Несобственно-прямая речь

Этот синтаксический прием позволяет вести повествование от лица автора и в то же время вводить в авторскую речь лексические и грамматические элементы, свойственные речи персонажа. План повествования становится как бы двойным: речь ведется от лица автора и от лица персонажа одновременно, например:
Лариосик покраснел, смутился и сразу все выговорил, и что в винт он играет, но очень, очень плохо… Лишь бы его не ругали, как ругали в Житомире податные инспектора… Что он потерпел драму, но здесь, у Елены Васильевны, оживает душой, потому что это совершенно исключительный человек Елена Васильевна и в квартире у них тепло и уютно, в особенности замечательны кремовые шторы на всех окнах, благодаря чему чувствуешь себя оторванным от внешнего мира… А он, этот внешний мир…, согласитесь сами, грязен, кровав и бессмыслен (М. Б.); Василиса чаю не хочет. Нет, покорнейше благодарит. Очень, очень хорошо. Хе, хе. Как это у вас уютно все так, несмотря на такое ужасное время… Э… хе… Нет, покорнейше благодарит. К Ванде Михайловне приехала сестра из деревни, и он должен сейчас вернуться домой. Он пришел затем, чтобы передать Елене Васильевне письмо. Честь имею кланяться. Василиса, подпрыгивая, попрощалася
(М. Б.).
В составе несобственно-прямой речи есть те лексические элементы, которые рисуют индивидуальный облик персонажа, передают особый строй его мыслей», чувств» й настроений. Однако подается это с позиции автора. Здесь нередки междометия, частицы (см. выше), вопросительные и восклицательные конструкции, присущие разговорной речи, например: Он уо/сасался и в отчаянии спрашивал себя, как это и зачем попал он в неизвестную землю, в компанию странных мужиков? Где теперь дядя, отец Христофор и Дениска? Отчего они так долго не идут? Не забыли ли о нем? (Ч.); Крылов не знал, что возразить. В своей области он не осрамится. Он вот вчера вытащил из печени сержанта Горбунова осколок в восемьдесят граммов, не угодно ли? Политруку Чирке су ногу спас, танцевать этот Чиркес будет, честное слово (Эр.).
Несобственно-прямая речь, как правило, складывается из цепи отдельных предложений, связанных в сложное синтаксическое целое. Нередко несобственно-прямая речь возникает из обычного авторского повествования, органически сливаясь с ним, например:
Надя Извекова устроила свой чемодан под окном в купе. Поезд уже разогнался и лихо тараторил на стыках. Окрестные тульские домишки ускользали порывами, то кучно, то вразброс, как ветреным днем отсохшие листья с дерева. Так и должно быть. Уносилось, исчезало прошлое. Неужели — исчезало? Ну, до известной степени. Чуть- чуть… И неужели у Нади уже есть какое-то прошлое? Что значит — какое-то (улыбнулась она своему вопросу)? Просто отличное. Но может ли быть, чтобы отличное не вернулось? Конечно. Раз оно прошло. Очень жаль. Хотя… разве впереди не будет ничего хорошего? Будет, разумеется. Только совсем другое. А которое прошло — не повторится. Жалко… Но — ничего. То, что впереди — наверняка не плохое. Даже замечательное. На большой палец, как любит говорить Маша… Чудачка! Выскочила замуж. Восемнадцати лет! А все — Павел. В общем, очень удачно. Он ее любит. Ужасно любит — Надя-то его знает насквозь. И Машу знает. Даже больше, чем его (Фед.).
Умелое построение и использование прямой, косвенной, полупрямой, несобственно-прямой речи дает богатые, выразительные возможности при введении в текст речевой характеристики персонажа.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов