Александр Васильевич Колчак — исторический портрет

Александр Васильевич Колчак (1874-1920)

Свой род Колчаки возводили к Илиаспаше, начальнику турецкой крепости Хотин, который был пленен русскими войсками в 1739 г. Происхождение фамилии Колчак исследователи объясняют по-разному (боевая рукавица, хромец, гриб-паразит и т.д.).
А.В. Колчак — потомственный военный. Он родился в 1874 г. в селе Александровском Петербургского уезда Петербургской губернии в семье морского артиллериста. Отец — Василий Иванович — отличился при обороне Севастополя в период Крымской войны, получил ранение и даже побывал во французском плену. После войны он овладел специальностью горного инженера. В отставку вышел в чине генерал-майора. Пример отца, положившего всю жизнь на служение Отечеству, не требуя почестей и наград, окажет сильное влияние на Александра. Он, как и отец, будет видеть свою цель в служении Отечеству. А если почести и слава будут обходить его стороной, он будет воспринимать это внешне спокойно. В его письмах и бумагах, составленных в течение жизни, не было ни одной жалобы на несправедливость начальства или судьбы.
Мать А.В. Колчака — Ольга Ильинична Посохова — происходила из купеческой семьи, добилась дворянского титула. Она отличалась широким кругозором, была искренна в общении, стремилась видеть своих детей — сына Александра и дочь Екатерину — в будущем образованными и полезными обществу людьми. Ольга Ильинична не смогла порадоваться успехам взрослеющих детей — в 1894 г. она скончалась. Александр рано решил стать флотским офицером, взяв пример со своего отца. Начальное образование мальчик получил дома, затем три года провел в Петербургской гимназии. Учеба здесь как-то не задалась, и юный Александр перебивался с двоек на тройки. Четверки получал только по географии.
Надо заметить, что в ту пору в гимназиях вообще успеваемость была невысокой. Общество было настроено против классического образования. Дети это видели, учиться не хотели, а учителя не считали нужным тащить кого-то «за уши». Около трети класса оставалось на второй год. С поступлением в 1888 г. в Морской кадетский корпус Александр сильно переменился, стал серьезнее и ответственнее. Он не был тихоней, но в целом был дисциплинированным и успевающим воспитанником. Среди товарищей укрепилось мнение, что «Колчак все знает».
И в учебе, и в отношениях со сверстниками уже тогда проявилось его стремление к лидерству — он хотел везде и во всем быть первым. Правда, себя Александр оценивал довольно объективно. Так, при обсуждении результатов выпуска в 1894 г. он отказался от звания первого на курсе в пользу более достойного товарища: чувство справедливости взяло верх над амбициями.
Во время учебы в Морском кадетском корпусе Александр часто бывал на Обуховском сталелитейном заводе в Петербурге, где в те годы его отец работал морским артиллерийским приемщиком. Мальчик в совершенстве освоил профессию слесаря и инженерную специальность.
Александр проявил интерес не только к военному делу, но и к научной работе по океанографии и гидрологии. В 90-х гг. XIX в. А.В. Колчак принимал участие в нескольких заграничных плаваниях в водах Тихого океана, был знаком с адмиралом С.О. Макаровым.
В юности у него была заветная мечта: открыть Южный полюс. В 1895 г. в составе флотского экипажа на броненосце «Рюрик» он совершил путешествие из Кронштадта на Дальний Восток, во время которого проводил гидрологические исследования в Желтом и Японском морях. В следующем году Александра назначили вахтенным начальником парусного крейсера «Крейсер», и он охотно передавал свои знания молодым матросам. Но научная работа влекла его более, чем военно-морская служба.
В 1899 г. барон Э.В. Толль возглавил Русскую полярную экспедицию (РПЭ), которая была призвана исследовать Новосибирские острова, достичь Земли Санникова и — второй раз в истории мореплавания — пройти Северным морским путем в Тихий океан. А.В. Колчак был приглашен участвовать в РПЭ в должности гидролога и второго магнитолога. За блестящие научные познания и вклад в работу РПЭ барон Толль назвал его именем один из островов у берегов Таймыра (ныне — о. Расторгуева).
Погоня за призраком — легендарной Землей Санникова, которую, как казалось Толлю, он видел в 1884 г. с берега одного из Новосибирских островов, но, не имея лодки, не смог достичь, — сыграла роковую роль в судьбе экспедиции и самого Толля. «Заря» отправилась в путь в июне 1900 г. В течение полугода велись исследовательские работы в Баренцевом море. Из-за закрывших все проходы вокруг мыса Челюскина льдов участники экспедиции зимовали на западном берегу полуострова Таймыр. Более месяца длилась поездка Толля и Колчака в глубь полуострова и едва не закончилась трагически, так как заложенный ранее продовольственный склад оказался под 8-метровой толщей слежавшегося снега. От голода пало несколько собак. Теряя последние силы, Толль и Колчак с трудом добрались до вмерзшей в лед «Зари». Осенью 1901 г. судно прошло в том месте, где предположительно находилась Земля Санникова, но не нашло ее (позже говорили, что Толль, скорее всего, принял за остров очень большой айсберг. Возможно также, что Земля Санникова была сложена из ископаемого льда и ушла под воду в связи с потеплением в Арктике). Становилось очевидным, что крупного географического открытия экспедиция не совершит.
Уголь заканчивался, дойти до Владивостока надежды не было. В этих условиях, стремясь компенсировать неудачу исследованием одного из островов Новосибирского архипелага, склонный к риску Толль решил вместо заготовки продовольствия (на случай, если «Заря» не пробьется сквозь льды) приступить к изучению острова Бен-нетта. Но корабль не смог подойти к острову, а заготавливать продовольствие было уже поздно. Толль отправился в обратный путь. В начале 1903 г. экспедиция вернулась в Петербург без начальника и без корабля.
После исчезновения барона Толля во время арктической экспедиции Колчак руководил его поисками, передвигаясь в шлюпке по Северному Ледовитому океану в течение 42 дней. Колчак едва не погиб сам, провалившись в ледяную воду. Всего же поход длился 90 дней, и за это время удалось обнаружить оставленные Толлем документы и часть геологической коллекции.
В должности командира ледокола «Вайгач» он поучаствовал в плавании во Владивосток через Средиземное море и Индийский океан.
Колчак исследовал берега Северного Ледовитого океана к западу от мыса Дежнёва. Но исследование пришлось прервать: пришел приказ о его назначении на пост начальника 1-й оперативной части Морского генштаба. Но бумажная большей частью работа не устраивала энергичного и вспыльчивого по характеру Александра Васильевича.
Через два года он добился назначения командиром эсминца, через некоторое время произведен был в капитаны первого ранга. Имя Колчака-исследователя обретает известность за рубежом.
Его научные труды публикуются во многих странах мира. При этом он не был узким специалистом, замкнутым в своем деле: он любил музыку, хорошо знал историю, и не только военную. Его, например, интересовала история Древней Руси. Как любитель занимался он историей, культурой и религией народов Китая и Японии.
Императорское Русское географическое общество за «необыкновенный и важный географический подвиг» удостоило Александра Васильевича высшей награды — Большой Константиновской медали. Помимо этой награды, Колчак в течение жизни был удостоен ордена святого Владимира IV степени, ордена святой Анны IV степени, ордена святого Станислава II степени с мечами, Георгиевского оружия — золотой сабли с надписью: «За храбрость» (последние три награды были даны за военную доблесть).
В 1904 г. А.В. Колчак добровольцем ушел на русско-японскую войну. В марте он прибыл в Порт-Артур. Последовали служебные назначения: вахтенным начальником на крейсер «Аскольд», затем на минный заградитель «Амур» и, наконец, командиром на эсминец «Сердитый». На поставленных эсминцем минах подорвался один из японских крейсеров. Сражения на море сменились для Колчака службой на суше — он принял командование батареей морских орудий. Когда гарнизон вынужден был капитулировать, Александр Васильевич вместе с другими офицерами оказался в концентрационном лагере в Нагасаки. Однако пробыл он здесь всего несколько месяцев. Японские врачи подтвердили наличие у Колчака острой формы ревматизма суставов, и это обстоятельство сделало возможным возвращение в Петербург и помещение в госпиталь. Вскоре он был прикомандирован к Академии наук для обобщения опыта полярных экспедиций, вошел в число членов Географического общества.
Не оставляя научной деятельности, Александр Васильевич вместе с другими морскими офицерами занимается вопросами реорганизации русского военного флота, доводит до сведения Государственной думы свои соображения о перспективах развития этой области, пытается добиться реализации судостроительных программ. Продолжается его продвижение по службе: в 1907 г. он производится в капитан-лейтенанты, в следующем году — в капитаны второго ранга.
В годы Первой мировой войны Колчак получает мировую известность как лучший специалист по минированию морей. В том, что во время Первой мировой войны вражеские корабли не смогли приблизиться к русским побережьям ни в Балтийском, ни в Черном морях, огромная заслуга адмирала. Одна из разработанных им военных операций в Балтийском море была полностью с успехом повторена в 1941 г.
За руководство блестяще проведенной операцией по высадке морского десанта в немецком тылу Колчак был награжден орденом святого Георгия IV степени. Александр Васильевич одновременно успешно осуществлял руководство минной дивизией и Морскими силами Рижского залива, участвовал в организации операций по перехвату транспортов с железной рудой, направлявшихся из Швеции в Германию.
Первая мировая война внесла перемены и в личную жизнь Колчака. В 1915 г. он познакомился с супругой капитана 1-го ранга С.Н. Тимирева Анной — дочерью известного пианиста и дирижера В.И. Сафонова. Александр Васильевич был на двадцать лет старше, к тому же женат — он женился еще во время русско-японской войны на выпускнице Смольного института С.Ф. Омировой. В этом браке родились дочь (но вскоре скончалась) и сын. Однако Колчак не смог побороть возникшее к Анне Тимиревой чувство. Любовь оказалась взаимной. Александр Васильевич и его возлюбленная были вместе до его трагической кончины.
В 1916 г. Колчак был назначен командующим Черноморским флотом и одновременно произведен в вице-адмиралы. Все годы он трудился честно и самоотверженно во славу Отечества. Но грянула Октябрьская революция, и судьба его круто изменилась. Колчак обратился к английскому правительству с предложением принять его на службу, желая продолжить участие в мировой войне. Летом 1918 г. он участвовал в формировании антибольшевистских вооруженных отрядов на территории Китая. В ноябре того же года стал военным и морским министром в созданной членами Учредительного собрания Омской Директории, а затем — Верховным правителем России. Его власть была признана А.И. Деникиным, Н.Н. Юденичем. В январе 1919 г. Колчак подписал соглашение с представителями стран Антанты о координации действий. Была проведена всеобщая мобилизация мужчин с 18 до 43 лет, что позволило довести численность армии до 400 тыс. штыков. На март-апрель 1919 г. пришелся пик военных успехов Колчака в борьбе с Красной Армией. Колчаковцы взяли под свой контроль значительную часть Урала. Восстановление прежней России, по мнению Колчака, стало не только желаемой, но и вполне достижимой целью. Однако он допустил многочисленные стратегические и тактические просчеты. Увеличение налогов вызвало недовольство сибирского крестьянства. Откладывание рассмотрения аграрного вопроса до созыва Учредительного собрания, решение передать государству неиспользуемые помещичьи земли спровоцировали крестьянские восстания; коррупция, соперничество армий, переоценка Колчаком сил своих измотанных в боях войск предопределили его поражение.
Финансовые эксперты считают одной из причин падения белой власти в Сибири слабое использование золотого запаса Российской империи. Колчак считал этот запас национальным достоянием страны, а себя — временным правителем, который не вправе его транжирить.
Союзники, в первую очередь Чехословацкий корпус и японцы, отношения с которыми Колчаку не удалось наладить, не поддержали «Верховного правителя». Когда под ударами наступавшей Красной Армии линия фронта приблизилась к Омску, А.В. Колчак перебрался в Иркутск, где предпринял безуспешную попытку создать новое правительство. Александр Васильевич вынужден был передать титул «Верховного правителя России» генералу А.И. Деникину. В январе 1920 г. охранявшие Колчака чехословаки выдали его эсерам и меньшевикам, а те, в свою очередь, передали большевикам. В тюрьме Колчак держался твердо и достойно. Большевики, возглавлявшие Иркутскую губернскую чрезвычайную следственную комиссию и комендатуру тюрьмы, хотели переправить Колчака в Москву для организации открытого процесса. Но в это время к Иркутску подошли остатки белогвардейских частей, начались бои на подступах к городу. Иркутский военно-революционный комитет приговорил адмирала Колчака к расстрелу. 7 февраля 1920 г. приговор был приведен в исполнение. По одной из версий, Колчак и расстрелянный одновременно лидер сибирских кадетов В.Н. Пепеляев были сброшены в прорубь.

Современники, потомки и историки о А.В. Колчаке

Колчак — не только лучший офицер, но он также любовно предан своей гидрологии.

Барон Э.В. Толль, исследователь

…Люди, хотевшие видеть в нем диктатора, должны были разочароваться. Человек тонкой духовной организации, чрезвычайно впечатлительный, более всего склонный к углубленной кабинетной работе, Колчак влиял на людей своим моральным авторитетом, но не умел управлять ими.

П.Н. Милюков, русский историк, лидер партии кадетов

…Он останется на страницах нашей истории как одна из незаурядных личностей — моряк, полярный исследователь, ученый, мужественный воин, флотоводец, государственный деятель, патриот, преданно служивший Отечеству и его интересам, как он их понимал.

П.Н. Зырянов, советский и российский историк

Истинный рыцарь подвига, ничего себе не ищущий и готовый всем пожертвовать <…>, вечно мечущийся в поисках лучших решений, вечно обманывающийся <…>, не понимающий совершенно обстановки и не способный в ней разобраться <.. .>

Барон А. Будберг, военный министр Омского правительства

Революция 1917 г. «выбила из колеи» не имевшего политического опыта адмирала, а решение вмешаться в Гражданскую войну быстро привело его к трагической гибели. «Русского Хорти» из Александра Васильевича не получилось.

А.В. Шевцов, современный исследователь

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.