Жаргонная лексика

Жаргон — это совокупность особенностей разговорной речи, возникающих в среде людей, находящихся в сходных профессиональных и бытовых условиях, объединенных общностью интересов, совместным времяпрепровождением и т. д.
Кроме профессиональных жаргонов, о которых говорилось в предыдущей главе, существуют жаргоны учащихся, молодежный жаргон, жаргон стиляг и т. п. 
Так, в речи учащихся распространены жаргонные обозначения учебных дисциплин — пеша, чтеша, физра (в речи школьников названия уроков пения, чтения, физкультуры), оценок — тряпка (оценка «три»), пара, петух (оценка «два»), действий учащегося— долбать (усиленно заниматься каким-либо предметом), столкнуть, спихнуть (в речи студентов — сдать экзамен или зачет).
В лексиконе молодежи немало жаргонизмов, обозначающих оценку чего- или кого-либо, выражающих отношение к чему- или кому-либо: лабуда, пшено или пшенка, лажово (о чем-либо отрицательном), молоток (положительная оценка разнообразных качеств и действий человека), в порядке (о чем-либо положительном, удачном, подходящем), до лампочки, до феньки (безразлично, наплевать) и т. д.
Молодежь, служащая в армии или недавно демобилизовавшаяся, называет гражданскую жизнь гражданкой, демобилизацию — дембелем; моряки и служившие во флоте употребляют слова отгрести (удалиться, уйти), травить (рассказывать о чем-либо маловероятном, привирать) и др.
В речи некоторой части молодежи можно услышать слова из жаргона стиляг: старик, старуха (в качестве обращения), башли (деньги), кадр (о девушке), подкадрить (познакомиться с девушкой), тачка (автомобиль), сбацать (станцевать), шмалять (бродить, ходить), учапать (уйти) и т. д.
Есть свои жаргонизмы и у любителей различных игр. В рассказе «Детвора» А. П. Чехов писал, что среди играющих в лото «практика выработала много терминов и смехотворных прозвищ. Так, семь у игроков называется кочергой, одиннадцать — палочками, семьдесят семь — Семен Семенычем, девяносто — дедушкой».
Существуют жаргонизмы и у любителей домино: ехать, стучать (пропускать ход из-за отсутствия нужных очков), дуплиться (выставлять косточку с одинаковым числом в обоих квадратах), забить козла (сыграть в домино).
Есть «свои» слова у курильщиков: бычки, охнарики, чинарики (о недокуренных папиросах, сигаретах).
Тюремный быт породил свои жаргонизмы. В сахалинских очерках дореволюционного писателя и журналиста В. М. Дорйше- вича встречаются параша (кадка или ведро для испражнений в тюремной камере), парашечники, чиновники (уборщики камер или параш), майданщик (арестант, торгующий съестным), баланда (жидкая похлебка) и др. В рассказе современного писателя А. Знаменского «Прометей 319» говорится о том, что русские пленные в концлагере микроскопическую порцию эрзац-хлеба называли крылаткой, пташкой, горбушкой.

Существуют также семейные жаргонизмы. Jl. Н. Толстой в «Юности» писал следующее о сущности семейных жаргонизмов: «Между людьми одного кружка или семейства устанавливается свой язык, свои обороты, даже слова, определяющие те оттенки, которые для других не существуют. В нашем семействе, между па
па и нами, братьями, понимание это было развито в высшей степени». В семье Толстых в ходу были жаргонизмы: блохинизм, для Прохора, архитектор виноват и др. Слово блохинизм возникло от фамилии сумасшедшего крестьянина Толстых Григория Блохина, который помешался на том, что другие люди должны работать для него, а он — получать деньги, открытый банк, дома, одежду и всякую сладкую жизнь и жить только «для разгулки времени». Блохинизм в семье Толстых стало означать стремление жить за счет труда других. Выражение для Прохора употреблялось Толстыми по отношению к действиям, предпринятым в расчете на то, чтобы поразить кого-либо; поговорка архитектор виноват означала, что кто-нибудь старался свалить свою вину на другого.
Разновидностью жаргона является арго. Арго возникает в среде людей, которые хотят сделать свою речь непонятной для окружающих. Существовало раньше арго бродячих торговцев-офеней, шерстобитов, карточных шулеров, воров, нищих и т. д. Немало офенских слов привел на страницах своего «Толкового словаря живого великорусского языка». В. И. Даль. Это: костер (город), косать (бить), севляга (собака), нахиреги (рукавицы), юсы (деньги) и пр. Здесь же можно встретить и слова из языка столичных воров: бутырь (городовой), фараон (будочник), стуканцы, вес- нухи (часы), скамейка (лошадь), голуби (белье на чердаке) и т. д.
На использовании слов воровского арго построено раннее стихотворение И. Сельвинского «Вор». Ниже приводится несколько строк из этого стихотворения:
Выхожу на арапа: Капает буржуй, А по пузу золотой бамбер. «Мусью, сколько время?» — слегка подхожу, дзысь промеж роги, и амба.
Словарь некоторых жаргонов очень изменчив: часть жаргонных слов довольно быстро перестает употребляться, заменяясь другими, более «свежими». Так, например, в речи подростков, молодежи 60-х годов нашего века, почти не услышишь жаргонизмов мирово, на большой (слова эти были частыми в 30-х годах). Писатель В. Росляков в повести «От весны до весны» называет слово буза уже «старинным».
Часть жаргонизмов переходит в общенародное употребление, в разряд экспрессивно-просторечных слов. Таковы бывшие жаргонизмы вкалывать (усердно, много работать), непыльный (в сочетании непыльная работа — легкая работа), хохма (что-либо забавное или анекдотическое), подонок, (о низком, морально нечистоплотном человеке), как штык (обязательно, точно), загорать (бездельничать) и др.
Из арго профессиональных нищих пришли в общенародное употребление слова двурушник и двурушничать (первоначально употреблялись по отношению к человеку, незаметно подставляв- тему в толпе нищих обе руки), в настоящее время стилистически нейтральные.
Из арго воров пришли блат (первоначально — жаргон воров), блатной (первоначально — относящийся к преступному миру), баланда, замести (арестовать), подначить (подбить, подстрекнуть на что-либо), пофартить (повезти в каком-либо деле), шмотки (вещи) и др.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов