Стилистическая характеристика деепричастий

Так же как и причастия, деепричастия более всего употребительны в речи книжной (как в поэзии, так и в прозе) и служат часто для возвышения стиля:
Улыбкой ясною природа Сквозь сон встречает утро года; Синея блещут небеса.
Или, не радуясь возврату Погибших осенью листов, Мы помним горькую утрату, Внимая новый шум лесов…
(П.)
Здесь деепричастия стоят рядом с другими словами, относящимися к поэтической книжной лексике (небеса, блещут, погибших, листы, утрата), и создают общий приподнятый торжествен- но-поэтический строй речи.
Вот другой пример — отрывок из статьи Сергея Образцова, в которой идет речь о фотовыставке в Москве «Интерпресс- фото-66»:
Медленно двигаясь вдоль стен выставочной экспозиции, то задерживаясь около какой-нибудь особенно поразившей меня фотографии, то возвращаясь, чтобы еще раз посмотреть в глаза старика или на смеющиеся соломенные волосы, закрывшие лицо счастливой девушки, я слышал, как взволнованно обсуждали фотографии те, что шли рядом со мной.
И здесь, благодаря умелому употреблению деепричастий, причастий и других слов, относящихся к книжной лексике, создается стиль публицистический, приподнятый. Статья названа «Искусство видеть жизнь».
Необходимо, однако, заметить, что деепричастия часто употребляются не только в книжно-поэтическом стиле речи. В разговорной речи очень употребительны фразеологические обороты с деепричастиями: развесив уши, сломя голову, спустя рукава, сложа руки, положа руку на сердце, не покладая рук, очертя голову и др.
Часто употребляются деепричастия от глаголов не книжных, а разговорных и даже просторечных. Много примеров тому в поэме А. Твардовского «Василий Теркин»:
Теркин получает у повара вторую порцию каши (гл. «На привале»). Идет диалог, разговорная живая речь. И далее вот такие строчки:
И, усевшись под сосной,
Кашу ест, сутулясь.
«Свой?» — бойцы между собой,—
«Свой!» — переглянулись.
И уже, пригревшись, спал
Крепко полк усталый,
В первом взводе сон пропал,
Вопреки уставу.
Привалясь к стволу сосны,
Не щадя махорки,
На войне насчет войны
Вел беседу Теркин.
Почему же здесь оказались нужны деепричастия? Причина, вероятно, в том, что деепричастие — очень емкая, энергичная и выразительная форма глагола, при помощи которой возможно коротко, наглядно, живо и многосторонне описать действие, жест, поведение человека.
Изобразить поведение человека, его движения, манеру говорить— для всего этого найти точные слова, такие, в которых проглядывала бы внутренняя жизнь, настроение, изменения и переходы от одного душевного состояния к другому, — ведь это совсем не просто.
«В человеке я стараюсь увидеть жест, характеризующий его душевное состояние, и жест подсказывает мне глагол, чтобы дать движение, раскрывающее психологию. Если одного движения недостаточно для характеристики, — ищу наиболее замечательную особенность (скажем — руку, прядь волос, нос, глаза и тому подобное) и, выделяя на первый план эту часть человека определением,.. даю ее опять-таки в движении, т. е. вторым глаголом детализирую и усиливаю впечатление от первого глагола…» — так писал Алексей Толстой в 1930 г., делясь своим опытом с начинающими литераторами.
При выборе глагольного слова очень важно не ошибиться в лексическом значении, но не менее важно принять во внимание и все богатство грамматических значений, заложенных в нем. Из всего этого многообразия значений’ необходимо выбрать лишь то, которое более всего соответствует истине, лучше всего передает мысль, наиболее верно «схватывает» особенности характера, отражает сложные связи и переплетения одновременных и разных событий, постоянно изменяющихся и ускользающих.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов