Русское литературное произношение в его историческом развитии

Нормы образцового произношения складывались в процессе становления и развития национального языка.
Уже в XIV веке центром Ростово-Суздальской Руси, в северо-восточной части которой сложилась русская государственность, стала Москва. Именно в Москве XV—XVII веков на базе одного из севернорусских говоров—московского — создавались основы русского литературного языка, в частности русского литературного произношения.
Распространению и утверждению московского произношения способствовало и то, что оно отличалось особенной полнотой звучания, музыкальностью. М. В. Ломоносов в своей «Российской грамматике» писал: «Московское наречие не токмо для важности столичного города, но и для своей отменной красоты прочим справедливо предпочитается».
Действительно, широкое распространение в нашей фонетической системе носовых и плавных согласных (м, н, р, л), способность твердых согласных смягчаться перед гласными переднего ряда (и, э), подвижность ударения — все это придает особую привлекательность звучанию русской речи, привлекательность, которая с особой полнотой отразилась в московском говоре.
В XVIII веке единой произносительной нормы не было. Описывая произносительные нормы разговорной московской речи, Ломоносов отмечал: «Сие произношение больше употребительно в обыкновенных разговорах; а в чтении книг и в предложении речей изустных к точному выговору букв склоняется», т. е. он подчеркивал, что высокий стиль — произнесение речей, декламация, чтение вслух по книге — во многом отличался от разговорного.
Так, в высоком стиле [э] после мягких согласных всегда про-износилось как [э]: [л’э]д, ве[с’э]лый, [н’э]с, [в’э]рст, а в разговорном как [о]: [л’о]д, ве[с’о]лый, [н’о]с, [в’о]рст. В безударных слогах [о] произносилось как [о] в высоком стиле и как звук редуцированный в разговорном стиле. В высоком стиле звук [г] произносился фрикативно (как Y). в разговорном стиле, как правило,— взрывно.
Различие этих двух стилей произношения сохранялось в речевой практике в течение XVIII — первой трети XIX века.
В послепушкинскую эпоху с утверждением норм русского литературного языка возросла и роль единообразного, нормативного произношения. Московские произносительные нормы были признаны в науке не только общерусскими, по и образцовыми.
Утверждению и распространению норм образцового произношения в значительной мере способствовал Малый театр и деятели Московского университета. В Малом театре от поколения к поколению передавались навыки классической русской речи, из Малого театра расходились они по всем российским сценам, затем в виде правил попадали в грамматики, влияли на школу, а через театр и школу — на широкие слои общества. Огромное значение имели также пользовавшиеся огромным успехом публичные лекции таких великолепных мастеров кафедры, какими были профессора Московского университета Грановский, Ключевский, Сеченов, Тимирязев и другие.
В послеоктябрьский период единые московские произносительные нормы были значительно поколеблены. Причины этого— изменение состава жителей столицы, принесших с собой свое, местное произношение, и широкое распространение грамотности. Наше письмо не является точным отражением литературного произношения, это не могло не повлиять на произношение тех, кто знакомился в школе с нашей звучащей речью в ее письменном виде и, естественно, стремился сблизить произношение слов с их написанием. Это привело к появлению многочисленных колебаний и произносительных вариантов.
С другой стороны, в связи с колоссальным ростом культуры в нашей стране особенно остро стал вопрос о выработке единых произносительных норм. После революции не только возросла роль печати, но и возникли новые условия для расцвета устного звучащего слова, так как появилось огромное количество школ, клубов, театров, а затем и централизованное радиовещание. Это означало, что в нормализации произношения оказались заинтересованными самые разные представители публичной общественной речи — педагоги, актеры, чтецы, юристы, дикторы, пропагандисты и агитаторы.
Таким образом, наметились как бы два противоположных течения: расшатывание старых московских норм произношения, с одной стороны, и настоятельная необходимость выработки твердых, устойчивых, единых произносительных норм — с другой. Поэтому к вопросам нормализации произношения было привлечено в это время самое пристальное внимание.
В 1928 году выходит статья профессора МГУ Д. Н. Ушакова «Русская орфоэпия и ее задачи. О правильном произношении» (сб. «Русская речь», под ред. проф. JI. В. Щербы, новая серия, вып. III), которая положила начало научной разработке русской орфоэпии. В ней анализировались основные положения, русской орфоэпии в ее «старомосковских нормах» и рассматривались вопросы правильного русского произношения.
В 30—40-х годах появляется ряд статей по вопросам орфоэпии, но особенно большое значение имел выход в свет четырехтомного «Толкового словаря русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова. В первом томе (1935 год) была помещена вступительная статья Д. Н. Ушакова, излагавшая основные правила русской орфоэпии.
В период с 1949 по 1964 год выходят шесть изданий «Словаря русского языка» С. И. Ожегова под общей редакцией акад. С. И. Обнорского. Во всех изданиях есть вступительная статья с описанием норм современного произношения.
Крупнейший научный труд в этой области — книга члена- корреспондента АН СССР Р. И. Аванесова «Русское литературное произношение» (М., Учпедгиз, 1950; изд. 2—1954; изд. 3 — 1958). В этом серьезном исследовании рассмотрены все основные черты современного литературного произношения, основные тенденции его развития, все прогрессирующие и отмирающие явления.
В 1959 году вышло в свет издание Института языкознания АН СССР «Русское литературное произношение и ударение. Словарь-справочник» под редакцией Р. И. Аванесова и С. И. Ожегова. В нем около 52 000 слов. В приложении к словарю даются сведения о произношении и ударении и излагаются правила произношения.
В 1960 году был выпущен «Словарь ударений для работников радио и телевидения» (он возник на основе двух предшествующих изданий — словаря «В помощь диктору», 1951, и «Словаря ударений. В помощь диктору», 1954). В нем около 50 000 слов. Вошли в него помимо общеупотребительных слов географические наименования, имена и фамилии политических деятелей, ученых, артистов, художников, поэтов,’ писателей, названия газет, журналов, телеграфных агентств, опер, музыкальных произведений. В 1967 году вышло второе, переработанное и дополненное издание словаря.
Если говорить о ведущих тенденциях в развитии современного литературного произношения, то нужно отметить по крайней мере три из них.
Первая — упрощение слишком сложных орфоэпических правил.
Вторая — отсеивание всех узкоместных произносительных особенностей, прогрессирующее под влиянием радио, телевидения, кино, театра, школы.
Третья — сближение образцового произношения с письмом, объясняющееся тем, что литературный язык усваивается учащимися через письменную речь, через книгу.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов