в эту борьбу. В частности, Россия намерева­лась установить протекторат над православными народами Балканского полуострова и для приобретения свободного выхода в Средиземное море и предотвращения блокады ее Черноморского побережья взять под кон­троль проливы Босфор и Дарданеллы.

Поражение европейской революции 1848-1849 гг. и роль, сыгранная в этом Россией, усилили позиции Николая. Слое возросшее могущество он попытался использовать для «окончательного решения» восточного вопроса, сделав то, о чем мечтала его бабушка: ликвидировать Осман­скую империю, отобрав у нее все колонии.

Очередной кризис, разразившийся на Востоке, создал, как казалось царю, благоприятную для реализации его замыслов обстановку. В 1850 г. завязался спор католической и греческой православной церквей о праве владения «палестинскими святынями» — ключами от храма Святого Гро­ба Господня в Иерусалиме, базилики Рождества Христова в Вифлееме. Католиков поддержал французский президент Луи Наполеон, племянник Наполеона Бонапарта, Провозглашенный в 1852 г. императором Наполе­оном III, он нуждался в содействии католического духовенства и успехах на международной арене для укрепления своего трона. Но Николай не считал его опасным противником. Помешать царю могла только Англия. И он предложил ей разделить наследство «тяжело больного человека» — Турции. Великобритания отклонила русское предложение. Тем не менее царь полагал, что Англия не будет драться — в британском кабинете пре­обладали сторонники мира.

Спор церквей султан решил в пользу католиков. Тогда в феврале 1853 г. на военном пароходе «Громоносец» в Константинополь прибыл русский чрезвычайный посол князь А. С. Меншиков (правнук друга Пет­ра I). В ультимативной форме он потребовал пересмотреть это решение и признать Россию покровительницей православной церкви Османской империи, т. е. ее православных подданных, насчитывавших 12 миллио­нов человек — треть ее населения. Пользуясь английской и французской поддержкой, султан отклонил русские требования. Со всем российским посольством Меншиков в мае покинул турецкую столицу.

В июне русские войска вступили в Молдавию и Валахию. 4 октября султан объявил России войну, 18 ноября русские корабли под командова­нием вице-адмирала П.С.Нахимова (1802-1855) уничтожили в Синоп- ской бухте турецкую эскадру. (Это было последнее в истории сражение парусных судов.)

Синопская битва продемонстрировала, что единоборства с Россией Турции не выдержать, и заставила Англию и Францию взяться за оружие. В марте 1854 г. они объявили России войну.

Почти 40 лет великие державы не воевали друг с другом. После по­беды над Наполеоном I в Европе установилось равновесие сил, закреп­ленное решениями Венского конгресса. Теперь это равновесие рухнуло.

Россия осталась без союзников. Подавив венгерское восстание, Ни­колай рассчитывал на благодарность Австрии. Однако благодарность не та катег ория, на которой можно строить политику. Австрия имела свои виды на Балканах. Вена потребовала, чтобы русские покинули Валахию и Молдавию. Не желая усиливать и без того мощную коалицию своих вра­гов, царь был вынужден уступить; Дунайские княжества заняли австрий­цы. В то же время они не позволили англо-франко-турецким войскам, высадившимся в Варне (в Болгарии), пройти сквозь эти княжества в центр России. И германские государства, помнившие тяжелую руку На­полеона I, не пропустили через свою территорию французские полки. Позиция австрийцев и немцев предопределила пограничный характер кампании.

62-тысячная союзная армия оставила Варну и в сентябре 1854 г. вторглась в Крым. Позднее свой корпус в Крым направило Сардинское королевство (Пьемонт), покупая тем самым поддержку западных держав делу объединения Италии. Прощупывая и растягивая русскую оборону, британские и французские корабли обстреляли Кронштадт, Одессу, Ар­хангельск, Соловецкий монастырь, Петропавловск-на-Камчатке. Попыт­ки высадить десант были отбиты повсюду, кроме Аландских островов в Финском заливе, занятых союзниками в августе 1854 г. и вскоре ими по­кинутых.

Главной мишенью союзников стал Севастополь — важнейшая рус­ская военно-морская база на Черном море. Разбив русских на реке Аль­ме, англичане и французы могли с ходу взять город: Северная его сторо­на была слабо укреплена. Но союзники об этом не знали. Обойдя Сева­стополь с юга, они приступили к его осаде. Это дало русским время для сооружения целой системы укреплений. Днем и ночью под руководством инженер-полковника Э. И. Тотлебена возводили их военнослужащие и жители города. У входа в бухту русские затопили семь своих парусных судов, преградив вход в нее вражескому флоту, вдвое превосходившему русский по числу кораблей. Русские войска в Крыму под командованием сначала А.С.Меншикова, затем М.Д.Горчакова несколько раз пытались отвлечь противника от Севастополя. Состоялись сражения под Балакла­вой, Инкерманом, Евпаторией, на Черной речке, и ни одно не принесло русским успеха.

Севастополь держался 349 дней. Погибли два командующих гарни­зоном — Корнилов и Нахимов. 27 августа 1855 г. после многодневного артобстрела французы захватили центральный пункт обороны — господ­ствующий над городом Малахов курган. Только тогда русские отошли в северное предместье, взорвав уцелевшие укрепления и затопив остав­шиеся корабли. На этом боевые действия в Крыму завершились, на Кав­казе они продолжались до ноября 1855 г., когда русские войска взяли турецкую крепость Каре.

В марте 1856 г. в Париже был подписан мир. Гарантировалась террито­риальная целостность Османской империи. Россия лишалась южной части Бессарабии с устьем Дуная. Черное море провозглашалось нейтральным. И России, и Турции запрещалось иметь крепости и арсеналы на его берегах. Военный флот каждой из этих стран на Черном море не мог превышать десяти кораблей. Для России это был самый тяжелый пункт договора.

Два обстоятельства обусловили поражение России. Во-первых, ее изоляция, порожденная идеологией и политикой Николая I. Переоценив мощь России, он недооценил силы и решимость ее соперников. Во-вто­рых, экономическая и воєнно-техническая отсталость России, достигшая к концу николаевского царствования катастрофических масштабов. В за­падных странах утверждался капитализм, набирал силу промышленный переворот. Либеральные, демократические порядки вытесняли феодаль­ный «старый режим». В России сохранялся самодержавно-крепостни­ческий строй. Развернувшуюся на Западе промышленную революцию она проспала. В 1800 г. по выплавке чугуна Россия стояла примерно вро­вень с Англией. К 1860 г. Англия обошла ее в 13 раз. В эпоху наполеонов­ских войн русское оружие мало чем отличалось от западного. В 30-40-х годах английский и французский флот стал преимущественно паровым, русский же остался почти исключительно парусным. Английская и фран­цузская пехота получила нарезные ружья. Русская осталась с гладко­ствольными, вдвое уступавшим нарезным по прицельной дальности стрельбы. Осадив Севастополь, союзники сразу проложили к нему же­лезную дорогу. В России железных дорог почти не было, основным ви­дом транспорта служила подвода — грузовая конная повозка. Доставлять войска и оружие в Крым из Западной Европы оказалось проще, чем из самой России. В течение всей Крымской кампании союзники обладали двукратным численным перевесом. В три-четыре раза они превосходили русских по запасам снарядов.

Царствование Николая I явилось эпохой фасадов и парадов. «Смотр стал целью общественной и государственной жизни, — писал историк Сер­гей Соловьев. — Вся Россия была 30 лет на смотру у державного фельдфе­беля. Всё делалось на показ, на внешность, для того, чтобы державный приехал, взглянул и сказал: „Хорошо! Все в порядке». Отсюда все потяну­лось на показ, на внешность, и внутреннее развитие остановилось».

Поражение в Крымской войне значительно ухудшило международ­ные позиции России. Вй потребовалось 15 лет, чтобы отменить дискри­минирующие ее статьи Парижского договора. И только столетие спустя, после победы во Второй мировой войне, она обрела то могущество, ка­ким обладала в середине XIX века.

Похожие страницы