Словарь русского языка С. И. Ожегова

Первое издание Словаря, содержавшего 50 100 слов, вышло в 1949 году, последнее, 7-е, — в 1968 (ок. 53 000). Задачей этого словаря было: отразить в одном томе наиболее употребительную лексику и фразеологию. Однотомность достигается здесь различными путями, и прежде всего строгим отбором слов, поэтому сюда не попали редкие термины, малоупотребительные заимствованные слова, грубопросторечная лексика, а также те диалектные слова, которые не употребляются достаточно широко как выразительное средство в художественной литературе, и т. д.
Некоторые категории производных слов даны здесь без самостоятельного толкования при основном слове. Сюда относятся многие отвлеченные существительные, которые объединены в одно гнездо с соответствующим прилагательным, отглагольные существительные на -ание, -ение, -тие и др. (приводятся в том же гнезде, что и глагол, от которого они образованы); существительные с уменьшительными, увеличительными суффиксами и т. д.
Как правило, толкования слов даются в более сжатой форме, чем в других толковых словарях.
Употребление слов иллюстрируется типичными для данного слова сочетаниями или короткими фразами, составленными автором. Так, например, значение глагола обогатить иллюстрируется сочетаниями обогатить страну, обогатить свой жизненный опыт, обогатить руду. Иногда в качестве примеров используются пословицы и поговорки.
Однотомник, как и другие советские словари, является словарем нормативным. Нормативные задачи осуществляются здесь, кроме отбора лексики, системой стилистических и грамматических помет, показом ударения, а в некоторых случаях (как и в Словаре Ушакова) указанием на произношение отдельных звуков слова. В ряде случаев сведения о произношении той или иной части слова отличаются от сведений Словаря Ушакова в связи с изменением произносительной нормы. Так, например, при словах гречневый, молочный, сигарочница, сливочник, ячневый нет пометы [шн], которая говорила бы о необходимости произносить эти слова как [грешневый], [молошный], [сливошный], (яшиевый], [сигарошиица|, при словах брезжить, вожжи, дрожжи, жужжать и др. нет пометы [жьжь]; при словах поэзия, поэма, поэт нет пометы [по]; при слове френч нет пометы [рэ] и т. д.
В Словаре Ожегова отражены и те изменения, которые произошли в стилистической оценке слова, в сфере его употребления, степени употребительности. Так, например, слова впопыхах, вприкуску, вприпрыжку, годовалый квалифицируются Словарем Ушакова как разговорные, в Словаре Ожегова — как нейтральные; десант в словаре Ушакова имеет помету воен., в словаре Ожегова дается без всякой пометы и т. д.
Словарь содержит целый ряд слов, которых нет в Словаре Ушакова. Это боеприпасы, бомбоубежище, босоножки, буханка, гангстер, гипертония, демонтировать, дзот, капрон, нахимовец, самоходка и др.
Есть в Словаре Ожегова и недостатки. Прежде всего, это — преувеличение числа омонимов. Как омонимы, например, рассматриваются здесь жилка как «вкрапление в горной породе в виде тонкой нитевидной полоски» и жилка как «природная склонность к какой-либо деятельности»; лист как «орган воздушного питания и газообмена растений» и лист как «тонкий плоский кусок, пласт какого-нибудь материала»; шишка как 1. «соцветие и плод хвойных растений; 2. округлая выпуклость, бугорок» и шишка как «важный, значительный, влиятельный человек». Составители других советских толковых словарей не считают эти значения омонимами, так как между ними есть явная метафорическая связь.
В Словаре можно встретить такие устарелые и малоупотребительные слова (и отдельные значения), которые в однотомник не следовало бы помещать. Это артикул (ружейный прием), гноеточивый, голопузый, квартирник, кеньги, кошатина и др.
Тем не менее, несмотря на отдельные недостатки, Словарь практически себя оправдал, о чем свидетельствует выход в 1968 году его седьмого издания.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов