Освоение заимствованных слов

При переходе, из одного языка в другой слово осваивается, как бы приспосабливается к фонетике, графике и грамматике нового для него языка. Точнее: язык, принимающий слово, подгоняет его под нормы своей фонетической системы, своей графики и грамматики.

Например, чужие, чуждые звуки заменяются своими: придыхательное h, которого русская фонетика не знает, подменяется звуком х или г: англ. hockey>русск. хоккей, немецк. Herzog> русск. герцог и т. п. Так же осваиваются и другие «иноязычные» звуки. Графическое освоение состоит в передаче заимствованных слов буквами русского алфавита.
2 Современный русский язык 
Осваиваясь грамматически, чужое слово поступает в распоряжение русской грамматики, подчиняясь ее правилам. Существительные, например, приобретают русские падежные окончания и т. п. Меняется род некоторых слов: так, латинские существительные, оканчивающиеся на -urn, становятся словами мужского рода: аквариум, президиум и др. (в латинском языке слова на -urn — среднего рода).
Для лексикологии особый интерес представляют процессы лексического освоения заимствованных слов.
Лексически освоенным слово можно считать тогда, когда оно называет вещь, явление, свойственное русской действительности, когда в значении его не остается ничего, что указывало бы на его иноязычное происхождение.
Например, слово портфель французского происхождения (франц. portefeuille), но сам предмет, названием которого служит это слово, прочно вошел в наш быт. В значении этого слова нет ничего, что напоминало бы о Франции.
Лексическое освоение — это смысловое освоение. Другие примеры лексически освоенных слов французского происхождения: этаж, пальто, багаж, котлета, ресторан, сезон.
Лексически освоены слова из английского языка: комбайн, спорт, ринг, митинг, аврал и др.; из немецкого языка: стамеска, гроссмейстер, бухгалтер, галстук и др.; из тюркских языков: лошадь, башмак, карандаш и др. Много лексически освоенных слов пришло к нам из греческого, латинского и других языков .
Кроме лексически освоенных заимствованных слов в современных художественных, газетных и других текстах (а также в разговорной речи) встречаются слова иноязычного происхождения, имеющие в своем значении нечто «нерусское», не свойственное русской жизни. Это экзотические слова (или экзотиз- мы). Встретив в тексте экзотическое слово, мы сразу понимаем, что речь в этом тексте (по крайней мере в абзаце, предложении) идет не о России. Экзогизмы употребляются тогда, когда говорится о жизни другого народа.
Английские экзотизмы: сэр, мистер, лорд, лейборист, ленч, спикер и др.; немецкие: пфенниг, рейхстаг, кельнер, бюргер, аншлюс, вермахт и др.; французские: франк, су, сантим, кюре, ажан, мистраль и др.; тюркские: пиала, басмач, чайхана, акын, домбра, арык и др.
Наиболее часто встречающиеся в русских текстах экзотические слова, как правило, фиксируются толковыми словарями и словарями иностранных слов, причем в самом толковании слов отражается их лексическая неосвоенность: «Кюре — католический приходский священник во Франции и в Бельгии», «Джейлау — летнее пастбище у казахов и киргизов», «Риал — денежная единица Ирана» (примеры из «Словаря русского языка» в 4-х томах АН 
СССР); «Ажан — полицейский во Франции», «Риксдаг — шведский парламент», «Сатанг — мелкая разменная монета Таиланда» (примеры из «Словаря иностранных слов», изд. 6).
Экзотические слова называют денежные единицы (доллар, фунт, франк, юань, песо), учреждения, организации (стортинг, кортесы, сейм, меджлис), виды одежды {сари, кимоно, сюзане), кушанья, напитки (лаваш, сациви, хаши, перно, чача, шербет), должности, звания, профессии (спикер, ксендз, полисмен, кюре), танцы (лявониха, джок, гопак), музыкальные инструменты (зурна, кан-теле, чонгури), ветры (сирокко, мистраль, торнадо), а также различные национальные праздники, обычаи, традиции, виды построек и другие.
Экзотические слова, как уже было сказано, употребляются писателями, часто встречаются в газетных и других текстах: Ллойд Джордж заявил, что немцы выплатят репарации до последнего пфеннига (Эр.); На пятый день оккупации капитан Пупенсон отправился вечером в ратушу, или мэрию (А. Гр.); Проклятая женевская биза — ледяной пронизывающий ветер (М. Кольц.); Звенели арыки. За дувалом ударял в каменистую землю кетмень (В. Конецкий); Э, синьор! А как быть, если не хватает детям на макароны? (М. Г.); Не бери ни чентезима у этого человека (М. Г.)’, Ее ли это по виду походит на наши пельмени, только крупнее и круглее, возможно, это было хинкали (Леон.). Уже рассвело, но город был пустой — муэдзины еще не возвестили утро (Ю. С.). Заметка в га-зете называется «Сафра в разгаре» и содержит несколько экзотических слов:
Седьмая всенародная сафра — сбор сахарного тростника — вступила в заключительный этап. Девять сенгралей уже закончили рубку н переработку тростника на своих плантациях… Большой вклад в успех нынешней сафры внесли десятки тысяч мачетеро — добровольцев.
Много экзотических слов (тюркизмов) в романе Б. Ясенского «Человек меняет кожу», в стихах В. Луговского о Средней Азии. Болгарские экзотизмы встречаются в «Славянской тетради» В. Солоухина, японские — в очерках Н. Федоренко и В. Аксенова, англо-американские — в стихах В. Маяковского об Америке и в «Одноэтажной Америке» И. Ильфа и Е. Петрова, немецкие — в «Крысолове» М. Цветаевой, испанские — в «Испанском дневнике» М. Кольцова.
Экзотизмы, как правило, не могут быть заменены соответствующими русскими синонимами (таких синонимов попросту нет), поэтому присутствие их в текстах, говорящих о других странах (или союзных, автономных республиках и т. п.), почти неизбежно.
Конечно, пользоваться ими нужно умело, хорошо зная, прежде всего, смысл каждого экзотического слова. Интересно в этом отношении одно место из романа И. Ильфа и Е. Петрова «Золотой теленок». Бухгалтер Берлага, симулируя сумасшествие, уверяет, что он вице-король Индии, и кричит: «— Я не более как вице-ко
роль Индии! Где мои верные наибы, магараджи, мои абреки, мои кунаки, мои слоны?». Берлага припоминает все известные ему «восточные» слова, не подозревая, что некоторые из них — вовсе не «индийские». «Слушая этот бред величия, шурин с сомнением качал головой. На его взгляд, абреки и кунаки не входили в сферу действия индийского короля». (Заметим, что наибы тоже «не входят в сферу действия индийского короля» и только слово магараджи— действительно индийский экзотизм.)
От экзотических слов нужно отличать варваризмы. Варваризмы — это иностранные слова, вкрапленные в русский текст. В отличие от экзотизмов, они не называют никаких «нерусских» предметов, явлений, понятий, поэтому каждый варваризм в принципе может быть легко переведен на русский язык путем несложной замены его соответствующим русским словом. Варваризмы не фиксируются ни толковыми словарями, ни словарями иностранных слов.
Варваризмы обычно выполняют определенную стилистическую роль, способствуя созданию местного колорита. Они могут передаваться как русскими буквами, так и средствами «чужого» алфавита. Вот несколько примеров из «Одноэтажной Америки» И. Ильфа и Е. Петрова:
— А дорога хорошая? — спрашивала миссис Адаме, берясь за ручку скоростей. — Иес, мэм. — Тэнк ю вери, вери мач, — кричал мистер Адаме; Дорога ремонтируется. Детур — одиннадцать миль. Детур — это значило объезд; Все это он делал аккуратно. И вскрикивал «Пардн ми»; How do you do, sir! — сказал мистер Адаме, делая еще один шаг вперед. — How do you do! — сказал человек в красной рубахе и тоже сделал шаг. — Вы из Нью-Йорка? — спросил он. — Шурли\ — взвизгнул мистер Адаме. — А вы живете здесь? — Шурли\ — зарычал незнакомец.
На страницах газет иногда встречаются иноязычные слова, передающие приветствия по случаю приезда какой-либо делегации и т. п.: В ива, Куба’, Фройндшафт!, Добре дошли! и др.
Кроме приведенных выше примеров более или менее случайного употребления варваризмов можно указать на относительно устойчивые, более постоянные варваризмы, давно принятые и употребляемые (обычно в латинском написании) в русской книжной речи: ergo (следовательно — латинск.), alter ego (другой я, двойник — латинск.), tete-a-tete (вдвоем, с тлазу на глаз — франц.). Столь же устойчивы латинские слова и выражения, принятые в медицине: per os (через рот), cito (срочно) и др., а также научные названия биологических видов: «Attalea princeps» (вид пальмы — название рассказа В. М. Гаршина), «Cyprinus carpio» (карп — стихотворение Э. Багрицкого). Ср. у Б. Пастернака: О, бедный Homo sapiens, существованье — гнет (Homo sapiens — «мыслящий человек», латинское название человека как биологического вида).
Экзотизмы и варваризмы иногда употребляются для осуждения людей, явлений, о которых идет речь. В. Маяковский, обращаясь к писателю Замятину, которого поэт не любил, считая далеким от советской действительности, писал: Чего пожелать вам, сэр Замятин? Он же употреблял слово пентр (франц. peintre — художник) по отношению к тем русским художникам, которые ему не нравились: Это вам, пентры, раздобревшие как кони, жрущая и ржущая России краса, прячущаяся мастерскими, по-старому драконя цветочки и телеса; Я говорю: наши пентры должны бросить писать картины, потому что французы пишут лучше
Варваризмы (чаще всего латинизмы) в прошлом употреблялись писателями, поэтами как названия произведений, сборников стихов и т. п. «Silentium!» (латинск. «Молчание!»)—стих. Ф. И. Тютчева; «Senilia» (латинск. «Старческое») — цикл стихотворений ‘в прозе И. С. Тургенева; «Juvenilia» (латинск. «Юношеское») — цикл стихотворений В. Я. Брюсова; «Ante lucem» (латинск. «Перед светом») — цикл ранних стихов А. А. Блока и др.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов