Карл Павлович Брюллов

Оценить эту страницу

Искусство «гения Карла», как называли Брюллова его современники, отличалось виртуозностью в работе кистью, необыкновенным мастерством в рисовании и блестящим знанием законов композиции.
Карл Брюллов был по существу приверженцем русского романтического движения. Как и французский художник-романтик Делакруа, он часто выбирал в качестве темы драматическое историческое событие. Одной из самых известных таких работ был его «последний день Помпеи» (написан в Италии, 1830 — 1833 гг., Русский музей в Санкт-Петербурге), с его резким контрастом ужасающего зрелища слепого разрушения природы и человеческого благородства. Мастерское исполнение отражает превосходную подготовку, которую он получил в Академии Изящных Искусств в Санкт-Петербурге, членом которой он был сделан и где впоследствии должен был преподавать.
Картина имела огромный успех как в России, так и за рубежом. Он был признан Вальтером Скоттом, и художник был награжден золотой медалью на выставке в Лувре в 1834 году. Брюллов был избран почетным членом академий изящных искусств Милана, Болоньи, Флоренции и Пармы. Дома он стал признанным корифеем академической живописи.
Он разделял романтический интерес к Востоку и совершил поездку по Греции и Турции в 1830-х годах. Он сделал несколько мастерских набросков бойцов греческой освободительной борьбы, которые послужили материалом для его последующей большой акварели «сладкие воды под Константинополем».
Он был превосходным портретистом . Один из его лучших портретов был написан для лотереи, и вырученные деньги должны были пойти на покупку учеником крепостного права свободы. Учеником был Тарас Шевченко, который должен был стать украинским народным поэтом и художником.
В своем автопортрете (1848, Третьяковская галерея, Москва) он изображает себя физически и морально больным после болезни, постигшей его в расцвете сил. Богатые, разнообразные
1 2 палитра-бледное, бледное лицо, золотистые локоны, глубокие, теплые
красный цвет кресла и темно-коричневая рубашка свидетельствуют о более чем мимолетном знакомстве с фламандскими мастерами XVII века.
Его привычка держать глаза широко открытыми для реальности, результат его обучения в Академии, гарантировала, что его романтизм всегда сохранял сильные подводные течения реализма.

Похожие страницы