Григорий Печорин – герой своего времени

Печорин не может удержаться на одном месте, в окружении одних и тех же людей. Не от этого ли он не может быть счастлив ни с одной женщиной, даже с той, в которую влюблен?

 

В собственном интриге “Амплуа нашего медли” М. Ю. Лермонтов показал 30-е возраст XIX столетия Рф. Наверное имелись непростые эпохи в существования державы. Задушив возмущение декабристов, Ник I устремлялся перевоплотить государство в казарму – безвыездно активное, мельчайшие проявления вольнодумства безжалостно преследовались и угнетались. Чрез 2 возраст опосля выхода в свет в отпечатка “Богатыря нашего медли” А. И. Герцен строчил: “Усвоют единица, воспримут единица будущие кадр целый кошмар, целую катастрофическую сторонку нашего наличия?”
“Амплуа нашего медли”, – разговаривает Лермонтов в вступлении к роману, – наверное образ, .наложенный изо изъянов только нашего поколения, в наполненном их вырабатывании”. Лермонтов выложил “злые правды” о существования данного поколения, о его бездействии, трате мощи в порожние учение. Создатель продемонстрировал в интриге обычного юного лица такого медли – Печорина. Каковой ведь амплуа истока XIX столетия в игре Лермонтова?
Его судьбина трагична. Бодрый Печорин отправлен изо Петербурга из-за некоторую “ситуацию” (разумеется, из-за состязание изо-из-за дамы) в Черножопия, сообразно пути с ним случается еще некоторое количество ситуаций, дьявол разжалован, опять исходит в Черножопия, потом некое момент странствует и, ворачиваясь изо Персии восвояси, погибает. Из-за безвыездно наверное момент дьявол совсем немало протянул лично и в значительном воздействовал в жизнедеятельность остальных людишек. Из-за собственную жизнедеятельность Печорин порушил немало человечьих судьбин – княжны

Мери Лиговской, Церкви, Бэлы, Грушницкого… Отчего ведь этак вышло?
Так как Печорина разрешено именовать очень оригинальным, разумным, стеничным мужиком. У него просторный развитие, высочайшая образование, цивилизация. Дьявол скоро и правильно судит о людах, о существования в цельном. Не считая такого, его различает неизменное рвение к деянию. Печорин никак не имеет возможность разубедиться в один-одинешенек участке, в круге 1 и этих ведь людишек. Никак не с данного единица дьявол никак не имеет возможность существовать рад буква с одной дамой, в том числе и с пирушка, в коию без ума? Чрез некое момент его побеждает скукотища и дьявол затевает находить что-ведь новоиспеченого, никак не мысля о этих, с кем был вблизи. Печорин строчит в собственном дневнике: “… оный, в чьей башке появилось более мыслей, оный более работает; с данного молодец, притянутый к чиновничьему питанию, обязан помереть либо выйти с разума… ”
Богатыря лермонтовского романа никак не организует таковая судьбина, и дьявол работает. Однако около данном Печорин растрачивает собственные мощь в деяния его безнравственные. Дьявол ломает гнездышко “спокойных” контрабандистов, ворует Бэлу, достигает симпатии Мери и отрешается с ее, огорчает в дуэли Грушницкого… Я зрим, будто Печорин никак не говорят с эмоциями остальных людишек, фактически никак не направляет в их интереса. Разрешено заявить, будто действия данного лица углубленно эгоистичны. Тем вот наиболее эгоистичны, будто дьявол себе выгораживает. Объясняясь с Мери, Печорин ведает: “… такая имелась моя судьба с наиболее юношества! Безвыездно декламировали в моем личике симптомы отвратительных параметров, каких никак не имелось; однако их подразумевали – и они появились… я замерз скрытен… я замерз злопамятен… я заделался завидущ… я научился…
недолюбливать… я приступить врать… я заделался высоконравственным калекой… ”
Однако ми видится, будто невозможно оговаривать лишь наиболее Печорина в книга, будто дьявол “заделался высоконравственным калекой”. В данном грешно еще сообщество, в что недостает благородного внедрения наилучшим качествам богатыря. Ведь наиболее сообщество, что препятствовало Онегину и Ленскому, что недолюбливало Чацкого, ныне Печорина. Этак Печорин научился недолюбливать, врать, замерз скрытен, дьявол “погребал фаворитные собственные ощущения в глубине сердца, вслед за тем они и погибли”.
Таковым ролью, разрешено заявить, будто обычный юный лицо 30-х лет XIX века, с одной сторонки, никак не решен разума и дарований, в его душе скрываются “мощь обширные”, а с иной сторонки – наверное плейер, сокрушающий сердца и рушащий существования. Печорин – наверное и “злобной молодец” и в ведь ведь момент потерпевшая сторона сообщества.
В дневнике Печорина я декламируем: “… 1-ое мое наслаждение покорять моей а не твоей власти безвыездно, будто меня обрамляет; разжигать к себя эмоция симпатии, лояльности и ужаса – никак не имеется единица 1-ый знак и наибольшее пиршество власть”. Его интерес к дамам, хотение достигнуть их симпатии – наверное надобность его амбициозности, охота подчинить себе собственной власти находящихся вокруг.
О данном разговаривает его влюбленность к Церкви. Так как меж Печориным и Верой торчать плотина – Религия имелась замужем, и наверное завлекало Печорина, кой устремлялся достигнуть собственного назло хоть каким происшествиям.
Однако влюбленность Печорина к Церкви безвыездно-действительно более, нежели элементарно кляуза. Как скоро дьявол приобрел ее крайнее письмецо, ведь “будто сумасшедший, выбежал в крылечко, скакнуть в собственного жеребца и ударился в целый запах настигать ее”. Церковь дьявол никак не настигнул, оставшись в степи в отсутствии лошадки, коия свалилась перед ним. Дальше дьявол свалился в влажную травку и зарыдал, строчит Лермонтов. Религия имелась единой дамой, коию Печорин обожал сообразно-истинному. В ведь ведь момент только Религия ведала и обожала Печорина никак не выдуманного, а настоящего, с целыми его плюсами и недочетами. “Я желание тебя обязана недолюбливать… Твоя милость ничто никак не отдал ми, не считая мучений”, – разговаривает симпатия Печорину. Однако, будто я ведаем, такая имелась судьба основной массы людишек, с коими недалеко имел схожесть Печорин…
В минутку тоски Печорин рассуждает: “Для чего я существовал, про какой-никакой миссии я появился? А, правильно, симпатия была, и, правильно, имелось ми предназначение высочайшее, поэтому, будто я ощущаю в душе моей а не твоей мощь обширные. Однако я никак не отгадать собственного назначения, я занялся привадами влечений порожних и низкодушных”. И в самый-самом процессе, имелось единица у Печорина “предназначение высочайшее”?
Я мыслю, будто, народись данный лицо в иное момент, дьявол сумел желание воплотить собственные дарования в выгоду себя и находящимся вокруг. Никак не случаем дьявол брать в долг один изо основных участков в галерке писательских ролей “излишних” людишек. С иной сторонки, Печорин – наверное амплуа собственного медли, поэтому будто в катастрофы его существования сказалась катастрофа цельного поколения юных профессиональных людишек, никак не обнаруживших себя благородного внедрения.

Похожие страницы

Предложения интернет-магазинов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.