Использование жаргонизмов

Писатели, журналисты иногда используют жаргонную и арготическую лексику как одно из средств речевой характеристики героя, показа особенностей и нравов той или иной среды. Так, привлечение Помяловским в «Очерках бурсы» бурсацких жаргонизмов, нередко подробно объясненных, помогло писателю передать мрачный колорит бурсацкой обстановки. «Забавы» бурсаков именовались игрою в швычки (закрывшего глаза игрока били по голове, а он должен был угадать ударившего), плевками на смазь (плюнувший выше других тряс проигравшего, взявшись за его лупет- ку — лицо), садануть в постные (один из играющих подставлял спину, по которой били другие игроки); пфимфа (сверток бумаги в виде конуса, набитый бумагой, который вставлялся спящему в нос и поджигался; нечто похожее, но более безобидное под названием вставить гусара практиковалось тогда в школьной среде, как пишет об этом в «Мертвых душах» Гоголь).
С целью речевой характеристики героев, характеристики некоторых особенностей речи современной молодежи используются жаргонизмы Д. Граниным, А. Рыбаковым, А. Гладилиным, В. Аксеновым и другими.
Однако вводить жаргонную лексику в произведение следует с большой осторожностью, так как помимо экспрессии, выразительности, присущей многим жаргонным словам, они нередко имеют ощутимый налет грубости, вульгарности, даже «блатности». Это относится прежде всего к словам «стиляжного» жаргона. Таковы учапать, лажово, шмалять, хилять (ходить), сбацать, будка (лицо), пшено, лабуда и др.
Существует мнение, что одной из причин появления в речи молодежи жаргонизмов является протест против стандартности, штампованности языковых средств, против пышного пустословия. Однако этот протест нередко приводит к появлению «штампов наизнанку»: к появлению набора ходячих жаргонных словечек и выражений, которые, становясь штампами, обедняют речь. «Железно!» — пишет один из литературоведов, — плохо не тем, что грубо, а тем, что это слово проглотило десятки других слов»
Нельзя забывать и того, что уместность жаргонизма в речи героя определяется тем, насколько реально, правдоподобно употребление жаргонных словечек и выражений в устах того или иного персонажа. Писателя В. Аксенова критики справедливо упрекали в перенасыщенности его повестей «Звездный билет» и «Коллеги» жаргонизмами. Неумеренное введение им жаргонной лексики приводит этого писателя иногда к некоторой фальши в обрисовке персонажей. В повести «Коллеги», например, шестидесятилетний врач выражается так: Я сам 18 лет провел в море, шарик наш знаю неплохо. Все это недоступно бездельникам. Им только кажется, что они живут на полную катушку, а в конце никто из них не избежит ужасающей пустоты. Интеллигентному человеку, язык которого сложился, по-видимому, еще в дореволюционное время, жаргонизмы шарик, на полную катушку вряд ли могут быть свойственны, вряд ли соответствуют его речи.
Что касается авторской речи, то здесь жаргонизмов следует всячески избегать. Наиболее оправданным, кроме тех случаев, когда они служат для показа особенностей изображаемой автором среды, можно считать использование жаргонизмов (и арготизмов) в сатирических произведениях, где они являются средством отчетливо выраженного авторского отношения — насмешки, иронии, издевки. Таков арготизм шнифер в фельетоне «Любовь должна быть обоюдной» И. Ильфа и Е. Петрова, характеризующем халтурщика от литературы: Рукопись ему нужна, как нужен автогенный аппарат опытному шниферу для вскрывания несгораемых касс. Таковы жаргонизмы в жилу, погореть, отгрохать в следующих текстах: Наша страна… — снова начал он, но его уже перебивал прокурор. Он погорел потому, что хватил лишку (Л. Л.); На беду нашу, рядом оказался благотворитель, коему требовалось гнать вал по талантам. И мы с приятелем попали в разряд юных талантов. Или, говоря современным языком, в жилу (Л. Л.); После банкета, отгроханного драматургом, его приятели и недруги старались организовать отклики печати. Активное участие в штурме редакций принял сам драматург (А. Лацис).

Предложения интернет-магазинов.