Описание картины «Генерал Красной Армии» Бориса Григорьева

«Генерал Красной Армии», которого Борис Григорьев написал в 1930-х годах, теперь рассматривается как продолжение его знаменитого цикла «Лики России», который он выпустил десятилетием ранее в Париже. После этого периода Григорьев работал в Европе и США, преподавал в Латинской Америке-везде с необыкновенным для русского художника-эмигранта успехом.
Где бы он ни был, даже в 1930-е годы, он никогда не отказывался от своей русской темы, дополняя цикл «Лики России» холщовым фризом, персонажами из пьесы Гоголя «правительственный инспектор» (1933-1935) и нынешним лотом, генералом Красной Армии. Логически развивая формулу, которую он придумал еще в России в своем цикле «Россия», Григорьев наделяет эти поздние образы ярко выраженным гротеском. Хотя все лица в этой работе изначально были основаны на реальных прототипах, они были настолько выразительно искажены рукой художника, что приобрели черты сюрреалистических, призрачных масок.
Григорьев значительно увеличивает лица своих героев, помещая их на символический фон, очерченный всего несколькими штрихами, и выстраивает их в молчаливом ожидании у самого края полотна. Таким образом, центральный герой, имеющий явное сходство с Михаилом Тухачевским, «красным Бонапартом», и его неподвижные, безжизненные спутники предстают, с одной стороны, изолированными от фона, но в то же время управляемыми общими ритмами двумерного образа.
Сочетание крупномасштабной конфигурации переднего плана (резко обрезанной, увеличенной и фиксированной, как на фотографии) с символическим архитектурным пейзажем на заднем плане-композиционный прием, которым Григорьев пользовался еще в своих портретах 1916-1917 годов, а затем использовал консистенды в «России», «ликах России» и других произведениях 1920-х годов. Однако в картине генерала Красной Армии мрачная экспрессионистская трактовка сюжета, ярко выраженный примитивизм, экономия формы и элементарность цветовых созвучий помогают художнику преодолеть любую повторяемость, когда он обращается к собственным ранее придуманным образам и скульптурным формам.
Б. Григорьев, лица в окне, 1930-е годы.
«Тень России», как живописно выразился Александр Бенуа, была отброшена на все позднейшие работы Григорьева, в том числе и на генерала Красной Армии. Поэтому мы можем рассматривать эту своеобразную картину как один из последних ликов Руси, задуманных этим художником. Генерал Красной Армии-это развитие и в каком-то смысле кульминация цикла: он воплощает, как верно говорит Глеб Поспелов, образ Родины, который «если не радостнее, то уж точно глубже и многограннее, чем образ России».

Книжные интернет-магазины предлагают купить.