Стили произношения

Мы обычно не замечаем того, что в разных жизненных ситуациях по-разному произносим слова. Как правило, в быту мы говорим быстрее, меньше следим за тщательностью произношения, а во время выступления в большой аудитории стараемся, чтобы речь наша была медленной и достаточно отчетливой.
Варианты, обусловленные темпом речи, принадлежат разным стилям произношения.
В русской лингвистике разработкой этой проблемы занимался Лев Владимирович Щерба
Акад. Щерба выделял два основных стиля русского произношения— полный и неполный, хотя подчеркивал, что это лишь крайние случаи и что на самом деле существует бесконечное множество переходных вариантов.
Так, произношение здра(в)ствуйтв, человек, говорит будет характеризовать полный стиль, а здрась, чек, грит — неполный стиль. Однако между здра(в)ствуйте и здрась можно представить себе множество переходных форм: здраствуйте, здравстуйте, здрастуйте, здрасте и т. д. Но эти промежуточные формы как раз и убеждают нас в том, что существуют формы полярные. О них и пойдет речь.
В полном стиле у слова проявляется его идеальный фонетический состав. Мы прибегаем к полному стилю, когда говорим в большой аудитории — на собрании, на лекции. Довольно часто пользуемся мы полным -стилем и в быту, например, тогда, когда употребляем редкое для собеседника или малоизвестное слово (агролесомелиорация, синхрофазотрон и др.); когда говорим из другой комнаты; когда обращаемся к человеку, который чем-то занят, и т. д.
Но в разных случаях окажутся возможными разные варианты полного стиля — от отчетливого произношения по слогам и до тщательного произношения в замедленном темпе.
В неполном стиле существует еще большее количество вариантов, однако можно уловить некий средний разговорный вариант, свойственный спокойной беседе, не окрашенной ярко эмоционально.
Если в полном стиле приветствие знакомому будет звучать: Здра(в)ствуйте, Александр Александрович, то в среднем стиле это будет: Здрасте, Альсан Альсаныч! Крайним же вариантом разговорного стиля будет быстрое, небрежное: Здрась, Сан Санч!
Существование полного и неполного стилей речи, зависящих от темпа речи, кажется всем несомненным и возражения не вызывает. Однако было бы неверным говорить о стилях произношения лишь в связи с темпом речи.
Каждый литературный язык обладает системой стилей. С ними связана особая система средств выражения, зависящая от содержания речи. Принято считать, что стили литературного языка различаются между собой только лексикой, фразеологией и грамматикой.
Действительно, отчетливо ощутима разница в стилистической окраске при сопоставлении таких слов, как низринуться, ввергнуть, гипотеза, абстракция, умозаключение, с одной стороны, слов закусить (в значении «поесть»), смекалка (сообразительность), захворать (заболеть), с другой, и слов огорошить (удивить), лапать (хватать руками), уплетать (быстро и жадно есть)—с третьей. Несомненен книжный характер первых, разговорный— вторых и просторечный — третьих.
То же и во фразеологии: питать пристрастие, оставлять за собой право, играть ведущую роль — словосочетания, употребляющиеся преимущественно в книжной речи; работать спустя рукава, бить баклуши, намотать себе на ус, быть начеку — словосочетания, бытующие в разговорной речи; из кожи лезет вон, ни бельмеса не смыслит, и в ус не дует — словосочетания просто-речные по стилической окраске.
Сопоставление таких грамматических форм, как кассир — кассирша, кондуктор — кондукторша (при обозначении женщины), дочерями — дочерьми, тракторы — трактора, приведет нас к выводу, что первые формы — принадлежность книжной речи, вторые — разговорной, а такие формы, как выбора вместо выборы, махает вместо машет — формы внелитературные, просторечные.
Однако различия между стилями литературного языка существуют не только в области лексики, фразеологии и грамматики, но и в фонетике, произношении. Эту мысль и высказывает в своей книге «Русское литературное произношение» Р. И. Аванесов. Вопрос о стилях произношения почти не разработан, но, по-видимому, можно говорить о трех произносительных стилях.
Это, прежде всего, стиль книжный — к нему мы прибегаем при публичных выступлениях, при чтении поэтических произведений, при передаче важных сообщений.
Более сниженный по сравнению с ним — стиль разговорный, наша повседневная речь, стилистически нейтральная.
Наконец, третий — стиль просторечный, характерный для небрежной, плохо оформленной речи.
Если в книжном стиле речи слова ноктюрн, бордо, сомбреро будут произноситься без редукции [о] и без смягчения согласного перед орфографическим е, то в разговорном стиле они будут звучать: н[а]ктюрн, б[а]рдо, [самбр’эръ].
В книжном стиле речи прилагательные великий, тихий, строгий произносится с твердыми [к], [х], [г] — велй[къй], тй[хъй], стро- [гъй], а в разговорном — с мягкими: вели[к’ий], тй[х’ий], стро[г’ий].
В разговорном стиле мы скажем [у-т’иеб’а] (у тебя), [кагда] (когда), [тагда] (тогда), [тол’къ] (только). В просторечии же эти слова прозвучат, как [у-т’эа], [када], [тада], [токъ] (ср. у Маяковского в поэме «Хорошо»: Я, товарищ, из военной б юры, Кончили заседание тока-тока.)
В просторечии часто встречается редукция до пуля заударного гласного рядом с сонорным: про[въл]ка вместо про[вълъ]ка, нё[ктъ]рые вместо нё[кътъ]рые; стяжение гласных в предударной части слова: в[а]бщё вместо в[а]бще’, в[ъ]бразйть вместо в[а]бразйть, с[ъ]рудил вместо с[а]рудил и другие явления .
Стили произношения не существуют изолированно, они тесно связаны между собой. Некоторые явления, возникнув первоначально в одном стиле, затем перемещались в другой.
Например, произношение слов коне[чн]о, ску[чн]о с орфогра-фическими чн возникло в книжном стиле речи, но со временем стало оцениваться как явление просторечного стиля. А зародившееся в том же книжном стиле произношение було[чн]ая, мо- ло[чн]ая стало теперь так же правомерно в разговорном стиле, как було[шн]ая и моло[шн]ая.
Рассматривавшееся раньше как явление просторечного характера произношение долгого твердого [ж] в словах дрожжи, вожжи, можжевельник, жженый и других стало теперь восприниматься как стилистически нейтральное.
Смягчение согласного [р] в некоторых положениях, раньше не противоречившее нормам литературного языка (ве[р’]х, четве[р’]г, пе[р’]вый), устарело и свойственно теперь просторечию.
Подчеркнем, что во всех рассмотренных выше случаях шла речь о произносительных вариантах, зависящих не от темпа речи, а от других причин — от содержания речи, ее назначения, условий произнесения. В «Словаре ударений для работников радио и телевидения» говорится: «Можно говорить о стилях произношения в монологе и в диалоге, в речи ораторской и бытовой, поэтической и прозаической, публицистической и художественной, просторечной и литературной и т. д.».
Важно также уяснить, что «колебания в современном произношении имеются, но они занимают сравнительно незначительное место среди огромного количества четких и твердых норм, и эти нормы должны быть усвоены каждым культурным советским человеком. Что же касается колебаний, допустимых в литературном языке, то они обычно имеют ту или иную стилистическую мотивировку. Поэтому задача заключается не в том, чтобы их устранить, а в том, чтобы, когда это окажется необходимым, суметь ими воспользоваться»

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов