Понятие о сложном предложении

Сложным называется предложение, состоящее из двух (или нескольких) частей, по форме напоминающих простые предложения, которые объединены в грамматическое, интонационное и смысловое единство, например: Вы пишете для миллионов, и это обстоятельство не надо упускать из вида (М. Г.).
Лишь все сложное предложение в целом, в единстве своих частей служит единицей коммуникативной, т. е. такой, при помощи которой выражается и сообщается мысль. Это единство создается интонацией, различными грамматическими и лексическими средствами (порядок следования частей, использование местоименных слов, союзов и т. д.).
Интонация законченного сообщения свойственна, как правило, всему сложному предложению в целом, тогда как части его (кроме последней) такой интонацией не обладают. Например: Но читатель вдруг круто повернул на прозу — и поэтов не стало (Н.). Первая часть этого сложного предложения произносится с повышением тона, что обусловлено наличием, влиянием второй части.
Интонация играет нередко еще и смыслоразличительную роль. В предложениях: Он вздрогнул — ручка упала на бумагу и Он вздрогнул: ручка упала на бумагу, в зависимости от различной интонации, явления, указанные в частях, предстают в различной связи: в первом предложении — причина и следствие, во втором — результат и его причинное обоснование.
Со стороны структурной сложное предложение характеризуется тем, что имеет несколько предикативных центров, заключающихся в каждой его части. Именно это сближает такие части с простыми предложениями. Но простые предложения являются лишь строительным материалом для сложного. Включаясь в состав сложного предложения, простые предложения вступают во взаимодействие, а первая часть нередко перестает обладать таким существенным признаком предложения, как интонация законченного сообщения, например: Вошел преподаватель, и студенты встали. Вторая часть этого сложного предложения должна обладать определенными формами вида и времени глагола-сказуемого и определенным порядком слов, зависящими от соответствующих элементов первой части.
Можно наблюдать и еще большую зависимость частей. Так, в предложении: В нем [Пушкине] русская природа, русская душаa, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла (Г.) —первая часть непременно требует своего распространения, определения второй частью, так как слова в такой же чистоте требуют пояснения; вторая часть содержит союзное слово какой, вбирающее в себя содержание словосочетания в такой чистоте и устанавливающее тесную связь второй части с первой.
Количество частей также является важным структурным признаком сложного предложения. Некоторые типы предложений допускают только две взаимосвязанные части, другие — несколько. Например, в предложении: По общему правилу журналисты нашей печати так же любят слово, как его любят поэты и другие работники художественной литературы (Засл.) — может быть только две части, выражающие отношения степени действия, сравнения. В предложении же: Набухнут и с треском полопаются почки, смачно и одуряюще развернутся цветы, яростно врежутся сохи в земляную целину, будут много и жадно любить девушки, будет навстречу пышному и жаркому лету подыматься жнивье, будут вызывающе трепаться на свежем бризе морей флаги Красного флота (М. Кольц.) —имеется несколько частей, выражающих отношения перечисления, сосуществования явлений во времени.
Порядок следования частей в сложном предложении бывает либо строго определенным, либо относительно свободным. Это диктуется различными структурными компонентами и общей семантикой предложения, например: Грин — писатель, нужный нашему времени, ибо он вложил свой вклад в дело воспитания высоких чувств (Пауст.). В данном случае вторая часть непременно должна следовать за первой, так как союз ибо не может начинать предложения. В предложении: Я видел: фонари мерцали, гасимые не чем иным, как бурей меж двумя сердцами — пылающим и ледяным (Л. Март.)—глагол в первой части требует изъяснения второй частью (что именно видел?), поэтому вторая часть следует за первой. В предложении: Там кружит ворон, да скулит ветер, пропахший горечью пожарищ, да шарит по развалинам многорукий иноземный вор (Леон.) — порядок следования частей относительно свободный. Выделение того или иного явления на первый план объясняется не структурными, а логическими или художественными задачами.
В некоторых типах предложений изменение обычного порядка следования частей ведет к изменению эмоционально-экспрессивного тона предложения, например: Что Ксана умерла в тюрьме от родов, Рагозин знал еще лет восемь назад… Что после Ксаны мог остаться ребенок, сын — без сомненья, сын! — это он неожиданно понял только сейчас (Фед.). Вынесение придаточной части на первое место создает эмоциональную приподнятость, взволнованность повествования.
Формы вида, времени, наклонения глаголов- сказуемых в частях играют важную роль >в формировании сложного предложения. Для обозначения временной связи между явлениями, сосуществующими одновременно, употребляется несовершенный вид, например: Статные осины высоко лепечут над вами; длинные, висячие ветки берез едва шевелятся; могучий дуб стоит, как боец, подле красивой липы (Т.). При передаче действий последовательных глаголы-сказуемые употребляются в совершенном >виде: Рассталась Лиза с провожатым, звякнула скоба на калитке, зашагал прочь посреди улицы нотариальный ухажер Ознобишин (Фед.).
‘Время глагола-сказуемого во второй части сложного предложения в некоторых типах оказывается относительным, т. е. отсчитываемым в зависимости от времени в другой части, например: Он сказал, что любит ее — во второй части при помощи относительного настоящего передается действие, одновременное с действием в первой части; Он сказал, что любил ее — во второй части при помощи относительного прошедшего передается действие, предшествующее действию в первой части.
Наклонение глагола-сказуемого в одной из частей может играть важную роль в конструировании некоторых типов сложного предложения, например: Переберите в памяти произведения новейших писателей, вдумайтесь в характер ежемесячно пробегаемых вами критик, рецензий, фельетонов — и вы, может быть, согласитесь с нами (Н.).
Союзы служат для соединения частей большой группы сложных предложений. По наличию или отсутствию союзов сложные предложения делятся на два типа: союзные и бессоюзные сложные предложения. Употребление союзного или соответствующего бессоюзного предложения зависит от многих причин. Часто определяющим фактором является ситуация речи, широкий контекст. Так, например, бессоюзные предложения типа: Ты видел книгу, я принесла? — свойственны устно-разговорным стилям. Напротив, использование многих типов союзных предложений оказывается характерным для стилей книжно-письменных. Союзные предложения, выражая отношения, приблизительно одинаковые с бессоюзными, при помощи союза точнее указывают на характер этих отношений. Ср.: Все прочли этот рассказ и смутились: печатать его в таком небрежном виде было нельзя (Пауст.) и Все прочли этот рассказ и смутились, так как печатать его в таком небрежном виде было нельзя.
Союзные предложения, в свою очередь, делятся на сложносочиненные и сложноподчиненные, в зависимости от наличия в них сочинительных или подчинительных союзов, синтаксическая роль которых различна. Сочинительные союзы помещаются между частями (или перед каждой частью) сложного предложения, не входя ни в одну из них, и остаются между частями при перестановке частей, если она возможна, например: Наша требовательность к слову должна быть очень большой, и нельзя прощать себе ошибок, кивая на слабости газетного языка (Фед.).— Нельзя прощать себе ошибок, кивая на слабости газетного языка, и наша требовательность к слову должна быть очень большой. Подчинительные союзы помещаются в зависимой, придаточной части, будучи неотъемлемым ее элементом, и перемещаются вместе со своей частью при возможной перестановке частей предложения, например: Ваши рассказы можно было бы напечатать где угодно, если бы не язык, над которым Вам, очевидно, придется еще много поработать (Ч.) —Если бы не язык, над которым Вам, очевидно, придется еще много поработать, Ваши рассказы можно было бы напечатать где угодно.
Союзы, соединяя части сложного предложения, указывают на различные логические, смысловые отношения между ними: противопоставительные (но, а), временные (когда), условные (если), причинные (потому что) и другие. В пределах одного типа предложений различные союзы выражают разные смысловые оттенки, например: Он сказал, что принес мою тетрадь — констатация факта; Он сказал, будто принес мою тетрадь — сообщение о факте, в котором сомневаются; Он сказал, чтобы я принес ему тетрадь — выражение просьбы, требования; Он сказал, почему не принес мою тетрадь — изъяснение причины.
Часто союзы вносят тонкие различия в смысловые оттенки. Ср. предложения: Слышно, как снег под полозьями поскрипывает (Кор.) и Слышно, что снег под полозьями поскрипывает. В первом предложении наряду с констатацией факта внимание обращается еще и на способ действия, во втором — лишь констатируется факт.
Иногда выбор того или иного союза определяет стилевую характеристику предложения, например: Критика должна быть применима к самой критике, ибо марксистская критика есть одновременно и научная и своеобразно художественная работа (Лун.). Употребление союза ибо (ср. причинные союзы потому что, оттого что, так как) уместно в предложении более книжном.
Местоименное слово в одной из частей сложного предложения служит средством связи этих частей.
В функции союзов выступают относительные местоимения и наречия—так называемые союзные слова, которые, в отличие от союзов являются членами предложения в придаточной части, наполнены в какой-то мере лексическим содержанием и нередко акцентируются, например: Но было у нее [жены Л. Андреева] огромное интуитивное понимание того, что хочет и может дать ее муж-художник (Верес.).
В первой части сложного предложения может выступать со-относительное местоименное слово, указывающее на синтаксическое место второй части, например: Он [читатель] становится
участником всего, что пережил и перечувствовал поэт (Марш.).
В предложении: Даже самый язык соответствует требованию идеи: он не всегда правилен, изобилует ошибками в употреблении и сочетании слов и в ударениях (Черн.) — местоимение он во второй части свидетельствует о том, что есть первая часть, содержащая знаменательное слово, замененное местоимением.
Другие (кроме местоимений) лексические элементы могут связывать части сложного предложения. Такие лексические элементы становятся синтаксическими и конструируют предложения, например: Стоило ей ненадолго покинуть палату или свой тамбур, как из землянки уже неслись голоса: «Маша! Маша! Сестреночка!» (Б. Пол.)—слово стоило (стоит) ,в сочетании с союзами как, чтобы; Но довольно было произнести слово «золото», чтобы какой-то яд вошел в меня (Пр.) —слово довольно (достаточно, слишком) в сочетании с союзом чтобы и т. д. У таких предложений возникает двойная грамматическая зависимость, взаимное подчинение.
Неполнота одной из частей обусловлена тесной связью этой части с другой, например: Сергей хотел написать очерк, а Юра — фельетон. В предложении: Удивительно, что никто не дал себе труда проследить, как из этих драгоценных пылинок рождается живой поток литературы (Пауст.) —неполная первая часть требует непременного восполнения второй частью, теснейшим образом связывается с этой частью.
Общий для обеих частей второстепенный член предложения также может тесно связывать части сложного предложения, например: У Челкаша вздрагивали усы и в глазах разгорался огонек (М. Г.). Такая общность частей предложения может поддерживаться наличием и еще одной, одновременно отнесенной к ним части, например: Уже совсем рассвело и народ стал подниматься, когда я вернулся в свою комнату (Л. Т.); Берегов не видать: их скрыла ночь и оттолкнули широкие волны разлива (М. Г.).
Структурный параллелизм частей является одним из средств их взаимосвязи. Вторая часть может как бы моделироваться по образцу первой. Кроме синтаксической роли, а именно связи частей в единство, структурный параллелизм играет и изобразительно-выразительную роль, создавая особую ритмомелодию текста, не только поэтического, но и прозаического.
Структурный параллелизм определяют многие компоненты:
а) Одинаковые видовременные формы глаголов-сказуемых в частях (в связи с выражением отношений одновременности), например: Шумел ветер, мотал на улице за окном голые деревья, и тусклые тени беспорядочно шевелились на меловой стене над моей головой (Пауст.).
б) Одинаковые морфологические средства выражения членов предложения в частях, особенно сказуемых, например: Самая лучшая школа для художественного таланта есть изучение своей
народности, а воспроизведение ее в художественных формах — самое лучше поприще для творческой деятельности (А. Остр.); Невский стал доступнее, проще, веселее. Трамваи звенят резче, извозчики грохочут громче женщины улыбаются шире, газетчики кричат звонче (М. Кольц.).
в) Одинаковые синтаксические обороты и второстепенные члены предложения в частях, например: Ничто так не обогащает суровое прозаическое слово, как поэзия, и нигде слово не звучит в своей полной свежести и первозданности, как в поэзии (Пауст.).
г) Одинаковый порядок слов в частях, например: Я взглянул на нее: глаза ее тихо светились, а лицо улыбалось точно сквозь дымку (Т.).
д) Повторение, употребление сходных, синонимических, антонимических лексических элементов, например: Странное влияние имел на меня отец, и странные были наши отношения (Т.); Не проехали еще и десяти верст, а он уже думал: «Пора бы отдохнуть» (Ч.); У комиков много лишнего комизма, а у тебя много лишнего трагизма (А. Остр.).
е) Повторение одинаковых союзов, например: Есть люди, стоящие ниже вас по развитию, и эти люди читают только то, что их забавляет, и они составляют в читающей массе большинство (Писарев); И перья страуса склоненные в моем качаются мозгу, и очи синие бездонные цветут на дальнем берегу (А. Б.).

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов