Типы полисемии

1. Метафора
Если какие-то предметы, явления в чем-то схожи между собой, они нередко получают одно и то же название. Метафора — это перенос наименования по сходству.
Метафора может быть основана на сходстве внешнем, например на сходстве формы двух предметов: голова человека — голова сыра, председательский колокольчик — цветок колокольчик, ржаной хлеб — колбасный хлеб, вороной конь — шахматный конь, баранка (изделие из теста) — баранка (руль в речи шоферов). Метафора бывает построена и на сходстве цвета: золотой браслет — золотой берег, серебряный подстаканник — серебряный тополь, а также на сходстве функции (т. е. выполняемой задачи) двух или нескольких предметов: клапан сердца — клапан механизма — клапан пиджака — клапан музыкального инструмента.
Многие метафоры возникают при переносе названия неодушевленного предмета, признака в мир человека и наоборот: черная земля — черная совесть, стальной нож — стальные нервы; злой человек — злой ветер, ласковая мать — ласковые волны.
По степени выразительности, по стилистической роли в речи метафоры можно разбить на три основные группы.
Метафоры сухие (иначе называемые стертыми, окаменевшими, мертвыми). Эти метафоры хотя и образовались в результате переноса названия, но в сущности воспринимаются сейчас как прямые, а не переносные названия вещей, явлений, действий, признаков. Возьмем слово ветка в значении «небольшая железнодорожная линия, идущая в сторону от главного пути». Ясно, что это название возникло вследствие переноса по сходству: железнодорожная ветка, так же как и ветка дерева, — ответвление от главного «ствола». Но это новое, переносное значение слова ветка стало прямым, официальным названием, т. е. сухой метафорой.
Сухие, стертые метафоры не являются достоянием образного языка и встречаются в любом стиле речи, в том числе в речи научной, официальной и т. д. Каждая такая метафора указывается как отдельное, самостоятельное значение слова в толковом словаре. Например: ветка: 1. Небольшой боковой отросток, побег дерева, кустарника или травянистого растения. 2. Отдельная линия в системе дорог, отклоняющаяся в сторону от основного пути («Словарь русского языка» С. И. Ожегова).
Другие примеры сухих метафор (метафоры выделены курсивом): часы идут, часы ходят, часы отстают, часы остановились, горлышко бутылки, ножка стола, рукав реки, глазное яблоко, подошва горы, корень слова, основа слова.
Сухие метафоры в литературоведении как метафоры не рассматриваются, потому что это не тропы, не образные средства художественной речи.
Другая группа метафор — образные общепоэтические метафоры. Они встречаются в художественной, во всяком случае в образной, речи. Их переносный характер ясно ощущается. В литературоведении метафорами называют именно эти случаи переносного употребления слов. Например, прилагательное золотой в разных переносных значениях — «золотистого цвета», «очень хороший, замечательный» и др. широко употребляется в образной речи: золотые сережки ольхи (Сол.); Над ним луч солнца золотой (Л.); Эта прядь, такая золотая, разве не от старого огня? (А. Б.); Закружилась листва золотая в розоватой воде на пруду (Есен.); Я помню время золотое, я помню сердцу милый край (Тютчев); Я сам пойду по золотой стезе той государственности, что ведет меня к родному ленинскому свету (Луг.).
Называя такие метафоры общепоэтическими, мы подчеркиваем их распространенность и принадлежность к поэтической речи, понимая под этим не только язык поэзии, но и образный язык художественной прозы.
Еще примеры подобных метафор: алмазный (сверкающий, как алмаз): Летят алмазные фонтаны с веселым шумом к облакам (П.), алмазная роса (Ф.)» алмазный язык (Пауст.); дремать, спать (о неодушевленных предметах): Озимые хлеба дремали под снегом (А. Платонов); Спит ковыль (Есен.); Как убитые, спят снега (Б. П.); Остров спит, окутан строгой тишиной, море тоже спит, точно умерло (М. Г.); седой (беловатый, беловато-серый — о неодушевленных предметах): Седые вербы у плетня нежнее головы наклонят (Есен.); Все крыльцо было седое от мороза (Бун.); Утро туманное, утро седое (Т.).
Общепоэтические метафоры тоже фиксируются толковыми словарями (часто с пометой перен., т. е. переносное употребление), например: седой 1. о волосах: белый вследствие потери окраски. Седая борода. Седой туман (перен.) — «Словарь русского языка» С. И. Ожегова.
И наконец метафоры авторские, или индивидуал ь- н ы е. Это тоже образные метафоры, не являющиеся, однако, общепоэтическими, а «изобретенные» конкретными авторами. Это слова, употребленные писателем, поэтом в необычном, свежем значении. Толковыми словарями такие метафоры не отражаются. Общенародный язык (и поэтическая речь в том числе) знает слово ландыш только как название цветка, например: Сырой овраг сухим дождем росистых ландышей унизан (Б. П.)1. Поэтому очень свежо, как находка, как авторская метафора, звучит это слово в строчках Есенина: Я по первому снегу бреду, в сердце ландыши вспыхнувших сил. Еще примеры авторских метафор (они выделены курсивом): цельнометаллические мальчики (Л. Л.); ситец
‘Мы не рассматриваем здесь выражение «сухой дождь», примененное по отношению к ландышам. Это, конечно, авторская метафора. Нам сейчас важно, что слово ландыши здесь употреблено в обычном значении.
неба, березовый ситец (Боен.); Оглушительно пахнут на клумбах табак и резеда (М. Анчаров); На великом разливе Волги там и тут виднелись копеечки незалитой земли (Пр.).
Авторские метафоры нередко встречаются в юмористических и сатирических текстах: Густое, наваристое невежество этого читателя возведено им в степень непререкаемой истины (Л. Л.); Крокодилы сомнения грызут критиков (И. и П.); Тяжелое копыто предчувствия ударило Грицацуеву в сердце (И. и П.).
Говоря об использовании метафор как выразительного средства образной речи, нужно обратить внимание на те случаи, когда автор повторяет — в пределах одного предложения или сравнительно небольшого отрывка — одно и то же слово, но в разных значениях. Конечно, выразительным это явление может быть только тогда, когда автор намеренно «сталкивает» несколько значений, сознательно обращая на это внимание читателей. Сюда не относятся случаи «нечаянных встреч» двух значений слова в одном отрывке: Остальные уроки я наспех прочитывал в классе перед началом урока, полагаясь на свою память (А. Гр.). Здесь слово урок в первом случае употреблено в значении «задание, полученное школьником», во втором — в смысле «учебное занятие в школе», но никакого «обыгрывания» тут нет.
Б. Пастернак в одном из стихотворений говорит о талантливой актрисе, играющей роль Марии Стюарт: «Сколько надо отваги, чтоб играть на века, как играют овраги, как играет река, как играют алмазы, как играет вино, как играть без отказа иногда суждено». Глагол играть здесь действительно играет всеми своими гранями. Еще примеры использования нескольких значений одного слова: И в сердце вспыхнула страсть к стихам, как вспыхивает оспа (Чекм); Оно (чудо) явилось к Аркаше в образе средних лет человека в мягком ратиновом пальто и с мягкими, интеллигент-ными манерами (С. и Ш.); И мастер там стоял из Запорожья, к железным косякам прильнув спиною, железными глазами глядя вдаль (Луг.); Под полярным, вечно хмурым небом щи едим с казенным черным хлебом, черный чай от черной грусти пьем (Б. Ручьев); Эту удивительную материю долго жуют бегемоты и брезгливо выплевывают на фабрики массового пошива. Она серая, но серая не по цвету, а по своей глубокой сущности (Л. Л.).
* *
*
В образной речи распространены цепочки метафор, или развернутые метафоры. Если какие-то слова в прямом значении тесно связаны по смыслу, они, будучи употребленными в переносном, метафорическом значении, образуют цепочку метафор — ряд взаимозависимых, взаимосвязанных звеньев. Например: в прямом значении связаны по смыслу слова река—ручеек— затоплять. И когда М. Кольцов называет шествие большой массы людей рекой, то эта метафорическая река легко образует зависимые метафоры ручейки и затоплять: Широкая человеческая река подымается вверх по рю Монмартр, ее ручейки затопляют маленькую закусочную. Еще примеры (звенья цепочки выделены курсивом): Наверно, река жизни основательно потрепала его на порогах, прежде чем вынесла в устье заслуженного общественного признания (Леон.); Ягненочек кудрявый — месяц гуляет в голубой траве (Есен.); В черную пасть подвального хода гимназии змеей втянулся строй, и пасть начала заглатывать его ряд за рядом (М. Б.); Человеческий прогресс всегда был двигателем, горючим которому служит молодость (Леон.).

2. Метонимия
В отличие от метафоры метонимия основана не на сходстве, а на смежности. При метонимии одно и то же название получают два предмета, явления не сходные, а смежные, т. е. как бы «соседствующие», тесно связанные друг с другом.
Простейший случай метонимии — метонимия, в основе которой лежит пространственная смежность предметов. Например, один предмет (слово «предмет» здесь надо понимать широко) помещается в другом, и оба при этом получают одно название. Так, словом стакан мы называем и сосуд — «стакан разбился», и содержимое этого сосуда — «выпил стакан чаю». Такая метонимия очень характерна для названия разного рода «вместилищ» и их содержимых: мешок: Мастерская по изготовлению мешков — за месяц съели мешок картошки; бочка: бочка рассохлась — на поливку ушло десять бочек воды; бутылка: бутылка с красивой этикеткой — выпили по бутылке пива и т. п. Пространственную метонимию мы наблюдаем и в тех случаях, когда одно и то же слово обозначает и помещение, и людей, находящихся (живущих, работающих) в этом помещении. В первом значении (помещение, комната) употреблено слово аудитория у И. А. Гончарова: Конечно, и у нас были отсутствующие, или случайные, или ленивые, но процент их был так незначителен, что это отсутствие было незаметно, и аудитории были полны. Во втором значении (люди, слушатели) употребил это слово В. Маяковский: Аудитория сыплет вопросы колючие, старается озадачить в записочном рвении.
Без труда можно подобрать примеры, иллюстрирующие «пространственную метонимичность» таких слов, как ведро, тарелка, горшок, рюмка, бокал, а также завод, школа, квартира, дом и др.
Существует метонимия, основанная на других типах смежности, например на смежности временной, при которой одно и то же слово называет и процесс (действие), и результат этого процесса: работа началась утром (работа — действие), курсовая работа лежит на столе (работа — сочинение, т. е. результат «работы» в первом значении). Такую «временную метонимичность» можно наблюдать у слов труд, диктант и др.
Другие типы метонимии существительных: материал — изделия из этого материала: серебро (металл) — серебро (посуда: «столовое серебро»); название науки — отрасль промышленности: химия (наука) — «большая химия» (т. е. химическая промышленность); действие — место действия: вход («вход воспрещен») — вход («вход заколочен») и т. д. Типы метонимии чрезвычайно разнообразны, потому что разнообразны виды смежности, связи между предметами, явлениями, действиями.
Метонимия распространена главным образом среди существительных, но бывает и метонимия прилагательных. Слово радостный, например, имеет несколько значений. Евгений застал мать радостной, довольной (Л. Т.) (радостный — «радующийся, -испытывающий радость»); Радостная краска бросилась в лицо князя Андрея при этом воспоминании (Л. Т.) (радостный — «свидетельствующий о радости, вызванный радостью»); Пора: перо покоя просит; я девять песен написал; на берег радостный выносит мою ладью девятый вал (П.) (радостный — «дающий радость»). Эти три значения относятся друг к другу как метонимии.
Метонимию прилагательных мы часто встречаем в разговорной речи, в художественных текстах: сумасшедший дом (вместо «дом для сумасшедших»), курящий вагон (вместо «вагон для курящих»); Отчаянная, потная дискуссия развивается вокруг хорошего или плохого рассказа (И. и П.); Через несколько минут уже слышался его сопливый плач (И. Ильф.); Брошки — блещут… на тебе! — с платья с полуголого (Маяк.).
В результате метонимии прилагательных некоторые словосочетания без достаточно полного контекста могут быть поняты двояко. Например, «детские стихи» — то ли «написанные детьми», то ли «предназначенные для детей»  На этой двузначности построен следующий диалог в романе Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы»: А разрядилась-то куда? Ишь ведь какой чепец на тебе любопытный! — И уж какой же ты сам любопытный, Ракитин! (любопытный . «вызывающий любопытство, интересный», 2. «любопытствующий, интересующийся»).

3. Синекдоха
Сущность синекдохи как вида полисемии состоит в том, что одно и то же слово употребляется и как название целого и для обозначения части этого целого. Например, слово лицо в основном, прямом значении является названием передней части головы человека — «загорелое лицо», но этим же словом (преимущественно в официальной речи) мы называем и «целого» человека — «Посторонним лицам вход воспрещен».
Очень часто в разговорной речи и в литературе употребляются синекдохи, основанные на том, что в качестве «заменителя» слова человек выступает какая-то деталь его одежды, характерная (или просто бросающаяся в глаза) особенность внешности и т. п.: Борода стоит у ворот отеля, а во всех номерах уже второй год не работают звонки (И. и П.); — Пардон, очки/ (М. Г.); Девочкой она ничем не выделялась в толпе коричневых гимназических платьиц (Бун.); Не она ли это? Не она ли? Но да разве в жизни разберешь? Если вот сейчас ее догнали и умчали брюки клёш (Есен.).
Синекдоха дает автору возможность коротко и выразительно показать социальный состав участников исторических событий: Литейный залили блузы и кепки (Маяк. — рабочие встречают Ленина); Стекайтесь, кепки и платки, каждый, кто в битве надежен! (Маяк. — призыв к комсомольцам); А в двери — бушлаты, шинели, тулупы… (Маяк. — об участниках штурма Зимнего); Один за другим высыпали на улицу какие-то чуйки, поддевки и полушубки (Фед. — о погромщиках-черносотенцах). В романеИ. Ильфа и Е. Петрова «бывшие люди», носившие старомодную одежду, названы «пикейными жилетами»: Пикейные жилеты собрались поближе и вытянули куриные шеи.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов