Толковый словарь живого великорусского языка В.И. Даля

Особое место не только в лексикографии XIX века, но вообще в русской лексикографии занимает «Толковый словарь живого великорусского языка», составленный Владимиром Ивановичем Далем.
Материалы для словаря Даль начал собирать с 1819 года и работал над ним до последнего дня своей жизни (по 1872 год), т. е. 53 года.
В словаре Даля 200 000 слов, из которых 80 тысяч собрано им самим, а 120 000 выбрано из предшествующих словарей. Здесь есть и литературная лексика и лексика разных говоров, в том числе более 4000 терминов, относящихся к народным промыслам и ремеслам: плотницкому, сапожному, столярному, ложечному и т. д. Это и моржовка — орудие охоты на моржей, и тесло — плотницкий инструмент, и бороздило — орудие кузнеца для срезания копыт, и токмачка — колотушка сапожников, баклуша, баклушка — чурка для выделки из нее посуды, ложек. Свыше 50 названий конских мастей приводятся на слово масть, все виды парусов — на слово парус.
Даль объяснил в Словаре множество слов, относящихся к народным обрядам, обычаям, поверьям. Таковы рукобитье, где подробно описывается обряд окончания сватовства, глядины — первое знакомство жениха с невестой; засыланье, засылка — предварительное сватовство; клетник — один из свадебных чинов; осени- ны — проводы лета и встреча осени; домовой, леший, водяной, кикимора и др., где рассказывается о народных поверьях.
В Словаре приведены названия религиозных праздников, которые отмечались тогда в народе. С ними был тесно связан крестьянский сельскохозяйственный календарь, поэтому Даль не только объясняет значение слов масленица, Ильин-день, Петров-день, Спас, но и сообщает при этих словах различные народные приметы.
Употребление слов иллюстрируется в Словаре, как правило, не цитатами из литературных произведений, а устойчивыми слово-сочетаниями, пословицами, поговорками, загадками. Всего здесь около 30 тысяч пословиц и поговорок (см.; например, слова вода, грош, дорога, мука, ночь, рука и др.).
В Словаре можно найти слова секретного языка бродячих торговцев-коробейников («офеней»): воксари — дрова, лепень — платок, нахиреги — рукавицы, севляга — собака; названия единиц счета — екой, взю, кумар, кисера и т. д. и даже образцы беседы на «офенском» языке (см. слово «офеня»).
Слова у Даля расположены в алфавитно-гнездовом порядке. При таком распределении материала нахождение некоторых слов было затруднено, так как отдельные статьи содержат свыше ста слов в одном гнезде, но в нем есть и своя положительная сторона: смысловые и словопроизводные связи выступают с наибольшей отчетливостью.
Объединяя слова в гнезда, Даль, не будучи лингвистом (по образованию он был врач и моряк), допустил ошибки. Так, в разные гнезда попали у него однокорневые слова дичь и дикий, горн и горшок, дух и душа, круг и кружить, масло и мазать. Наоборот, ошибочно объединены в одном гнезде колеть и кол, маститый и мастика, и даже утопия и утопить. Правда, большая часть этих ошибок была им исправлена при подготовке 2-го издания Словаря.
Даль считал, что современный ему литературный язык чересчур «пропитан» Западом, поэтому нужно обратиться к живому народному языку и выработать на его основе литературный. Однако, решительно восставая против заимствований, Даль не исключил их из своего словаря. Заимствованных слов в Словаре немало. Но, помещая их, Даль старался «выставить тут же равносильные, отвечающие или близкие… выражения русского языка». Так, для слова гримаса Даль считает «равносильными» пожимка лицом, изличье, рожекорча; для слова сеанс — сиденье, заседанье, присест; для слова фронтон — щипец, островершек и т. д. Эта идея заменять иностранные слова, прочно вошедшие в обиход, русскими была консервативна и никакого сочувствия не встретила.
Своеобразно объяснение значений ряда слов в Словаре. Чаще всего здесь встречаются два типа толкования. Один из них заключается в описании предмета (ом. слова береста, гриб, дерево, изба, лыжа, парус, стол), иногда даже сопровождаемом рисунком (см. говядо, шляпа). Другой способ состоит в истолковании слова через синонимы, которыми Даль толковал не только большинство заимствованных, но также и русские слова. При этом иногда в качестве синонимов используются слова, которые на самом деле вовсе не синонимичны толкуемому (см., например, объяснение слов бодрый, крона, олух, проникать, слабый). Широко использовались Далем также узкодиалектные синонимы, незнакомые широкому читателю.
Ряд политических терминов истолкован неверно, с реакционных позиций (см. агитация, политика, пролетарий, революция и др.).
Очень мало в Словаре грамматических помет, а стилистических нет вовсе, так как Даль считал, что говорить и писать нужно народным языком, а потому для него не было «плохих», нелитературных слов.
Первое издание «Толкового словаря живого великорусского языка» вышло в 1863—1866 годах и сразу обратило на себя внимание. После опубликования Словаря Даль продолжал работу над ним, записывал новые слова, знакомился с замечаниями к словарю. Уже после его смерти вышло 2-е издание (в 1880—1882 гг.).
В начале XX века решено было вновь переиздать Словарь. Редактором его стал видный русский лингвист, проф. Петербургского университета И. А. Бодуэн де Куртене. Им был пополнен словник, упорядочена гнездовая система: слова, спрятанные в гнездах, были снабжены алфавитными ссылками на эти гнезда, некоторые разъединенные Далем однокорневые слова объединены перекрестными ссылками, и, наоборот, ошибочно попавшие в гнездо неродственные слова были оттуда выведены. Кроме того, те этимологические объяснения, в которых Даль, полагаясь на свою интуицию, допустил ошибки, были сняты. При этом редакторский текст, был отделен от далевского специальными скобками.
В 1913—1914 годах вышло 4-е издание, без изменений пере-печатанное с третьего. В 1935 году фотомеханическим способом Словарь Даля был воспроизведен со 2-го издания, и, наконец, в 1955 году его переиздали в шестой раз, положив в основу 2-е издание.
Общеизвестна высокая оценка этого словаря В. И. Лениным, который назвал его «великолепной вещью», хотя отметил при этом и его «областнический» характер.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов