Александр 3. Промышленный подъем. Финансовая политика

Годы правления Александра III ознаменовались быстрым экономи­ческим ростом. В 80-х годах завершился промышленный переворот, на­чавшийся полувеком ранее. Мануфактуру, основанную на ручном труде, сменила механизированная фабрика. Протекционистский таможенный тариф 1891 г. избавил русскую промышленность от иностранной конку­ренции. Эта мера видимо, ускорила развитие национальной индустрии, хотя вряд ли отвечала интересам потребителей промышленной продук­ции: ее внутрироссийские цены превышали среднемировой уровень.

Значительными темпами шло строительство железных дорог. В 1891 г. стала сооружаться Великая Сибирская магистраль, от Челябинска до Вла­дивостока, протяженностью в семь тысяч километров.

При Александре II, железнодорожное дело было отдано на откуп ча­стному капиталу. «Железнодорожная лихорадка» привела тогда к неви­данному обогащению кучки энергичных коммерсантов и сопровожда­лась колоссальной коррупцией, охватившей правительство и царский двор. Приобретение концессий (разрешений) на строительство и экс­плуатацию железных дорог требовало огромных взяток, что влекло по­вышение цены перевозок. Предприниматели заботились только о при­были, желая получить ее как можно больше и как можно скорее, и мало беспокоились обо всем остальном. Постоянно происходили аварии и ка­тастрофы, поезда двигались медленно, на станциях образовывались за­лежи грузов, портились зерно и иные продукты, частные общества вели между собой нескончаемые тарифные войны, их убытки покрывала казна, гарантировавшая им определенный доход, железные дороги разных ком­паний были слабо связаны между собой.

Всё это подрывало и военные возможности страны. Железные доро­ги были жизненно необходимы для перемещения и снабжения войск. Поэтому при Александре III начался выкуп железных дорог в казну, и государство взяло на себя основную роль в их сооружении. Были введены единые тарифы, в министерстве финансов в 1889 г. был создан особый департамент, взявший под контроль всю коммерческую деятельность железнодорожных компаний.

Директором департамента был назначен Сергей Витте (1849-1915), прежде управлявший Юго-Западной железной дорогой. С. Ю. Витте об­ратил на себя внимание Александра III в июне 1888 г., когда, руково­дствуясь соображениями безопасности, настоял на ограничении скоро­сти императорского поезда, следовавшего в Крым. Возвращался государь по другой дороге, ее руководство скорость ограничить не отважилось, и близ Харькова царский поезд потерпел крушение.

Промышленный переворот привел к формированию классов бур­жуазии и пролетариата. Волнения рабочих и особенно крупнейшая в Рос­сии в XIX веке Морозовская стачка (1885) — забастовка на текстильной фабрике Т. С. Морозова в селе Никольское (Орехово-Зуево) — привели власти к осознанию, что трудовые отношения необходимо хоть в чем-то регламентировать. По инициативе министра финансов Н. X. Бунге были приняты законы, регулирующие порядок найма работников, ограничи­вающие продолжительность рабочего дня подростков, запрещающие в ряде отраслей ночной труд женщин и детей. Учреждены были должности фабричных инспекторов, обязанных следить за исполнением трудового законодательства.

На рубеже 70-80-х гг. разразился мировой аграрный кризис. Разви­тие морского и железнодорожного транспорта привело к росту предло­жения сельскохозяйственной продукции. На рынок вышли новые по­ставщики: Австралия, Канада, США, Индия. Цены хлебов с 1883 по 1894 г. снизились почти вдвое. Кризис тяжело сказался на России, являвшейся крупнейшим в мире производителем и экспортером зерна. Особенно пострадали ее центральные районы, специализировавшиеся на выращи­вании зерновых. Здесь, в отличие от других областей, сократились даже посевные площади; это было названо «оскудением Центра».

Насколько возможно, Бунге пытался облегчить положение крестьян. Была отменена подушная подать в Европейской России, снижены вы­купные платежи, смягчены условия аренды казенных земель и правила сбора налогов.

Мирная передышка, установившаяся при Александре III, благопри­ятно сказалась на экономике. В XIX веке Российская империя вела бес­прерывные войны: с Францией, Англией, Турцией, Персией, польскими повстанцами, кавказскими горцами, среднеазиатскими народами. В иные годы военные статьи поглощали чуть ли не все расходы государства, обес­ценивая рубль и вынуждая правительство прибегать к внутренним и внешним займам. В 80-х гг. военные затраты снизились до трети доходов казны. Во многом благодаря этому Бунге удалось подавить инфляцию.

Важнейшей предпосылкой экономического роста Бунге считал твер­дый рубль. Почти все крупные западные страны ввели к тому времени золотое обеспечение своих валют. Бунге полагал необходимым осущест­вить такую меру и в России. По его распоряжению началось накопление золотого запаса. Под давлением консервативных сил Бунге в 1887 г. поки­нул должность. Пост министра финансов занял их ставленник И. А. Выш- неградский. Но и он пришел к выводу, что антиинфляционному курсу нет альтернативы. Более того, золотой рубль Вышнеградский решил вве­сти как можно скорее.

Финансовая политика правительства резко ужесточилась. С кресть­ян стали нещадно взыскивать недоимки, у должников отбирали скот и инвентарь. Возросли поземельный и промысловый налоги, увеличились акцизы (косвенные налоги, включенные в цену) на табак, водку, сахар, введены были налоги на спички и керосин. Устанавливались экспортные премии и поощрявшие вывоз зерна железнодорожные тарифы. В соот­ветствии с ними стоимость транспортировки возрастала в меньшей сте­пени, нежели расстояние. На станциях строились элеваторы.

В итоге удалось скопить достаточно золота, чтобы провести рефор­му, Однако ее задержал неурожай 1891-1892 годов. Голод и холера погу­били 400 тысяч человек. Вышнеградскому пришлось отказаться от его любимой формулы «недоедим, но вывезем», прервать на год экспорт зерна. Сократились налоговые поступления, уменьшился спрос, что вы­звало промышленный спад. Но он не затянулся надолго.

Похожие страницы