Константин Устинович Черненко — исторический портрет

 

Константин Устинович Черненко (1911-1985)

К.У. Черненко родился 24 сентября 1911 г. в деревне Большая Тесь Красноярского края в простой крестьянской семье. Окончил трехгодичную школу сельской молодежи. Начальная грамотность и политические убеждения сделали возможным назначение его заведующим отделом пропаганды и агитации райкома комсомола.
В начале 30-х гг. Константин Черненко служил в Казахстане, где командовал погранотрядом и участвовал в ликвидации банды Бекму-ратова. В период службы в погранвойсках вступил в ВКП(б) и был избран секретарем парторганизации погранотряда. В предвоенные годы он — секретарь Красноярского крайкома партии.
В 1943-1945 гг. Константин Устинович на учебе в Москве, в высшей школе парторганизаторов. На фронт не просился. Его деятельность в годы войны была отмечена лишь медалью «За доблестный труд». Следующие три года Черненко работал секретарем по идеологии в Пензе, затем до 1956 г. заведовал отделом пропаганды и агитации ЦК Компартии Молдавии. Именно здесь в начале 50-х гг. Черненко познакомился с Брежневым, тогда первым секретарем. Деловое общение переросло в крепкую дружбу, которая длилась до конца жизни. С помощью Брежнева Черненко совершил уникальную партийную карьеру, пройдя от основания до вершины пирамиды власти, при этом не обладая сколько-нибудь заметными качествами вождя.
С 1950 г. карьера Черненко неразрывно связана с карьерой Брежнева.
В 1956 г. Брежнев — секретарь ЦК КПСС, Черненко — референт секретаря ЦК КПСС, а затем зав. сектором в отделе пропаганды.
В 1960-1964 гг. Брежнев — Председатель Президиума Верховного Совета СССР, с 1964 г. — Первый секретарь ЦК КПСС (а с 1966 г. — Генеральный секретарь ЦК КПСС), Черненко — кандидат в члены ЦК КПСС.
С 1977 г. Брежнев вновь становится Председателем Президиума Верховного Совета СССР, Черненко — кандидатом в члены Политбюро, а с 1978 г. — членом Политбюро ЦК КПСС. Награждая себя, Брежнев не забывал и о своем соратнике: в 1976 г. Брежнев награжден третьей, а Черненко — первой звездой Героя Социалистического Труда; в 1981 г. на груди у Брежнева разместилась пятая звезда, у Черненко — вторая.
Колоссальная энергия, усердие и знания годами тратились Черненко на чиновничью карьеру. В канцелярской работе он обрел свое призвание. Он ведал почтой, адресованной генсеку, прописывал предварительные ответы. К заседаниям Политбюро готовил вопросы и подбирал материалы. Черненко был в курсе всего происходящего в высшем партийном эшелоне. Он вовремя мог подсказать Брежневу о чьем-то приближающемся юбилее или об очередном награждении.
В то время как для Брежнева ежедневная рутинная работа с многочисленными документами была более чем обременительной, для Черненко она была в удовольствие. Нередко решения исходили от Константина Устиновича, но оглашались от имени генсека. За годы совместной работы он ни разу не подвел Брежнева, не вызвал его неудовольствия, а тем более раздражения по какому-либо поводу. Никогда ему не возражал. Но не только исполнительность и пунктуальность Черненко импонировали Брежневу. Константин Устинович умело ему льстил и всегда находил повод для восхищения генсеком и его восхваления. Со временем стал для Брежнева незаменим и на вторых ролях чувствовал себя очень комфортно.
Страдавший бронхиальной астмой, Черненко поднимался с постели по первому предложению Брежнева поехать охотиться. Приглашение на охоту в Завидово было знаком особого доверия генсека. Черненко охоту не любил и каждый раз там простужался. Но благорасположение Брежнева для Константина Устиновича, видимо, было важнее, чем собственное здоровье.
Все эти качества Брежнев в Черненко особенно ценил. Он щедро награждал Константина Устиновича, продвигал по партийной лестнице, полностью ему доверял. С ним он встречался чаще, чем с другими членами Политбюро ЦК партии, иногда по нескольку раз в сутки.
Дважды Константин Устинович сопровождал Брежнева в заграничных поездках: в 1975 г. — в Хельсинки, где происходило международное Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, и в 1979 г. — на переговоры в Вену по вопросам разоружения.
Черненко стал тенью Брежнева, его самым близким советником. С 1964 г. до ноября 1982 г. К.У. Черненко заведовал Общим отделом ЦК КПСС. После смерти Брежнева Генеральным секретарем стал Андропов. Однако его борьба с коррупцией и привилегиями в высшей сфере партийного аппарата вызвала негативную реакцию партийных чиновников. С кандидатурой Черненко они связали надежды на реанимирование брежневской эпохи.
В феврале 1984 г. К.У. Черненко единогласно был избран Генеральным секретарем ЦК КПСС. А в апреле 1984 г. Черненко также был избран Председателем Президиума Верховного Совета СССР. К власти в огромной державе пришел человек, который по состоянию здоровья не мог осуществлять реальное управление государством. С этого момента и для скрытых сталинистов стало очевидным, что существующая система агонизирует, не будучи в состоянии даже избрать приемлемого партийного и государственного лидера.
Константин Устинович в быту был ровным, спокойным и приветливым человеком. Любил свою семью — супругу Анну Дмитриевну и троих детей — двух дочерей и сына. Но далеко не все выходные проводил дома, занимаясь даже по воскресеньям служебными делами. Обладая весьма скромными интеллектуальными возможностями, он их компенсировал трудолюбием и усердием в работе. Он любил бумаги, резолюции, канцелярские папки, груды книг и писем на столе, а еще больше любил учет, порядок и четкую организацию во всем этом. Сослуживцы неизменно отмечали его прилежность, пунктуальность, при этом обращали внимание на то, что он никогда не выдвигал новаторских и оригинальных идей. Когда обсуждались экономические, бюджетные, технические и хозяйственные вопросы, он предпочитал отмалчиваться. Будучи «правой рукой» Брежнева, он неустанно почитал его. Когда же сам Константин Устинович стал генсеком, он нуждался в подобном в свой адрес. От подчиненных он требовал, чтобы они докладывали ему об откликах на его беседы, встречи, выступления, читал обзоры о собственной персоне. Как правило, восторженные отклики о генсеке черпались из советской прессы и печати социалистических стран. Труднее было обнаружить что-то позитивное в его адрес в западных изданиях.
В феврале 1982 г. Политбюро одобрило присуждение Ленинских и Государственных премий за «Историю внешней политики СССР, 1917-1980 гг.» в двух томах, а также за многотомник по международным конференциям периода Второй мировой войны. В числе лауреатов, удостоенных Ленинской премии, был Черненко, никак не поучаствовавший в создании этих научных трудов. Но ленинское лауреатство считалось очень престижным, и Константин Устинович его получил, равно как и третье звание Героя Социалистического Труда, к своему семидесятитрехлетию.
13 месяцев К.У. Черненко находился у власти. За это время внешне в стране почти ничего не изменилось. На фоне нараставшей общественной апатии и равнодушия к происходящему новый генсек ничего не разрушал и не создавал. Как и прежде, пышно награждались победители соцсоревнования, министры, организации, города. Среди награжденных были директор и начальник управления строительства Чернобыльской АЭС. Они были отмечены наградами и званиями за ускоренный ввод объекта в эксплуатацию… Продолжалось сооружение многочисленных памятников Ленину. Пышные застолья партийной элиты соседствовали с полупустыми магазинами и нараставшим продовольственным и вещевым дефицитом. По-прежнему велась война в Афганистане. То и дело оказывалась безвозмездная экономическая помощь странам-сателлитам на сотни миллионов долларов. В обществе нарастало недоверие к правящей верхушке, партийные директивы переставали срабатывать. При сохранении верности коллегиальному обсуждению вопросов и постановлений К.У. Черненко все же сделал один самостоятельный шаг: принял решение о восстановлении в партии В.М. Молотова, усердно выполнявшего поручения Сталина по кровавой чистке и ни разу не раскаявшегося в своем участии в репрессиях. Решение о реабилитации и восстановлении в партии Молотову объявил лично Черненко.
Публичные мероприятия и выступления на них для К.У. Черненко в последние месяцы жизни были неимоверно тяжелы. Он с большим напряжением произносил с листа текст, смысл которого присутствующим было понять непросто. Каждые две-три минуты он замолкал, переводил дыхание, промокал вспотевший лоб (Черненко страдал легочной и сердечной недостаточностью, циррозом печени). И в эти минуты аудиторией овладевали смешанные чувства: и жалость к тяжело больному, умирающему на их глазах руководителю, и в то же время неловкость за то, что этот старый человек с отечными глазами, невнятной речью — лидер огромной, сильной страны.
Скончался Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР К.У. Черненко 10 марта 1985 г., на 74-м году жизни. С его смертью закончилась так называемая «пятилетка похорон».

Современники и историки о К.У. Черненко

Черненко начисто был отрешен от земных дел, ибо плохо знал экономику, не говоря уже о науке, технике, культуре.

В. Афанасьев, бывший главный редактор «Правды»

<…> Я не раз задавал себе вопрос: как же все-таки получилось, что на высшем руководящем посту огромного государства оказался этот слабый и физически, и во многих других отношениях человек, не имевший для этого ни достаточной эрудиции, ни опыта настоящей государственной работы, ни знания экономики? Ведь не могли же этого не видеть избравшие его коллеги, да и сам Константин Устино-вич, если уж на то пошло?

A.M. Александров-Агентов, помощник Черненко

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.