Фразеологические единства

Фразеологические единства — это такие обороты речи, которые, подобно фразеологическим сращениям, характеризуются семантической слитностью, спаянностью, но (в отличие от фразеологических сращений) общий смысл фразеологических единств мотивирован значениями входящих в эти обороты слов.
Рассмотрим словосочетание белая ворона, которое имеет значение «человек, резко выделяющийся среди других, непохожий на окружающих». Например: …и среди буржуазии изредка появлялись «белые вороны»— люди, которые всматривались в отвратительные факты классовой действительности более зорко и проницательно, чем это вообще свойственно буржуазной мысли… (М. Г.). Значение фразеологического оборота легко мотивируется как переносное, метафорическое: белая ворона резко отличается от других ворон, имеющих темную окраску. Отсюда появляется возможность назвать человека, резко выделяющегося среди себе подобных, белой вороной.
Таким образом, в отличие от фразеологических сращений, утерявших свою связь с первичным, конкретным признаком, который лег в их основу, фразеологические единства сохраняют эту связь, иначе говоря, сохраняют свою внутреннюю форму. Именно поэтому они выразительны, образны. С этой точки зрения различие, существующее между фразеологическими сращениями и единствами, аналогично различию между словами, образность, метафоричность которых стерлась (например: весна пришла; нос корабля; ручка двери; крона дерева и т. п.), и словами, сохраняющими образный, переносный смысл (например: кудрявая береза; бледные стихи; спит ковыль; ледяное молчание и т. п.).
Особенно четко связь между первичным, конкретным, зримым признаком и переносным, обобщенным значением проявляется во фразеологических единствах, представляющих по своей форме сравнительный оборот: как белка в колесе; дым коромыслом; как корове седло; реветь белугой (первоначально белухой)-, как снег на голову; нем как рыба; бледен как полотно; сидеть богородицей; как с гуся вода; как две капли воды; дым столбом; как мертвому припарки; надеяться как на каменную гору; как громом оглушить? словно (будто) сквозь землю провалился; как (будто, словно) в воду опущенный и др.
Многие фразеологические сращения и фразеологические единства существуют наряду со свободными словосочетаниями того же состава, ср.: Охотник сам лил пули для старинного ружья (где сочетание лить пули воспринимается как свободное, т. е. в прямом его значении) и Сосед перебил рассказчика: «Ну и мастер же ты пули лить\» (в этом случае словосочетание лить пули, имеющее значение «хвастливо лгать, рассказывать что-либо неправдоподобное», является несвободным).
Таким образом, свободное словосочетание лить пули и фразеологическое сращение лить пули являются омонимами, так как в. современном языке не ощущается связь между их значениями. Если мы сопоставим свободное словосочетание выносить сор из избы и фразеологическое единство выносить сор из избы («разглашать раздоры, ссоры, дрязги, происходящие в семье, в каком-либо коллективе»), то различие между ними окажется таким же, как различие между прямым, конкретным значением слова (например, сноп — связка, связанный пук сжатых стеблей, каких-либо хлебных злаков) и его переносным, метафорическим значением (сноп— поток чего-либо — лучей, искр, пламени и т. п., — расходящийся пучком). Это положение может быть подтверждено многими фразеологическими единствами: камня на камне не оставить; делить шкуру неубитого медведя; через час по чайной ложке; махнуть рукой: в ложном свете; мерить на свой аршин; ломиться в открытую дверь; надуть губы; между двух стульев; загребать деньги лопатой; львиная доля; нашла коса на камень; облить грязью и др.
В состав фразеологических единств входят также пословицы, которые имеют образный, переносный, обобщенный смысл. Различие между рассмотренными фразеологическими единствами и пословицами заключается в том, что пословица по своей форме является предложением (а не словосочетанием) и содержанием ее является цельная мысль (а не элемент мысли).
Русские пословицы — это веками накопленная мудрость народа, творца и носителя языка. Пословица в краткой форме при помощи конкретных (бытовых, производственных и т. п.) образов выражает глубокую идею, обычно назидательного характера, например: Смелость города берет; Большому кораблю большое плавание; И на старуху бывает проруха; Мал золотник, да дорог; Снявши голову, по волосам не плачут; Волков бояться — в лес не ходить; Не все то золото, что блестит; В тихом омуте черти водятся и т. п.
В состав фразеологических единств включаются также крылатые изречения, афоризмы, общеупотребительные цитаты из художественных и публицистических произведений, высказывания государственных деятелей и т. п., имеющие обобщенный, метафорический смысл. Например, крылатое выражение а ларчик просто открывался (цитата из басни И. А. Крылова «Ларчик») употребляется по отношению ко всему тому, что представлялось трудноразрешимым, а на деле оказалось простым, ср.: Зачем было г. Киреевскому так хитро объяснять самое обыкновенное дело? Ведь ларчик просто открывался (Бел.).
Рассмотрим изречение жребий брошен, связанное с именем Юлия Цезаря: в 49 г. до н. э., вопреки запрещению римского сената, Юлий Цезарь со своими легионами перешел Рубикон (реку, служившую границей между Умбрией и Цизальпинской Галлией), воскликнув: «Жребий брошен!» Это послужило началом гражданской войны между сенатом и Юлием Цезарем. Выражение жребий брошен только потому и приобрело «крылатость», что оно выражает более широкое, более отвлеченное значение, чем тот конкретный факт, который положен в основу этого изречения. Мы употребляем фразеологический оборот жребий брошен в значении «решение принято», например: Я вижу, что она счастлива, — повторил он. — Но может ли это продолжаться? Хорошо ли, дурно ли мы поступили — это другой вопрос: но жребий брошен… и мы связаны на всю жизнь (Л. Т.).
Одни из фразеологических единств этой группы живут в языке очень давно, другие вошли в язык недавно. Источником крылатых изречений являются античные и библейские мифы, исторические факты и легенды, мировая художественная литература, критика, публицистика, мемуары, научные сочинения, речи политических и общественных деятелей. Вот некоторые иллюстрации.
И ты, Брут? В трагедии Шекспира «Юлий Цезарь» с такими словами умирающий Цезарь обращается к Бруту, находившемуся в числе заговорщиков, напавших на него в сенате. Эта фраза стала употребляться для характеристики неожиданной измены друга.
Народ безмолвствует. Трагедия А. С. Пушкина «Борис Годунов» заканчивается следующей сценой: боярин Масальский, один из убийц вдовы Бориса Годунова и ее сына, объявляет народу: «Народ! Мария Годунова и сын ее Феодор отравили себя ядом. Мы видели их мертвые трупы (народ в ужасе молчит). Что же вы молчите? Кричите: да здравствует царь Дмитрий Иванович. (Народ безмолвствует)». Последняя ремарка, став крылатой, употребляется как характеристика бесправного положения народа в условиях политической реакции. —
Сражаться с ветряными мельницами. Это фразеологическое единство употребляется в значении «бесплодно бороться с воображаемыми препятствиями», как Дон Кихот, принявший ветряные мельницы за великанов (в романе Сервантеса).
Таким образом, характерным свойством всех видов фразеологических единств является следующее: хотя смысл их и вытекает из суммы значений составляющих компонентов, но этот смысл понимается не буквально, а переносно, метафорически, расширительно. Выражение, став фразеологическим единством, обозначает более абстрактную, более широкую идею, нежели то буквальное,, конкретное понятие или суждение, которое обозначено словами, в него входящими.

Предложения интернет-магазинов.