Описание картины Исаака Бродского «Портрет незнакомки»

«Портрет незнакомки» принадлежит к числу лучших произведений Исаака Бродского, написанных в 1910-е годы. В это время, вернувшись из поездки по Италии, художник вырабатывает особый тип импозантного светского дамского портрета, который строится на сложных, несколько театральных ракурсах, иногда включает изображение пейзажа или интерьера и почти всегда имеет характерный цветовой акцент в виде яркой расписной шали. Можно даже сказать, что эти огромные «варварски-шикарные» шали становятся фирменной чертой его портретов середины 1910-х годов («Портрет жены художника Л.М. Бродской», 1913, «Портрет О.Д. Талалаевой», 1915, «Портрет З. Штильман», 1916, и многие другие), настолько часто Бродский использует эту деталь, нарочито выбирая цветастые расцветки ткани, максимально контрастные к преобладающему тону его довольно лаконичных по колориту композиций.
Наряду с задачей передачи характера и создания особого настроения, портретной «атмосферы», которая по-прежнему волновала художника, в женских образах Бродского этих лет ощущается общее присутствие эстетики модерна. «Характеристичность» образов вполне уживается с их «стильностью». «Портрет незнакомки» — своего рода образец светского портрета эпохи. Он полностью построен на принципе декоративности. Ракурс взят почти по колено, модель откинулась и практически полулежит в кресле. Художник тщательно моделирует голову, очерчивая ее уверенной, по-энгровски четкой линией. Ее легкий ритмичный бег продолжают окутанные полупрозрачным кружевом руки с мягкими, манерно изогнутыми пальцами. Длинные, гибкие линии рисунка, драпирующиеся и словно бы стекающие складки ткани, удлиненность пропорций и сквозящая во всем портрете чуть претенциозная грация — все это приметы, свойственные эпохе модерна.
Цветовая гамма построена на активном цветовом контрасте черного и ярко-синего, с гирляндами сочных цветов расшитого платья и наброшенной на кресло шали, холеной белизной кожи и цветовыми сполохами теплого мерцающего фона. Но, обратившись к столь эффектному сочетанию, Бродский проводит последовательную и осторожную работу, направленную на его смягчение, на устранение излишней крикливости. В большом пространстве нейтрального фона он растворяет оттенки главных цветов, давая их едва уловимые отзвуки.
Эта беспокойная, наполненная цветовым движением плоскость фона контрастирует с переливающейся на свету кожей полуобнаженных плеч и рук модели, отгеняя ее гладкую матовую фактуру и нежную бархатистость выхоленного тела. Обостряя и подчеркивая характерные, не до конца идеальные черты, художник наделяет свой образ острой и вызывающе-пряной красотой. Но перед нами не просто элегантная светская дама. Яркая индивидуальность модели позволила художнику создать определенный тип «богемного» портрета.
Ни цвет, ни композиция, ни перспектива — ничто не выявляет в нем пространство, в котором размещена фигура портретируемой. Только свободная поза модели позволяет ориентироваться в этом насыщенном красочном «действе», где главные роли отведены асимметричной композиции, эффектной вычурности позы, подчеркнутой игрой текучих линий силуэта, тонко очерченному абрису фигуры и ритмике самого фона, представляющего, как это часто встречается у европейских мастеров модерна, своего рода симфонию цвета.
В портретах Бродского 1910-х годов салонный модерн в его русском варианте достигает своих вершин. Не случайно «Портрет незнакомки» был по достоинству оценен самим художником, с удовольствием демонстрировавшим его сперва на выставке Союза русских художников, а затем на персональных юбилейных экспозициях. Бесспорная красота модели даже позволила некоторым специалистам сделать предположение, что на портрете изображена знаменитая актриса и звезда кино Наталья Александровна Розенель-Луначарская, жена Анатолия Луначарского. Так, в 1994 году картина была продана на торгах Sotheby’s как портрет Н. Розенель-Луначарской, что указывает на некоторое портретное сходство актрисы с изображенной. Однако, дополнительные исследования и архивные записи музея- квартиры И. Бродского безошибочно опредили портретируемую как Е.М. Самуэльсон. Долгие годы портрет находился в собственности модели, которая, выйдя замуж за Гофмана, по всей вероятности, породнилась с семьей художника (его жена Л.М. Бродская — урожденная Гофман).
Столь безупречный провенанс работы, а также выдающееся качество исполнения делают «Портрет незнакомки» одной из самых интересных работ Бродского, покидавших в последние годы частные руки.

Предложения интернет-магазинов.