Употребление причастий

Причастия употребляются преимущественно в книжной речи. Это отмечал еще Пушкин, отмечая особенности причастия и оборота со словом который, более свойственного устной речи. «Мы не говорим: карета, скачущая по мосту, слуга, метущий комнату и пр., мы говорим: которая скачет, который метет — заменяя выразительную краткость причастия вялым оборотом. Из этого еще не следует, что в русском языке причастие должно быть уничтожено… Письменный язык оживляется поминутно выражениями, рождающимися в разговоре, но не должен отрекаться от приобретенного им в течение веков. Писать единственно языком разговорным — значит не знать языка». И Пушкин сам часто употреблял причастия рядом со старославянизмами и другими словами, относящимися к книжной лексике, для возвышения стиля, для придания речи высокого, торжественного звучания. У Пушкина в стихах много причастий. Они чаще всего служат для возвышения стиля:
Мои хладеющие руки тебя старались удержать.
Гонимы вешними лучами с окрестных гор уже снега Сбежали мутными руьями на потопленные луга…
Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе грядущего волнуемое море.-
Цветок засохший, безуханный, забытый в книге вижу я…
Последняя туча рассеянной бури… одна ты печалишь ликующий день.
Такую же стилистическую роль играют причастия и в стихах Некрасова, Твардовского, Луговского, Пастернака, Маршака, Евтушенко и многих других поэтов.
Причастия уместны в речи книжной, поэтической или ораторской, они в сочетании с соответствующей книжной лексикой могут придавать речи торжественность, особую значительность, весомость. Ограничено поэтому в книжной или официальной речи употребление причастий от глаголов, относящихся к разговорному стилю. Такое употребление создает комический эффект и может быть использовано как специальный авторский прием в жанре фельетона или пародии.
Осенняя природа разворачивается передо мной. Пожелтевшая трава. Грядка с увядшими цветочками. Птички щебечут. Ворона клюет мусор. Серенькая собачка лает у ворот… Я иду со своим велосипедом,
покачиваясь. У меня шумит в голове и в глазах мелькают круги и точки. Я бреду с развороченной душой.
(М. Зощенко. «Страдания Вертера»)
Комический эффект здесь достигается благодаря употреблению книжных форм (причастий и деепричастий) рядом с такими словами, как мусор, ворона, собачка. Смешным и жалким выглядит герой этого рассказа, потому что он в торжественно-сентиментальном стиле говорит о вещах самых обыкновенных, совсем не столь значительных и уж во всяком случае не возвышенных.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов