Неологизмы

В основе слова «неологизм» — два греческих корня: neos—«новый» и logos — «слово». Неологизм буквально значит «новое слово». В лингвистической литературе неологизмом называют не просто новое, а очень свежее, совсем недавно появившееся слово, новизна которого ясно ощущается говорящими.
Появившиеся в советскую эпоху слова райком, горсовет, колхоз, комсомолец, орденоносный, магнитофон, бульдозер, вертолет и др. уже нельзя считать неологизмами. Освоены и стали привычными и более поздние по происхождению слова космонавт, программирование, лавсан и др.
Сейчас еще звучат как неологизмы слова луноход, лунодром, корполон. Впрочем, пребывание слова в неологизмах непродолжительно. Если слово нужно, если оно образовано удачно, оно приживается в языке, «свежесть» его быстро перестает ощущаться. Так обстоит дело с неологизмами общеязыковыми.
Другое дело — неологизмы авторские, индивидуально-стилистические, т. е. слова, придуманные писателями, поэтами «на случай» , но не ставшие достоянием языка: стихачество (Маяк.), березь, цветь, сочь (Есен.), самоварность (Л. Л.), наоборотный (А. Возн.) и др.
Такие неологизмы не существуют вне конкретного текста, в котором они употреблены придумавшим их автором. Если же мы почему-либо употребляем их как бы «вынутыми» из этого текста, мы всегда вспоминаем имя их автора: верный признак того, что слова эти не общенародны, не вошли в язык. Впрочем, индивидуальные авторские новообразования и не претендуют на какую- либо роль в лексике национального языка.
Авторские неологизмы обычно создаются по продуктивным: моделям, по образцу уже существующих в языке слов: армяко- владелец — ср. землевладелец, домовладелец (Внимание! — крикнул бородатый армяковладелец — И. и П.); свежеобруганный — ср. свежескошенный (свежеобруганная книга — Леон.); красиво- лобый — ср. широколобый (Лев Петрович Я кубинский, красиволо- бый, спокойный — В. Ш.); бескорабелъе — ср. безденежье, безлюдье (И сами реки тоже просят моста и изнывают от бескора- белья— Л. Март.); ненайденыш — ср. несмысленыш (Ненайденыш. мой, ненайденыш! Потерять себя — не пустяк, вся бежишь, как вода в горстях… — А. Возн.); искропись — ср. живопись, звукопись (Все, чего перьям не выскрипеть — пусть по каменьям скрипит и превращается в искропись, в гордую песню копыт — Н. Матв.); предпесенный — ср. предпраздничный (А я уже в предпесенной тревоге — А. Ахматова).
Есть модели, образцы, по которым неологизмы образуются очень легко: к готовому слову «приклеивается» морфема — и неологизм готов. Берется, например, существительное, прилагательное или глагол, прибавляется полу-: полумилорд, полуподлец, полуневежда (П.); полулодка, полуморская, полутоскует, полуспасет (А. Возн.). Так же легко образуются всевозможные уменьшительные и увеличительные производные известных слов: футурис- тики, акмеистики, транспорточки, разбольшущий, разбезалаберный (Маяк.). Без труда делаются неологизмы с начальной частью радио-, кино-, теле-: радиобудильник, радиокнижки, радиофорт (Маяк.), радиофлирт (Л. Л.), кинолейтенант, киномученик (И. и П.), телеассамблея (Л. Л.), «Телестрадания» (заголовок фельетона в «Правде»).
Не так уж редки, однако, примеры образования авторских неологизмов по непродуктивным, редким моделям, по случайному созвучию, путем необычного сокращения корня и т. д. У Горького- встречается словечко хилософия, у М. Цветаевой — прилагательное спортсмедный («спортсмедный лоб»), у Л. Леонова — верто- доксы, у И. Ильфа — грезидиум, выдвиженщина и т. п.
Из современных поэтов оригинальные неологизмы часто образует А. Вознесенский: И под этим подвешенным миром внизу расположился второй, наоборотный; Я люблю твой лет угарный, адскую непоправень; А над площадью Испании, как летающий тарел, вылетает муж из спальни — устарел, устарел!
В поэме «Зарев» А. Вознесенский создает несколько синонимов- слова язык. Каждый из таких синонимов-неологизмов рисует особый тип языка: О лебезенок школьника, как промокашка с лиловой кляксой и наоборотным отпечатком цифр, о изящный музычок певички с прилипшим к нему, как черная пружинка, ароматным волоском, о язлыки клеветников, как красный перец, фаршированные пакостями. Они язвивались и яздваивались на конце, как черные фраки или мокрицы, У одного язвило набухло, как лиловая картофелина в сырой темноте подземелья.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов